ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этот же день в часть прибыл новый офицер — 38-летний СС-унтерштурмфюрер Гельмут Левандовски из Главного управления СС в Берлине. Левандовски был направлен в зондеркоммандо после того, как был осуждён за правонарушение или преступление, совершённое им в 1943 году. О том, чем именно провинился унтерштурмфюрер и имел ли ранее более высокое звание, данных нет.

До 7 июля включительно эсэсовцы фон Готтберга держали оборону, закрывая пробел между флангами 4-й и 9-й армий вермахта восточнее от нас. пункта Ивье, являясь единственным немецким соединением на этом участке фронта. Вечером 7 июля зондеркоммандо сообщает об удержании позиций на юго-востоке от Лиды и проведении двух успешных контратак по флангам наступающих войск. При этом, как сообщается в рапорте, оба высших офицера части СС-оберштурмбаннфюрер Дирлевангер и СС-штурмбаннфюрер Вайсс также участвовали в боях и руководили проведением контратак, демонстрируя подчинённым личное мужество перед лицом превосходящих сил противника.

«Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер» - i_044.jpg
«Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер» - i_045.jpg
Латышские военнослужащие СС на Восточном фронте в 1944 году, возможно, что данные снимки относятся к латышской роте зондеркоммандо

Тем не менее уже на следующий день, 8 июля, под сильным натиском бронетехники и пехоты противника и после нескольких массированных артиллерийских обстрелов зондеркоммандо покинуло свои позиции у Лиды.

9-го числа фон Готтберг получил приказ снова сформировать линию обороны, на этот раз уже в районе города Гродно. Остатки частей СС под его командованием снова окопались и приготовились к неравному бою с наступающей Красной Армией. Но чудес не бывает — несмотря на упорное сопротивление, немцы были выбиты, из города 16 июля.

Отступая с боями на запад, зондеркоммандо фактически развалилось на несколько отдельных частей, то тут, то там вырываясь из клещей быстро наступающих советских войск.

Первый доклад о воссоединении части приходит из города Нойхаммер в Силезии, откуда зондеркоммандо было направлено для реорганизации и переформирования в Восточную Пруссию. Впервые после более чем двух лет непрерывной боевой активности часть оказалась в тылу в полном составе, точнее, со всеми теми, кто пережил тяжёлые бои и отступление из Белоруссии.

Но в скором времени солдат Дирлевангера ожидало нечто ещё более страшное.

Глава 6

Варшавское восстание —1944

К концу июля 1944 года войска Красной Армии на широком фронте достигли берегов реки Висла. Некоторые передовые разведывательные и сапёрные подразделения даже находились и на западном берегу реки, в предместьях Варшавы. Иногда жители восточных окраин города невооружённым глазом уже могли видеть русские танки, от которых их отделяло лишь несколько сотен метров.

Ввиду непосредственной близости главных сил Советской армии руководитель польского вооружённого сопротивления — Армия Крайова — генерал Тадеуш Бор-Коморовский решил отдать своим частям в столице, в количестве около 35 000 человек, приказ к вооружённому восстанию и открытому началу боевых действий против немецкого гарнизона города. Армия Крайова рассчитывала на поддержку восстания в столице и остальными регионами, где в её распоряжении находилось более чем 300-тысячное, хорошо организованное и частично вооружённое подполье, а также заручилась обещанием польского эмиграционного правительства в Великобритании[62] о помощи восстанию со стороны английских ВВС.

Тем не менее с самого начала планирования руководство восстания ни в коем случае не рассчитывало на длительный бой — по мнению польского подполья, основной его задачей являлся захват и удержание до быстрого прихода Красной Армии центральной части города, основных мостов через реку и главных дорог, вследствие чего одновременно нарушалась немецкая система фронтового снабжения, что опять же должно было помочь открыть путь приближавшимся советским силам.

«Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер» - i_046.jpg
«Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер» - i_047.jpg
Плакаты Варшавского восстания

Однако при всём при этом основной задачей Армии Крайовы в будущем восстании являлась отнюдь не бескорыстная помощь приближающимся советским войскам, среди которых, кстати, находилась и польская бригада, в освобождении города. Целью генерала Бор-Коморовского и его людей был захват польской столицы до прихода сил Красной Армии и провозглашение официальной власти в стране польского правительства в эмиграции ещё до появления на сцене прокоммунистического Национального Освободительного Комитета. По расчётам повстанцев, неожиданным ударом вырвать власть над городом у деморализованного и отступающего вермахта и продержаться ещё 2–3 дня, максимум неделю, до прихода советских войск являлось вполне реальной задачей для 35 000 человек да ещё при обещанной англо-американскими ВВС помощи с воздуха. А Красная Армия бы появилась в уже освобождённом городе с установленной властью на правах союзнической, уничтожая остатки немецкого сопротивления. Поляки считали, что основной стратегической целью русского летнего наступления является именно взятие Варшавы, и ради этого Сталин будет готов «закрыть глаза» на «мелкие» политические расхождения сторон при осуществлении этого плана.

Именно благодаря этому убеждению Варшавское восстание было обречено на погибель, ещё даже не начавшись. Грубейшая ошибка польского правительства в Лондоне и руководства Армии Крайовы состояла в открытом отказе согласиться с результатами конференции в Тегеране в конце 1943 года, где при личной встрече глав союзнических держав антигитлеровской коалиции — Сталина, Черчилля и Рузвельта — уже была предварительно разделена послевоенная политическая карта Европы, а Польша на ней попадала в «зону влияния» СССР. На той же конференции было фактически подтверждено право СССР на новую западную границу, установленную в результате заключения пакта Молотова — Риббентропа, и последующую оккупацию Красной Армией восточной части Польши, а с этим также с самого начала своего существования не было согласно польское правительство в эмиграции.

Для жесткого прагматика Сталина остановка собственного наступления на некоторое время и ещё несколько десятков тысяч мёртвых поляков как неизбежный результат подавления восстания, видимо, являлись вполне приемлемой ценой за ликвидацию в самом зародыше возможности возникновения серьёзных проблем в будущем, связанных с приходом к власти в соседней Польше откровенно неугодного ему правительства. Но в конце лета 1944 года руководство польского сопротивления данный факт не видело или не придавало ему решающего значения, что и предопределило дальнейший ход развития событий.

«Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер» - i_048.jpg
Варшавские баррикады

Несмотря на внушительное количество реальной живой силы, Армия Крайова в действительности располагала крайне небольшим арсеналом — на 35 000 человек в столице, по приблизительным подсчётам, имелось 16 миномётов различного калибра, около 160 пулемётов, 36 противотанковых ружей и различное лёгкое огнестрельное оружие + гранаты и самодельные взрывные устройства для менее чем 6000 людей, причём эти цифры, привязанные к началу восстания, уже включают и некоторое количество оружия, полученного от обезоруженных в первый же день с использованием элемента неожиданности нескольких немецких подразделений из состава гарнизона города.

«Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер» - i_049.jpg
Ситуация 5 августа 1944 года.
Чёрной линией обведены городские районы, полностью находящиеся под контролем повстанцев. Стрелками показано продвижение частей СС с западной окраины города в направлении центра и набережной реки Висла
вернуться

62

Польское правительство в эмиграции (на территории Великобритании) было после оккупации страны в 1939 году официально признано союзническими державами антигитлеровской коалиции. Оно извне координировало деятельность Армии Крайовы и организовывало, с помощью английских и американских средств, поставки подпольному движению вооружения, взрывчатых веществ, литературы и т. д. Армия Крайова, в свою очередь, при посредничестве польского эмиграционного правительства передавала союзникам полученную на местах её агентами информацию разведывательного характера. Ни в составе польского правительства в эмиграции, ни среди руководства Армии Крайовы не было представителей коммунистической или какой-либо иной крайне левой партии.

Весной 1943 года правительство Советского Союза прекратило все дипломатические контакты с польским правительством в эмиграции, создав на своей стороне просоветски ориентированный Национальный Освободительный Комитет Польши, в состав которого в основном входили находившиеся на территории СССР польские коммунисты. После того как польское эмиграционное правительство инициировало расследование Международного Красного Креста в связи с обнаружением в Катыни массового захоронения польских военнослужащих советское правительство начало относиться к нему откровенно враждебно. Также, в противовес созданным под эгидой польского эмиграционного правительства польских национальных формирований в составе британской армии, СССР организовал из находившихся на его территории поляков польский национальный корпус в составе Красной Армии.

22
{"b":"227790","o":1}