ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Абби съежилась от такой открытой враждебности. Черты лица его исказились, когда он высказывал ей накопившуюся боль. Она впервые поняла, как сильно он ненавидел ее. А как сама она относилась к Мартину? Ей было просто ответить на этот вопрос, хотя и больно. При всем желании Абби не могла ответить ему тем же. Она не могла ненавидеть его, потому что он слишком глубоко проник в ее сердце. И каждый раз, когда он будет оказываться с ней рядом, ей будет нелегко – практически невозможно – отвергнуть его.

Абигайль подняла на Мартина свои золотистые глаза и сразу утонула в голубом огне, бушевавшем вокруг его зрачков.

– Ты готова? – коротко бросил Мартин. Она молча кивнула, почему-то с горечью подумав о данном им обещании оставить ее в покое после выполнения его странной просьбы. Но где-то в глубине души она знала, что ей хочется помочь Мартину. И в то же время ей было любопытно узнать о его теперешнем существовании. А разве она не должна рассказать ему о своей жизни? Ведь если разобраться, то разве она не исковеркала его судьбу много лет назад, причем в гораздо большей степени, чем Мартин испортил ее жизнь?

– Вот, надень. – Он протянул ей черное кашемировое пальто. Оно было мешковатым, но необычайно мягким и очень теплым. У Абби появилось ощущение, что на нее надели удобный кокон. Пальто, несомненно, принадлежало ему, так как оно хранило знакомый ей мужской запах. Мартину оно было, конечно, впору, Абби же волочила полы по снегу, следуя за хозяином к машине.

– В кармане должны быть перчатки, – сказал он. Пленница вынула их и надела на свои маленькие руки.

На улице светила полная луна, превращая все вокруг в сказочную картину. Молодая женщина чувствовала себя ребенком из своей любимой сказки, который прошел через дверцу шкафа и очутился в другом мире.

Она вспомнила об одной загадочной способности Мартина – превращать обычные вещи во что-то удивительное и необыкновенное. Но это не имело никакого отношения к тому, что она собирается ехать с ним в Австралию. Сейчас Мартин заставляет ее выполнить его просьбу, потому что таким образом, пусть и примитивно, хочет отплатить ей за то, что произошло между ними десять лет назад. Абби не сомневалась, что Мартин получает удовольствие от этой сладкой мести. А то, что она до сих пор считала его самым привлекательным мужчиной на свете, ничего не меняло, а только усложняло ситуацию для нее.

И то, что бывший муж находил ее также привлекательной, ровным счетом не имело никакого значения для него. Правда, ему, возможно, будет приятно возобновить с ней постельные отношения на короткое время, а затем исчезнуть. Абби знала, что сама она так поступить не смогла бы.

Не успели они отъехать от коттеджа, как начался снегопад. Вокруг все потемнело, и щетки с трудом справлялись с массой снега, которая быстро накапливалась на ветровом стекле.

– Черт! – в сердцах пробормотал Мартин, напряженно вглядываясь в дорогу. – Я знал, что нам не следовало уезжать отсюда сегодня. Если мы застрянем, то тебе, моя милая, придется…

– У тебя, кажется, уже вошло в привычку обвинять меня во всех грехах, – резко заметила она, желая скорее отвлечься от своих мыслей, чем уколоть мужа. – Ты когда-нибудь отвечаешь за свои действия?

Он метнул в нее короткий взгляд, сохраняя бесстрастное выражение лица.

– Разумеется, – ответил Мартин каким-то странным тоном, и Абби подумала: было бы нелишне знать, что он имеет в виду. Но он сосредоточил все свое внимание на том, чтобы удержать машину на обледенелом шоссе, и разговор заглох.

Езда была сплошным кошмаром. В одном месте «порше» чуть было не соскользнул с дороги в кювет. Ее бросило вперед, но спасли ремни безопасности, иначе она бы уткнулась головой в стекло. Мартин тут же остановил машину, выключил двигатель и схватил Абби за плечи.

– Ты не ушиблась? – с тревогой спросил он.

– Нет. Только тряхнуло здорово. С машиной все в порядке?

– Да, – мрачно ответил Мартин. – Мы угодили в самую пургу. Сегодняшняя ночь, очевидно, самая плохая за весь двадцатый век! Этого следовало ожидать.

Она проигнорировала сарказм, прозвучавший в его голосе.

– Что нам теперь делать?

Мартин бросил на нее хитрый взгляд.

– Народная мудрость гласит: если вы не хотите умереть от холода, прижмитесь тесно друг к другу, и это вас согреет. Правда, боюсь, что в нашем с тобой случае ситуация может выйти из-под контроля, если мы воспользуемся этим советом.

– Говори только за себя! – возмутилась бывшая жена.

– Да, да, конечно. – Он отпустил тихое проклятие, когда открыл дверцу машины и опустил ноги в снег. – В багажнике есть лопата, я попробую освободить колеса от снега.

– Я помогу тебе…

– Ты останешься в машине.

– Но я хочу…

– Меня не интересует, что ты хочешь, моя милая! – взорвался экс-супруг. – Это по твоей милости мы торчим сейчас на этой чертовой дороге. Так что или ты сидишь смирно и молча в машине, или тебе придется туго. Правда, – тут Мартин вдруг широко ухмыльнулся, – это тоже небезопасно, в этом случае ситуация также может выйти из-под контроля. Сделай мне одолжение, женушка, посиди в машине и постарайся не замерзнуть.

Ей ничего не оставалось делать, как замолчать. Она смотрела, как Мартин легко орудует лопатой, расчищая снег возле колес застрявшего автомобиля. В его ловких движениях чувствовалась недюжинная сила, и молодая женщина вспомнила, как много лет назад она также наблюдала, как Мартин работал лопатой в их поместье. Правда, сейчас он был одет не только не по погоде, но и не для такой работы. Его безукоризненный костюм в данной ситуации выглядел нелепо. Господи, вдруг подумала Абби, он же замерзнет. Она распахнула дверь машины и чуть не свалилась в снег от резкого порыва ледяного ветра.

– Мартин! – крикнула Абигайль.

– Закрой эту чертову дверь! – стуча от холода зубами, приказал он ей, не переставая отбрасывать снег в сторону.

– Ты окоченеешь! Возьми это пальто! – настаивала Абби, имея в виду кашемировое пальто мужа, надетое на нее.

– Через минуту, а сейчас закрой дверь!

Она повиновалась, браня Мартина за его командирский тон. Наконец колеса освободились от снега. Он убрал лопату и влез в машину. Абби лишь взглянула на него и тут же начала стягивать с себя пальто.

– Я не желаю слышать от тебя никаких возражений, Мартин Найт! Ты без звука наденешь это пальто. Живо! – Но тут она увидела, что его элегантный костюм совсем промок от снега. – Тебе придется сначала снять его – сказала Абби деловым тоном, поймав лукавый взгляд мужа. – Если ты не хочешь подхватить воспаление легких! Не волнуйся, я не буду смотреть, – язвительно добавила она.

– У меня лучше получается, когда есть зрители, – застывшими губами произнес Мартин и начал стаскивать с себя обледенелый пиджак, а за ним и рубашку.

Леди поспешно прикрыла глаза – не столько для того, чтобы избавить себя от зрелища великолепного мужского тела, сколько чтобы скрыть от мужа вспышку ревности в своих глазах, вызванную его ремаркой по поводу зрителей.

Боже, как это больно, молча простонала Абби. Она понимала, что не должна так реагировать на такие вещи. Но если бы ей удалось добраться до женщин, перед которыми он раздевался, она бы…

Я просто ненормальная, ругала себя молодая женщина. Мы же почти разведены, я не видела его десять лет. Почему же Мартин не может спать с другими женщинами? Только потому, что она сама до сих пор ни разу не изменила ему физически? Болезненное ощущение возникло у нее внутри, и она невольно вздрогнула, услышав звук расстегиваемой молнии брюк.

– Волнуешься, дорогуша? – услышала она низкий, насмешливый голос мужа. – Может поможешь мне снять их?

Черт! Все-то он замечает! Абби изобразила зевок.

– Скоро мы поедем? – не скрывая раздражения, спросила она. – Мне уже надоело торчать здесь!

Абби услышала, как он с трудом стягивает с себя влажные брюки.

– Может, ты придумаешь, как нам скоротать время побыстрее? – продолжал развлекаться Мартин.

10
{"b":"228","o":1}