ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, впечатление, что большая часть приключения как будто не со мной происходила, из-за этого уплотнения?

— Да. Неизвестно как, но факт, что психологическое время тех, кто в Цифре, течет иначе.

— С этим понятно. С реальностью ощущений тоже все ясно. Странно то, что я ни разу не усомнился в игроках. Все наши разговоры, посты… Это точно было все человеческое. Поначалу думал, что Геннадий — робот, но в конце поверил, что и он — реальный человек. Демо-версия, в ней что, играли реальные люди?! В смысле, люди из Реала? Или я пропустил момент, когда научились полностью оцифровывать личность человека? В игре моя мама такой была…

— Демо-версия была только в том смысле, что мы все организовали и оплатили и могли в любой момент вернуть тебя назад, а сама игра была сетевой, так что там были игроки из Сети и из разных уровней виртуальности. Тебе продемонстрировали больше возможности харда, а софт, он же весь сетевой. Огрубляя, можно сказать, что мы предоставляем шлюз доступа, позволяющий интегрироваться в Сеть на качественно ином уровне, ведь ты почти сразу забыл, что в Вирте. И бабло в игре реальное срубил. Не забудь, что все, что ты заработал, нужно отдать Хампашу, такой договор.

— Помню.

— Что же до игроков, то странно, что ты не определил роботов. Их было двое, причем один наш, один нет. Догадался?

— Неужели Лера?

— Лера настоящая. Точнее, за нее играл реальный человек. Кстати, определить, кто он и откуда, не получилось. У него логин с реальными данными, но эти данные не соответствуют реальности. Фальшивые, короче. К тому же он заходил из Вирта глубокого уровня, к сожалению, не удалось отследить — из какого. Кто он — женщина или мужчина, неизвестно. Кирилл, кстати, его робот. Этот игрок играл за двоих.

— Теперь понятно, почему Кирилл был таким молчуном. А второй — Геннадий?

— Второй — Женя.

— Странно, что за выбор для робота — мультик?!

— Компьютер определил его методом случайного выбора из числа имеющихся образов, рассчитал модель твоих личностных свойств на основе семантического анализа твоих данных: почта, блоги, чаты, посещаемые сайты и игры; и выдал образ Жени. Ты же с ним сразу подружился, так?

— Так.

— Потому, что он — твоя копия, усиленная ресурсами Сети, взять тот же его пост…

— Раб, — прерывает его Халид, — давай ближе к делу…

— Конечно, конечно… Так что, Егор, как видишь, эта система дает тебе сплошные преимущества: время твоей жизни удлиняется для тебя лично почти до бесконечности, ты можешь придумать себе любую судьбу, и она будет для тебя настоящей. У тебя будут родители, богатство, здоровье, верные друзья, карьера… Короче, все, что пожелаешь. Теперь многие бегут в Цифру, поэтому одиноко тебе там не будет. Даже роботы могут быть близкими друзьями. От тебя требуется только подписание договора пожизненной социальной опеки, выписать доверенность на Халида на получение твоего пособия и погрузиться в Цифру через их терминальный центр.

— Через Матрицу?

— Хочешь, называй так. И помни, что дело это добровольное…

— А какие гарантии, что, как только меня в эту матрицу загрузят, тело тут же не ликвидируют?

— Ты че, братан?! — фальшиво возмутился Хампаш. — Нам платят бабло, пока ты жив. Мы больше тебя интересуем, чтоб жил! Они требуют, чтобы от тебя шел сигнал-мигнал, что ты не сдох. Как сдох, бабло не дают.

— А если я откажусь?

— Сдохнешь быстрее! — подключился к рекламной кампании Халид. — Ты тут кто? Родители нет, работа нет, здоровье нет… Мучиться будешь, потом сдохнешь. Не хочешь к нам, как хочешь. Мы насильно никого не берем…

— Работы нет, но мне же пенсию платить будут, ту, на которую вы рассчитываете. На нее и буду жить. Квартиру эту продам, поселюсь в хосписе… Не пропаду.

— Наивный ты, братан… Кому продашь эту квартиру? Все к нам бегут. В твой подъезд только ты да еще пара дураков остался. У кого бабло есть, твой сарай не купит. Захочет, так возьмет, только кому он нужен, без тепла, без электрики? Свет — этот тоже наш, генератор, демо тебе показать. Короче, хочешь тут дохнуть, дохни, дело твой. Да. Не забудь бабло с игры Хампаши вернуть. Найдешь комп, скачаешь. Знаешь куда. Срок тебе до завтра, а то сдохнешь, пенсия не поможет… Но я тебе как брату советую, иди к нам. Твои все в Цифру бегут…

— А твои не бегут?

— Правоверным это харам. Есть, конечно, и кто бежит, но мало. Это вы, неверные, или хотите начальники быть, взятки брать, или в Цифре кайфовать. Работать не хочет. А мы работаем, взятки твоим начальникам даем, чтобы твою пенсию вовремя платил. Думаешь, тебе будут платить? Ты взятку сначала дай. Э-э! Да что ты, маленький? Сам решай, где тебе лучше…

Пока длилась эта беседа, Хорен снял с меня сенсорный костюм, отключил все подводы и отводы, снял капельницу. Вошли еще двое, забрали все вещи. Три Хера молча поглядели на меня и вышли. Через пару минут лампочка погасла. Но свет другой реальности так и не зажегся. Меня стал колотить озноб от холода и истощения, а душа грелась надеждой.

Лера была настоящая. Я узнал это, когда вирус, запущенный ею в систему, избавил нас от соглядатаев. Виртуальный мир создан человеком, он может отражать мир реальный, а может и не отражать, однако между Виртом и Реалом существует взаимодействие, обратная связь. В Вирте находится огромное количество людей. Их количество перешло в качество: система стала самоорганизовываться, в ней возник квазиинтеллект, цифровое коллективное бессознательное. Растет автономия Вирта, именно поэтому отключение игровой ОС не выбросило нас из игры в Реал, именно поэтому взрыв здания администрации в игре нанес урон ее информационной системе в Реале. Именно поэтому такими настоящими были наши игровые ощущения: Вирт совмещал пространство игры с реальным пространством, часть жителей Внутренней Африки, которых мы видели в игре, были живыми людьми, Новый Трансвааль погиб по-настоящему…

Именно этим Цифра и опасна. Так считают Лера и ее товарищи. Цифра искушает и затягивает, Цифра влияет на человека и мир людей, оставаясь при этом искусственным образованием, творением наших рук. Здесь все «квази», здесь все «как бы»… Уйдя в Цифру, человечество станет «как бы человечеством», а значит, перестанет им быть. Лера говорит, что возрождение рода людского начнется с Внутренней Африки, отрезанной от сетевой цивилизации; с этих мерзких халидов и хампашей, заманивающих в Цифру, но самих остающихся по идейным соображениям; с таких, как Лера, натуралов, бывающих в Цифре, но всегда возвращающихся назад. Она объяснила мне, где их искать. Лера помогла спрятать мое игровое бабло в Сети и тем дала возможность до нее добраться. Я люблю ее — мое спасение. Вместе мы выживем и будем бороться за достойную жизнь в Реале…

С другой стороны, мои мысли и чувства, мои страсти и наслаждения, мои радости и переживания, мои беседы с друзьями и чувственные приключения во всех реальностях одни и те же. Обязательно ли мне бороться? Ведь просто один звонок Халиду, и у меня снова будут родители…

Цитата полностью:

«Тогда тщательно исследовав свое „Я“, я понял, что могу вообразить, что у меня нет тела, что внешнего мира не существует и не существует места, где я нахожусь, но, несмотря на это, я не могу вообразить, что я не существую; напротив, самый тот факт, что я могу подвергнуть сомнению реальность других предметов, заставляет сделать ясный и четкий вывод, что я существую; в то время как, если бы только я перестал мыслить, даже в том случае, если бы все, о чем я когда бы то ни было успел помыслить, соответствовало действительности, у меня не было бы основания полагать, что я существую: отсюда я заключил, что я есть существо, чья суть или природа заключается в мышлении и не только не нуждается в месте существования, но и не зависит в своем существовании от каких бы то ни было материальных предметов. Следовательно, это „Я“, то есть душа, благодаря которой я есть то, что я есть, совершенно отлична от тела, легче познается, чем тело, и, более того, не перестанет быть тем, что она есть, даже если бы тела не существовало».

Р. Декарт «Рассуждение о методе», 1637 год.
14
{"b":"227912","o":1}