ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Почему? – спросила Долли.

Герцог проигнорировал вопрос и продолжал:

– Когда лодка будет найдена, вы все сядете в нее. По команде Гарри она доставит вас до гавани, в которой мы стоим. Вы подплывете к яхте и заберетесь на нее по веревочным лестницам, которые будут спущены с борта, обращенного к морю.

Нэнси вскрикнула от восторга.

– Я никогда не слышала ничего столь интригующего! – воскликнула она. – А что тем временем будешь делать ты?

– Вы узнаете об этом позже, – ответил герцог, – я должен быть на борту сразу после вашего возвращения.

– А что мы будем делать потом?

– Яхта немедленно выйдет в море, – ответил герцог. – Мы направимся в Каир.

– Но я не понимаю, – сказала Долли, – при чем здесь люди, чьи жизни мы спасаем?

– Вы встретитесь-с ними в свое время, – ответил герцог, – но я хочу, чтобы вы поняли, что это – не шутка и не игра, а смертельно опасная операция! Если любой из вас поведет себя неестественно или подозрительно или по неосторожности скажет что-либо лишнее, все может окончиться катастрофой!

– Ты хочешь сказать, – спросила Долли. – что какие-то люди, а точнее, агенты, может быть, подслушивают нас и следят за нами?

– Это не исключено.

– От страха меня в дрожь бросает.

– – Вам нечего бояться, – успокоил их герцог, – если вы будете поступать так, как я вам сказал.

– Мы очень постараемся не подвести тебя, – пообещала Нэнси, – лично я нахожу все это слишком заманчивым!

– Пойдемте готовиться, – сказала Долли без особенного воодушевления.

– Будьте осторожны, не говорите ничего при стюардах, – предупредил герцог. – Я запрещаю кому-либо из вас говорить об этом до того момента, когда мы отчалим и направимся в открытое море.

Долли подошла к герцогу, поцеловала его в щеку и сказала:

– Ты умеешь изобретать оригинальные способы развлекать нас, дорогой. Ты мне даже нравишься в роли Бульдога Драммонда!

Герцог улыбнулся, но, как только она и Нэнси покинули каюту, сказал Джорджу Рэдстоку:

– Останься на минуту, Джордж!

Женщины были вне пределов слышимости, и герцог сказал:

– Ты сможешь взять одну из шляп своей жены, а также длинное пальто и шарф, какие бы она надела для поездки в открытом автомобиле?

– Да, конечно, – ответил лорд Рэдсток.

Немного поколебавшись, герцог сказал:

– Я бы не хотел, чтобы она знала, что мне это понадобится, а если не получится, то попроси ее не говорить об этом Долли.

На губах Джорджа появилась слабая понимающая улыбка, и он сказал:

– Я понимаю. Куда мне принести вещи?

– Положи их в каюту Гарри, – ответил герцог.

Джордж поспешил за своей женой, и Гарри сказал:

– Пожалуй, ты поступаешь разумно. Бак. Долли не понравится появление другой женщины на яхте.

– Именно об этом я и подумал, – сухо ответил герцог.

На самом деле он подумал, что в подобного рода предприятиях менее всего желательно участие таких людей, как Долли.

Она была непредсказуема, импульсивна, ненадежна и безумно ревнива.

Разумеется, ей ни к чему было ревновать к княжне Милице, которая уже продемонстрировала свою нелюбовь к нему.

Но одного того, что она женщина, было бы уже достаточно, чтобы испортить Долли настроение, и поэтому чем меньше она будет знать о русских до их появления на яхте, тем лучше.

Все эти соображения заставляли герцога с нетерпением дожидаться, когда они отправятся выручать русских.

Накануне вечером они обсуждали с Гарри, какая потребуется одежда, чтобы лучше замаскировать Великого князя и его спутников.

– Мои брюки подойдут им по длине, поскольку оба князя очень высокие, – сказал герцог, – но поскольку они чрезвычайно худы, трои френч подойдет им лучше, чем мой.

– У меня в запасе только один, – ответил Гарри.

– К счастью, у меня их несколько, – сказал герцог. – Я доверяю моему камердинеру во всем, даже приходилось не раз доверять ему мою жизнь, и я знаю, как он надежен.

Гарри знал, что камердинер герцога, Доукинс, был с ним на войне и так чтит своего господина, что сделает для него все, о чем бы он ни попросил.

– Доукинс сказал, – продолжил герцог, – что он положит одежду в большую корзину для пикников. Если кто-либо будет следить за нами, то подумает, что мы отправляемся за город, а когда мы возвратимся гораздо раньше, то просто решит, что мы передумали.

– Прекрасная мысль! – одобрил Гарри.

– Остается только разобраться с обувью, – продолжал герцог. – Мне кажется, что у русских тот же размер ноги, что и у меня, или, может быть, несколько меньший.

– Возьми две пары у меня, – сказал Гарри. – Я думаю, что моя нога на размер меньше, чем твоя.

– Я прикажу Доукинсу, – сказал герцог. – Он соберет все, что нам потребуется, в твою каюту.

Было ясно без слов, что каюта Гарри – единственное место, куда Долли не заглянет.

Через час, болтая и весело смеясь, они спустились по трапу на набережную, где их ожидал старый, но большой открытый туристский автомобиль.

Когда-то это был дорогой автомобиль германского производства, оставленный в Турции после войны.

Герцог, помимо прочих своих способностей, был еще и опытным шофером и часто принимал участие в скоростных заездах в Бруклендсе.

Он сел за руль и весело сказал:

– Надеюсь, что эта старушка не застрянет в самом неподходящем месте?

Долли, естественно, села рядом с герцогом, остальные трое расположились на заднем сиденье.

Корзина для пикников была привязана к решетке багажника сзади, и они тронулись с места.

– Думаешь, что за нами следят? – спросила Долли, когда они отъезжали с набережной.

– Как знать? – ответил герцог. – И помни, когда вы будете на базаре под мостом, любой в толпе может следить за тобой, но не потому, что будет просто увлечен твоей красотой, а по гораздо более страшной причине.

Долли расцвела от удовольствия.

– Я рада, что ты считаешь меня красивой, Бак, – сказала она, – но порой ты не очень спешишь сказать мне об этом.

– Я наверстаю упущенное, когда мы покинем Константинополь, – сказал он. – Мне не нравится здесь, и я уверен, что в Каире нам будет лучше. Может быть, там ты найдешь изумруды, которые так тебе по душе!

– О, Бак, ты так думаешь? Это божественно! Мне очень хочется иметь изумруды, и чем крупнее, тем лучше!

Герцог с иронией подумал, что фактически подкупает Долли, вызывая в ней хорошее настроение, и почувствовал презрение к самому себе.

Но риск был слишком велик, и не стоило вызывать в ней очередное недовольство. Когда герцог ощутил на своем колене ее руку он понял, что идея с изумрудами, несомненно, сгладит предстоящие острые углы во взаимоотношениях, когда они встретятся с княжной Милицей.

Они прибыли к мосту Галата, и герцог подрулил к ступеням в его конце, где можно было спуститься вниз.

Герцог дал кое-какие поручения Гарри, и когда вся компания начала изображать случайных покупателей, он проехал дальше, будто намеревался припарковаться поблизости.

Нелегко было быстро двигаться по узким улицам района Галата, но наконец он оказался на дороге, по которой они ехали прошлым вечером.

Когда герцог проезжал мимо дома, в котором они встречались с Великим князем, он выглядел пустым и заброшенным, что подбодрило его.

Он проехал дальше и увидел узкую дорогу, которую описал ему князь, и деревья, подступающие к ее обочинам, Герцог остановил автомобиль, хотя никого вокруг еще не было, и он даже на долю секунды подумал, а не приснилось ли ему все это или, может, еще хуже – вдруг русских обнаружили и убили, чего они так опасались.

С той стороны, где деревья росли более густо, появился князь Александр.

Герцог выскочил из автомобиля и стал развязывать корзину на сетке багажника.

Князь Александр помогал ему, и лишь когда они сняли ее с багажника, герцог заговорил:

– Как его императорское высочество?

– Очень слаб.

Герцог сунул руку в карман и достал фляжку.

– Я подумал, что это поможет ему.

11
{"b":"227","o":1}