ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайны Баден-Бадена
Мир внизу
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Орудия Ночи. Жестокие игры богов
Ведьме в космосе не место
Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах
Время-судья
Моя сестра
Дорога Теней
A
A

– Благодарю вас, – ответил князь Александр.

Он поднял корзину и снова двинулся к лесу.

Герцог хотел помочь ему, но почувствовал, что может тем самым обидеть князя. Навстречу князю Александру из леса вышел князь Иван, чтобы помочь ему.

Они скрылись за деревьями, герцог завел автомобиль и подъехал ближе к лесу.

Вокруг никого не было, сквозь ветви просачивалось по-весеннему теплое солнце, которое не могло еще растопить снег на обочине дороги и в лесу.

Герцог оглянулся, и его поразил открывшийся отсюда великолепный вид города, особенно вырисовывающиеся на общем фоне высокие минареты мечети Сулеймана, словно стражи двух морей.

Умиротворяющая голубизна моря и изумительная красота города славились и пленяли художников еще со времен крестоносцев.

Герцог уже не в первый раз посочувствовал туркам, оказавшимся на стороне проигравших в последнюю войну. Им потребуется больше времени, чтобы достичь процветания.

Ему казалось, что он ждет уже очень долго, и он настороженно стал осматривать дорогу. Но она по-прежнему пустовала, и движение происходило только на шоссе, с которого он свернул.

Наконец, когда он уже начал подумывать, а не пойти ли досмотреть, что случилось, между деревьями показались фигуры.

Двое русских поддерживали Великого князя, и поскольку все они теперь были в костюмах для морских прогулок, их Легко можно было принять за компанию, которую он оставил на мосту Галата.

Княжна Милица – в пальто и шляпе Нэнси, с длинным голубым шифоновым шарфом, переброшенным за плечи, – совершенно не походила на то пугало, каким выглядела прошлым вечером.

Но в лихорадочной спешке герцог не обратил на это внимания.

Он помог мужчинам усадить Великого князя на заднее сиденье и, взглянув на бескровное лицо его императорского высочества, понял, что тот настолько истощен, что даже столь незначительные усилия обременительны для него.

– Дайте ему еще бренди! – быстро сказал герцог.

Он увидел, что, пока помогал усаживать Великого князя, Княжна села на переднее сиденье автомобиля.

Не говоря больше ни слова, он завел двигатель, включил передачу и облегченно повел автомобиль вдоль дороги.

Хотя все до сих пор шло гладко, герцог боялся, что взятый напрокат автомобиль может вдруг отказать.

Он доехал до конца дороги, развернулся и направился обратно, к мосту Галата. Герцог забыл о своих гостях и думал только о том, как бы поскорее добраться до яхты.

На дороге, как обычно, суматошно сновали конные повозки и пешеходы, которые, казалось, в спешке собирались совершить самоубийство. Только когда герцог выехал на более свободную дорогу, ведущую к причалу, он мельком взглянул на молчавшую рядом с ним пассажирку.

Она смотрела прямо перед собой, и он заметил, что у нее почти греческий профиль. С такими чертами лица она могла бы быть моделью для изображения Афродиты, если бы не ее заострившийся от истощения подбородок.

Когда они достигли набережной и затряслись по булыжной мостовой к яхте, герцог подвел автомобиль поближе к трапу.

Князья поспешили вывести Великого князя из машины и не без труда провели его вверх по узкому трапу на палубу.

Доукинс, заранее предупрежденный герцогом, уже ожидал их, и только когда все четверо укрылись на яхте, герцог вздохнул с облегчением и отвел продолжавший работать автомобиль к другой стороне причала.

Нарочито медленной походкой он поднялся по трапу и спустился вниз, где его поджидал Стивенс, чтобы принять от него фуражку.

– Все гости уже на борту, Стивенс? – спросил герцог.

– Да, ваша светлость.

– Тогда скажи капитану, что мы готовы к немедленному отплытию.

– Кажется, он уже знает об этом, ваша светлость.

Яхта начала отходить от причала, и до герцога доносились звуки заработавших моторов.

Из салона вышел Гарри.

– Нам удалось это! – воскликнул он.

Герцог кивнул:

– Все прошло по плану, но чем скорее мы выйдем в Мраморное море, тем лучше.

– Я согласен с тобой, – сказал Гарри, – но я не могу представить, чтобы кто-либо осмелился остановить нас.

– Как знать? – заметил герцог.

Он прошел в салон, где собралась вся компания и, видимо, ждала от него объяснений.

Долли вскочила с места при виде его.

– Я не могу не спросить тебя, что все это значит, – сказала она. – Можешь представить, как я сгораю от любопытства! Лодку так сильно бросало. Меня могло укачать.

Как это похоже на Долли: обязательно найти причину для недовольства, подумал герцог, но он был так рад успеху своего плана, что не мог сердиться на нее.

– Ты должен рассказать нам, кто эти мужчины, пришедшие на яхту, – сказала Нэнси, – и эта женщина.

Она сказала это без задней мысли, но Долли быстро взглянула на нее и спросила:

– Женщина? Какая женщина? Никто ничего не говорил о какой-то женщине.

– Я смотрела в иллюминатор, – ответила Нэнси, – и мне показалось, что я видела трех мужчин в прогулочной одежде, за которыми шла женщина.

Нэнси виновато взглянула на герцога, и он понял, что она не нарочно нарушила тайну, ведь все уже собрались на яхте и секретность была ни К чему.

– Ты не говорил мне, – сказала Долли чуть ли не с возмущением, – что пригласишь столько людей в нашу компанию. Во всяком случае, кто эта женщина?

Герцог не ответил и прошел через салон к иллюминатору.

Судно набирало скорость и находилось уже далеко от берега, держа курс в открытое море.

Он знал, что очень скоро все опасения останутся позади и Великий князь будет в полной безопасности еще до прибытия в Каир.

– Я жду, Бак, – настаивала Долли с нотками раздражения в голосе.

Герцог повернулся к ним.

– Извините меня. Я только проверю, не нуждаются ли наши гости в чем-нибудь, – ответил он, – и тогда расскажу вам все, о чем вы пожелаете.

Выходя из салона и направляясь к каютам, он слышал протестующий голос Долли.

Он велел Стивенсу поместить Великого князя в самой большой и лучшей из свободных каюте. И теперь он застал его на кровати. Один из князей снимал с него обувь, а княжна подносила к его губам стакан бренди.

Стивенс стоял возле двери, и герцог, входя в каюту, спросил у него;

– Ты приготовил суп и все остальное, что я заказал?

– Все уже несут, ваша светлость, – ответил Стивенс.

Он взглянул мимо герцога туда, где два стюарда с подносами уже ждали, чтобы войти в каюту.

Они поставили подносы на столик рядом с кроватью, и герцог сказал:

– Мне кажется, что лучше всего его императорскому высочеству поможет суп, который я заказал, а всем вам не повредит легкий завтрак после всех пережитых волнений.

Он улыбнулся всем и вышел вслед за стюардами ив каюты, Герцог понимал, что русским в их состоянии крайнего истощения спокойнее будет после столь долгого перерыва позавтракать по-настоящему в своем узком кругу.

Он велел стюардам передать повару приготовить к их прибытию питательный суп из говядины, цыпленка и дичи, а также подал паштеты, французские воздушные пирожки с» начинкой и другие закуски, легко усваиваемые желудком.

Вместо вина и других крепких напитков, преждевременных еще для их пищеварения, он заказал чай, поскольку знал, как его любят русские и чуть ли не считают национальным напитком, а также кофе, на случай если они пристрастились уже к европейским кулинарным вкусам.

Удовлетворенный своей предусмотрительностью, герцог возвратился в салон.

Он заметил недовольную мину на лице Долли, которая начала уже надоедать ему.

Герцог решил не обращать внимания на ее хорошенькое, но капризное личико и повернулся к Нэнси.

– Теперь я могу рассказать вам все, что вы хотите знать.

– Вы же понимаете, что мы вне себя от нетерпения, – заметила Нэнси.

– Я знаю, – ответил герцог, – но для меня было очень важно, чтобы вы ничего не знали до тех пор, пока мои новые гости не будут в безопасности. Теперь, я надеюсь, все уже утряслось.

Герцогу захотелось даже постучать по дереву, раз уж после стольких волнений все обошлось, Он уверял себя, что турки вряд ли вмешаются в это дело, даже если большевистские агенты окажут на них сильное давление.

12
{"b":"227","o":1}