ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого они заехали в бар перекусить.

– С каких это пор у нас с тобой общий банковский счет? – призвала Абби к ответу своего мужа, когда тот принес две кружки пива и гору бутербродов.

– Примерно уже две недели.

– Там же лежит огромная куча денег! Откуда они?

– От меня, – сухо ответил Мартин. – Не волнуйся, Абби. Я заработал их вполне легальным путем. А счет этот я открыл, зная, что ты не будешь платить за удовольствие отправиться со мной в эту поездку.

– Удовольствие! – хмыкнула Абби, возмущенная тем, как Мартин манипулирует ею. – Я жду не дождусь, когда все это закончится наконец. – Она вздохнула и вяло откусила кусочек бутерброда с сыром. Ей совсем не хотелось есть.

Абби, конечно, солгала по поводу поездки. Проведя в компании мужа менее суток, она чувствовала, что в ней что-то произошло, что-то изменилось. И это не давало ей покоя.

Впервые за последние десять лет она почувствовала себя снова живой. У нее было ощущение, что ей удалось получить в подарок чудодейственный эликсир, которого она хлебнула, не удосужившись заглянуть в руководство по его применению. И он подействовал выше любых предположений! Ей снова восемнадцать, и весь мир вращается вокруг Мартина. От этого обновленного чувства у нее бурлила кровь и голова шла кругом. Но оно и пугало ее. Через две недели все закончится, и она снова превратится в обычную Абигайль – женщину, умеренно удовлетворенную жизнью и не ждущую от нее никаких всплесков. И дай Бог, чтобы Мартин никогда не узнал о ее потаенных чувствах! Она уж как-нибудь постарается, чтобы этого не произошло.

Но было что-то еще, что сидело глубоко в ее сознании и лишало ее покоя. Абигайль чувствовала, что должна избавиться от этого как можно скорее.

– Я еду домой, – заявила она вдруг.

– Закончи свой обед сначала.

– Я не хочу есть!

– Зато я голоден. Дай мне спокойно доесть, и я отвезу тебя, куда пожелаешь. – С этими словами Мартин раздраженно вонзился зубами в очередной бутерброд.

– Я не хочу, чтобы ты отвозил меня! Мне надо… Я должна поговорить с Хьюго. Сказать ему, что уезжаю из Лондона на две недели.

Голубые глаза Мартина сверкнули яростью, показывавшей, что он не привык, чтобы ему прекословили.

– Я сказал, что отвезу тебя, – повторил он угрожающе.

Абигайль кипела от возмущения; стиснув зубы, она ждала, пока Мартин закончит свой обед, и ломала голову над тем, почему она позволяет ему так деспотически обращаться с собой. Молодая женщина пыталась найти оправдание своему покорству. Она не хотела устраивать сцен, понимая, что после Австралии навсегда освободится от своего самоуверенного мужа. А если она начнет выводить его из терпения, он никогда не оставит ее в покое.

Обманщица, насмешливо прошептал ее внутренний голос. Ты же прекрасно знаешь, почему позволяешь Мартину так обращаться с собой. Признайся, что где-то в глубине души тебе нравятся его сила и напористость. Ты просто слабая, безвольная женщина, которая только и ждет, чтобы ею командовали.

Ну уж нет! – возмутился рассудок Абигайль.

– Я ухожу, – отрезала она и, быстро встав, устремилась к выходу. Мартин последовал за женой и, подойдя к машине, открыл для нее дверцу.

Продолжая негодовать, Абби молча сидела в автомобиле, повернувшись к окну. Так, не произнеся ни слова, они подъехали к ее дому.

– В чем дело, Абигайль?

Она повернулась к Мартину.

– В тебе! Я ненавижу тебя! И твое высокомерие! Твою…

Он наклонил голову и закрыл ей рот поцелуем, исполненным злости и отчаяния и потому показавшимся Абби еще более сладким и волнующим. Он целовал ее до тех пор, пока она не стала задыхаться от недостатка воздуха. Всю ярость Абби как рукой сняло. Молодая женщина шевельнулась в его объятиях, почувствовав, как мужская ладонь прошлась по ее возбужденным грудям. Абби не волновало, что кто-то мог увидеть их сейчас за этим занятием. Единственное, чего ей нестерпимо хотелось, это чтобы Мартин…

Эротические мысли Абигайль прервал его голос.

– Понимаю твое нетерпение, но не сейчас, дорогая, – бесстрастно произнес Мартин. – Мне кажется, неприлично заниматься любовью в машине, особенно средь бела дня.

Рука Абби взметнулась вверх, и она со всей злостью влепила мужу звонкую пощечину. На лице молодой женщины сразу появилось выражение удовлетворения.

– Кстати, – деловито заметил он, словно ничего не произошло, – не забудь упомянуть о нашей схватке в автомобиле, когда будешь разговаривать с Хьюго. – И он оскорбительно усмехнулся.

7

– Что же ты ему сказала?

Абигайль сделала вид, что не поняла вопроса Мартина.

– Кому?

– Человеку, с которым ты будешь спать через пять недель.

Абигайль почувствовала себя виноватой, вспомнив вчерашнее утро и то, как Мартин едва не затащил ее в постель.

– А тебе обязательно все надо знать? – с раздражением спросила она. – Почему тебя это так интересует?

– Что с тобой, дорогуша? – язвительно произнес Мартин. – Почему ты так реагируешь на простой вопрос? Или у тебя уже началась предсвадебная лихорадка?

– О, оставь мою личную жизнь в покое, пожалуйста, – проговорила Абигайль и с подчеркнутым вниманием посмотрела на огромный сверкающий бриллиант кольца, подаренного ей Хьюго в день их помолвки. Она заметила, что Мартин скосил взгляд на ее палец, поэтому повернула руку так, чтобы камень заиграл всеми цветами радуги. Мартин обратил внимание на ее жест и, пренебрежительно хмыкнув, сильно нажал на педаль. Машина дернулась, и Абигайль резко подалась вперед.

Они ехали в аэропорт на «порше», который Мартин арендовал и должен был оставить в Хитроу. Он сказал об этом Абби с небрежностью человека, не привыкшего считать деньги. Словно для него брать напрокат дорогие машины и оставлять их в аэропортах такое же привычное дело, как для других ездить на метро. Абби подозревала, что с Мартином так и было на самом деле. Она до сих пор не могла поверить в то, что ее Мартин – необузданный, непокорный юноша из ее прошлого – стал теперь преуспевающим богатым бизнесменом.

Она откинулась на мягкое кожаное сиденье и глубоко вздохнула. За последние сутки у нее не было даже времени толком подумать об этом.

Все произошло так быстро – ее насильственное исчезновение с помолвки, две бессонные ночи, оформление визы, покупка билетов, – что Абигайль не имела возможности выяснить, каким образом Мартин вдруг разбогател. Она, правда, попыталась однажды закинуть удочку, но муж посмотрел на нее таким взглядом, плотно сжав губы, что Абби больше не решалась затевать разговор на эту тему. Не сомневаюсь, что это какие-то противозаконные дела, со злорадством думала Абигайль, в то же время понимая, что она ошибается.

– Что же все-таки он сказал? – повторил свой вопрос Мартин.

– Ты имеешь в виду Хьюго? – нежно пропела Абби. – Это тебя не касается, – уклончиво произнесла она, твердо решив про себя, что Мартин никогда не узнает, что ей сказал Хьюго, когда она позвонила ему.

Желая сменить тему, Абигайль, не подумав, спросила:

– Скоро приедем?

В этот момент они как раз проезжали огромную неоновую вывеску, на которой большими сверкающими буквами было написано «Аэропорт Хитроу». Абби заметила, что Мартин не смог удержаться от улыбки. Вспылив, она отвернулась к окну и тупо уставилась на дорогу.

Все это утро Абигайль ломала себе голову над тем, что бы случилось, если бы она не поддалась на шантаж Мартина. Как бы он среагировал, если бы она сказала ему, между прочим, что финансовые проблемы отчима не имеют к ней никакого отношения? И что поэтому она спокойно может не ехать в его Австралию?

Но все дело было в том, что она не хотела говорить ему об этом. Абигайль вынуждена была честно признать это. Она сгорала от любопытства узнать, как Мартин жил все эти десять лет без нее. И именно поэтому она хотела, ох как хотела провести с ним две недели в Австралии. Ей было стыдно признаваться в этом, но это была чистая правда. А потом, размышляла она сама с собой, я смогу навсегда выбросить Мартина из своего сердца. Правда, эта мысль показалась ей не очень убедительной.

19
{"b":"228","o":1}