ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понятно, – сказал Бейли.

Но Клаусарр и не думал останавливаться:

– Эта лаборатория обслуживает всю компанию «Нью-Йорк Йист». Мы не останавливаемся ни на день, ни, черт побери, на час, чтобы обеспечить ее всевозможными дрожжевыми штаммами. Мы исследуем и регулируем их питательные свойства. Мы следим за их размножением. Мы изменяем их генетику, создаем новые штаммы, уничтожаем неудачные, выделяем нужные нам свойства и снова скрещиваем их. Когда пару лет назад жители Нью-Йорка стали получать клубнику в межсезонье, это, мой дорогой, была не клубника. То была особая ароматизированная дрожжевая культура с повышенным содержанием сахара, которой придали естественную клубничную окраску, – SaccharomycesoleiBenedictae. Ее вырастили здесь, в этой комнате. Двадцать лет назад она была всего лишь чахлым, ни к чему не пригодным штаммом с противным привкусом сала. Этот привкус сохраняется до сих пор, но жирность продукта возросла с пятнадцати до восьмидесяти семи. Если сегодня вы пользовались экспресс-дорогой, знайте, что она смазала именно S. О.Benedictae, штамм АГ-7 которой был выведен здесь, в этой комнате. Так что не называйте меня химиком, я зимолог.

Бейли невольно отступил перед яростным всплеском профессиональной гордости зимолога.

Опомнившись, он резко спросил:

– Где вы находились вчера между восемнадцатью и двадцатью часами вечера?

Клаусарр пожал плечами:

– Прогуливался, Я люблю немного побродить после ужина.

– Вы заходили в гости к друзьям? Может быть, были в субэфирнике?

– Нет. Просто гулял.

Бейли плотно сжал губы, При посещении субэфирника в абонементе Клаусарра обязательно сделали бы отметку, что нетрудно было проверить. Проведи он вечер в гостях, ему пришлось бы назвать имена друзей и вместе с ними пройти очную ставку.

– Значит, вас никто не видел.

– Не знаю, может быть, кто-то и видел. По крайней мере, мне об этом неизвестно.

– А что вы можете сказать о предыдущем вечере?

– То же самое.

– Значит, у вас нет алиби?

– Если бы я совершил какое-то преступление, инспектор, я бы о нем позаботился. Зачем мне алиби?

Бейли не ответил. Он заглянул s свой блокнот.

– Однажды вы уже привлекались к суду. По обвинению в подстрекательстве к беспорядкам.

– Ну и что с того? Один из этих роботов, протискиваясь мимо, толкнул меня, и я подставил ему подножку. Это, по-вашему, подстрекательство к беспорядкам?

– Суд решил, что это именно так. Вас признали виновным и наложили штраф.

– На этом дело закончено, не так ли? Иди вы хотите оштрафовать меня еще раз?

– Два дня назад у обувного магазина в Бронксе чуть не начались волнения. Вас там видели.

– Кто видел?

– Это было как раз в те часы, когда вы обычно ходите на ужин. Вы ужинали позавчера вечером?

Клаусарр заколебался, затем покачал головой:

– Расстройство желудка. Это все из-за дрожжей, Такое бывает даже у старых работников.

– Вчера вечером чуть было не вспыхнул бунт в Уильямсбурге, вас видели и там.

– Кто?

– Вы отрицаете, что присутствовали в обоих местах?

– Вы не сообщили мне ничего, что я мог бы отрицать. Где точно все это случилось и кто говорит, что видел меня?

Бейли невозмутимо наблюдал за зимологом.

– Я думаю, вы прекрасно знаете, о чем идет речь. И думаю, что вы играете не последнюю роль в подпольной медиевистской организации.

– Я не могу запретить вам думать, инспектор, но предположение – это не доказательство, как вам, вероятно, известно, – усмехнулся Клаусарр.

– Может быть, – сказал Бейли с каменным выражением лица. – И все же я смогу вытянуть кое-что из вас прямо сейчас.

Бейли подошел к двери и отворил ее. Рядом неподвижно стоял Р. Дэниел.

– Ужин Клаусарра прибыл? – обратился Бейли к роботу.

– Его уже несут, Элайдж.

– Занесите его, пожалуйста, когда он прибудет. – Мгновение спустя Р. Дэниел вошел в комнату, держа в руках металлический поднос с углублениями. – Поставьте его перед мистером Клаусарром, Дэниел.

Бейли сел на один из стоявших около окна табуретов и, закинув ногу на ногу, стал слегка пошевеливать кончиком ботинка. Он заметил, как Клаусарр, напрягшись, тихонько отодвинулся, когда Р. Дэниел подошел, чтобы поставить поднос на краешек ближайшего к зимологу стола.

– Мистер Клаусарр, – сказал Бейли, – я хочу представить вам моего партнера, Дэниела Оливо.

Дэниел протянул руку и произнес:

– Здравствуйте, Фрэнсис.

Клаусарр не проронил ни звука. Он даже не двинулся, чтобы пожать руку Дэниелу. Робот продолжал стоять с вытянутой рукой, лицо зимолога начала заливать краска.

– С вашей стороны это невежливо, мистер Клаусарр. Или ваша гордость настолько велика, что не позволяет вам пожать руку полицейскому? – тихо произнес Бейли.

– Если вы ничего не имеете против, я бы поел, – пробормотал Клаусарр.

Он достал из кармана складной нож, извлек из него вилку и сел, уткнувшись в тарелку.

– Дэниел, мне кажется, наш друг обиделся на ваше холодное отношение. Вы ведь на него не сердитесь, верно?

– Ничуть, Элайдж, – ответил Р. Дэниел.

– В таком случае докажите, что вы не держите на него зла. Обнимите его за плечи.

– С удовольствием, – сказал Р. Дэниел и шагнул вперед.

Клаусарр положил вилку.

– В чем дело? Что здесь происходит?

Не обращая внимания на слова Клаусарра, Р. Дэниел протянул к нему руку.

Клаусарр резко отпрянул, со всего размаха отбросив руку Р. Дэниела в сторону.

– Черт возьми, не прикасайся ко мне!

Он резко вскочил и отпрыгнул в сторону, задев при этом поднос с едой, который с грохотом упал на пол.

Во взгляде Бейли появилась жесткость. Он коротко кивнул Р.Дэниелу, и тот опять начал невозмутимо надвигаться на отступавшего зимолога. Бейли преградил путь к двери.

– Не подпускайте ко мне эту хреновину! – завопил Клаусарр.

– Что вы себе позволяете? – хладнокровно проговорил Бейли. – Этот человек – мой напарник.

– Как бы не так, это робот, будь он проклят! – пронзительно выкрикнул Клаусарр.

– Отойдите от него, Дэниел, – тут же приказал Бейли.

Р. Дэниел шагнул назад и молча стал у двери позади Бейли.

Сжав кулаки, возбужденный Клаусарр повернулся к Бейли.

– Ну что ж, умник, – сказал Бейли, – с чего вы взяли, что Дэниел – робот?

– Это только дураку не видно!

– Предоставьте решать это специалистам. А пока, я думаю, вам придется проехать с нами. Необходимо выяснить, как вы узнали, что Дэниел – робот. И многое другое, мистер, многое другое. Дэниел, пойдите свяжитесь с комиссаром. Сейчас он должен быть дома. Попросите его приехать в управление. Скажите, что у меня есть парень, которому не терпится, чтобы его допросили.

Р. Дэниел вышел из комнаты.

– Что вами движет, Клаусарр? – обратился к зимологу Бейли.

– Я требую адвоката.

– Вы получите его. А пока, может быть, расскажете, что вы, медиевисты, проповедуете?

Клаусарр отвернулся, храпя решительное молчание.

– Иосафат, приятель, мы знаем все о вас и вашей организации. Я не блефую. Просто мне действительно интересно. Чего вы, медиевисты, хотите?

– Вернуться назад к земле, – ответил Клаусарр сдавленным голосом. – Все очень просто, не так ли?

– Это просто сказать, но не так-то просто сделать. Как земля сможет прокормить восемь миллиардов человек?

– Разве я сказал, что люди должны возвратиться к земле немедленно? Или за год? Или за сто лет? Это должно происходить шаг за шагом, господин полицейский. Неважно, сколько времени на это уйдет, но давайте хотя бы начнем выползать из этих пещер, в которых мы живем. Давайте выберемся на свежий воздух.

– А вам самому доводилось бывать на свежем воздухе?

Клаусарр поежился.

– Что я, со мной покончено. Но ведь дети еще не испорчены. Они появляются на свет каждый день. Хоть их-то выпустите наружу, Бога ради! Пусть хоть они узнают, что такое простор, чистый воздух и солнце, А если потребуется, можно постепенно сократить население.

44
{"b":"2276","o":1}