ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хочется верить, что вы не предадите нас, – сказал князь. – Но вы должны понимать, что одно неосторожное слово, один намек на то, где мы находимся, и завтра, если вы приедете забрать нас, мы все будем мертвы!

Герцог ничего не ответил. Он лишь прошел к деревянному ящику, на котором сидел Гарри.

По поручению герцога, покидая яхту, Гарри взял с собой пакет. Он был завернут в коричневую бумагу, и теперь герцог поднял его с пола.

– Отправляясь на встречу с вами, ваше высочество, – сказал он князю Ивану, – я вспомнил, что по русскому обычаю гость всегда должен приходить с подарком к хозяину дома.

То, что я принес, может вам понравиться, и надеюсь, что вы это примете.

Князь на секунду нахмурился, видимо, решив, что герцог намекает на его первоначальное негостеприимное обращение с ним.

Но князь внезапно улыбнулся и, несмотря на свою бороду, вновь стал выглядеть молодым.

– Я благодарю вашу светлость, и хотя не имею представления, что это за подарок, я его принимаю с благодарностью.

– Пожалуй, нам пора уже возвращаться, – сказал герцог. – Нам предстоит многое сделать до одиннадцати часов завтрашнего утра.

Князь коротко рассмеялся, что прозвучало несколько странно после серьезного тона, с каким только что проходило их обсуждение.

– Экипаж ждет вашу светлость! – объявил он. – А вот и ваш кучер!

И князь указал на широко улыбавшегося князя Александра.

– Мы никому не могли довериться, – объяснил князь, – и, естественно, наняли экипаж без ведома его владельца. Остается лишь молиться, чтобы нас не повесили за кражу лошади!

– Нам только этой напасти не хватало! – в шутку согласился герцог.

Князь Александр поспешил за экипажем, и герцог повернулся к княжне, стоявшей у входа в комнату отца.

– Доброй ночи, ваша светлость, – сказал он, раскланиваясь, как и подобает перед царственной особой.

– Доброй ночи, ваша светлость, – ответила она.

Тон ее по-прежнему звучал холодно и неприступно, и герцогу показалось, что княжна, как ни странно, питает к нему неприязнь.

Князь проводил его через темный коридор к выходу и выглядывал в дверь до тех пор, пока не появился экипаж.

– Этот дом был пустой, – тихо сказал он, – и мы надеемся, что никому невдомек, что он теперь занят.

Герцог так и предполагал с самого начала. Наконец экипаж выехал на дорогу из укрытия, где князь Александр прятал его.

– Доброй ночи, – сказал он и поспешил к экипажу вместе с Гарри.

Когда они отъехали, Гарри издал звук, выражавший одновременно и облегчение, и изумление.

– Когда мы направились сюда, – сказал он, – я и не ожидал увидеть ничего подобного.

– Бедняги! – заметил герцог. – Я с трудом узнал Керенского.

– Ничего удивительного! Когда повезешь им одежду завтра, не забудь взять бритву.

– По-моему, она у них есть, – ответил герцог. – У Великого князя почти такая же борода, как и прежде, только очень седая.

– Пожалуй, с их лохмотьями борода – хорошая маскировка.

– И очень эффективная. Даже родная мать не узнала бы их, если б встретила на улице.

– Они и вправду бедняги! Сколько всего им пришлось вынести! – сказал Гарри. – И все четверо выглядят сильно истощенными от голода!

– Ну, во всяком случае, сегодня им будет что закусить, – сказал герцог.

– Что ты положил в пакет? – спросил Гарри.

– Только то, что, по-моему, не должно задеть их самолюбия, – ответил герцог, – хотя в данных обстоятельствах хлеб и, может быть, немного вареного мяса были бы более полезны.

– Так что же ты дал им? – настаивал Гарри.

– Паштет из гусиной печени и икру! – ответил герцог.

– Бог мой, когда они это попробуют, то обязательно испытают сентиментальную ностальгию по старым добрым временам.

– Главное, что наш подарок спасет их от голодной смерти по крайней мере до завтрашнего утра! – ответил герцог.

Некоторое время Они ехали молча, и при подъезде к яхте Гарри сказал:

– Мне было чертовски неловко, когда они говорили, как король отказался принять императора и императрицу в Англии, и, по-моему, вряд ли кто-нибудь из выживших русских аристократов когда-нибудь простит нас.

– Да, вряд ли, – согласился герцог.

Он подумал о горечи и неприязни в голосе княжны Милицы.

Глава 3

Герцог и Гарри просидели допоздна, обсуждая план действий, и когда Гарри наконец отправился спать, он подумал, что давно уже не видел Бака столь оживленным и полным энтузиазма.

» Он всегда стремится к трудновыполнимой задаче, которая смогла бы увлечь его «, – размышлял Гарри.

Он всегда считал, да и сейчас тоже, что человеку с деятельным умом баснословное богатство может оказаться в тягость, потому что обрекает его на бездействие.

Они решили, что никому ничего не станут говорить до самого последнего момента.

– Если они будут обсуждать наши планы между собой, – резонно заметил герцог, – стюарды могут их услышать, а я всегда считал, что слуги распространяют сплетни быстрее, чем голуби почту во времена наполеоновских войн.

Как обычно, они завтракали все вместе, и Долли между прочим спросила, какие планы на сегодня.

– Если нас ждет такая же прогулка по городу, что и вчера, не считая сокровищ во дворце султана, – сказала она, – я, пожалуй, займусь чем-нибудь другим.

– У меня есть план, – сказал герцог, – но я расскажу о нем после завтрака.

Долли вопросительно посмотрела на него, но Гарри отвлек ее внимание, заговорив об украшениях, которые она, несомненно, сможет купить в Каире.

Когда они позавтракали, герцог сказал:

– Я хочу поговорить с вами в моей каюте. Пройдемте, пожалуйста, туда.

– О чем? – полюбопытствовал лорд Рэдсток.

Герцог не ответил ему, и они все потянулись на середину яхты, где была расположена особая каюта герцога.

Он сел за свой стол и, когда дверь за ними закрылась, заговорил:

– Я должен сообщить вам нечто очень важное.

Прежде чем он смог продолжить, Долли прервала его:

– Ты выглядишь как школьный учитель на уроке в конце четверти. Я уже чувствую, что мой табель успеваемости будет незавидным.

– Это будет зависеть от тебя, – ответил герцог.

Почувствовав серьезность его тона, Долли и Нэнси с интересом посмотрели на герцога.

– Я попросил вас прийти сюда, где нас не смогут подслушать, – продолжал он, – поскольку хочу получить ваше согласие принять участие в деле, которое в случае провала может повлечь за собой очень серьезные последствия.

Не понимая, что он имеет в виду, гости недоуменно молчали.

– Мы можем спасти жизнь нескольким людям, – сказал герцог, – однако один неверный шаг или неосторожное слово приведут – и я не преувеличиваю – к их смерти.

– Ты это серьезно? – спросила Долли.

– Очень серьезно!

– Я не могу в это поверить? – воскликнула она. – Ты хочешь сказать, что состоишь на секретной службе или что-то в этом роде?

– Пожалуй, что-то в этом роде, – сказал герцог, – и я прошу вашей помощи.

– Конечно, Бак, дорогой, ты можешь положиться на нас! – воскликнула Нэнси. – Только скажи нам, что мы должны делать, и мы тебе поможем.

– Очень хорошо, – сказал герцог.

Он понизил голос, будто опасаясь, что даже в его личной каюте могут подслушать.

– Я послал одного из моих людей, – сказал он, – нанять открытый автомобиль, которым буду управлять сам.

Это первый шаг нашего плана.

– Куда же мы поедем? – спросила Долли.

– Мы выедем отсюда без четверти одиннадцать, как будто мы собрались на прогулку по окрестностям.

Он остановился, словно ожидая вопроса, но, видя, что они внимательно слушают, продолжил:

– Когда мы доедем до-Моста Галата, Гарри поведет вас под мост, где множество лавок. Вы сделаете вид, будто интересуетесь разным товаром, и начнете покупать все, что вам понравится.

– Судя по тому, что я видела вчера на базаре, вряд ли нам многое понравится, – заметила Долли.

– Я согласен, что там не будет ничего интересного, – сказал герцог, – но вы тем не менее купите кое-что, а Гарри заплатит. Затем Джордж предложит вам нанять лодку, что покажется вам прекрасной идеей.

10
{"b":"227","o":1}