A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
33

Выйдя из машины, они направились в зал ожидания для пассажиров первого класса. На Мартине были классические черные джинсы и белый свитер. Через плечо был перекинут черный кожаный пиджак. Его туалет был довольно простым, но если вы высокий, привлекательный и великолепно сложенный мужчина, каким и был Мартин, то вид у вас просто сногсшибательный. Наблюдая за уверенной, упругой походкой Мартина, когда он шел к газетному киоску, Абби неохотно признала, что он вполне мог работать мужской моделью.

– Какой задумчивый вид у этих больших золотистых глаз, – услышала Абигайль добродушный голос героя своих раздумий. – О чем ты думаешь?

Молодая женщина представила, что бы сказал Мартин, если бы она выпалила: о твоей неотразимой внешности. При этой мысли у нее покраснела шея.

– Воротник немного тесноват, дорогуша? – невинно спросил Мартин. Но насмешливый блеск его глаз ясно давал понять, что он догадывается, в каком направлении работает ее мысль. – Почему бы тебе не снять свитер?

Абигайль метнула на него испепеляющий взгляд, но машинально начала стаскивать с себя свитер. Ее черные волосы, небрежно скрепленные заколкой, рассыпались, когда она просовывала голову через горло свитера, и теперь лежали густой массой на плечах.

– Красиво, – одобрительно пробормотал ее спутник.

То же самое он говорил, когда гладил своими пальцами внутреннюю сторону ее бедер… Лицо Абби снова начала заливать краска. Она ведет себя как какая-то робкая школьница, которую застукали за неблаговидным занятием. Неужели я всегда буду так пылко реагировать на него, мрачно подумала Абигайль.

– Я хотела бы немного шампанского, – сказала она.

– Проще простого.

Мартин едва поднял бровь, как около него появилась официантка. Себе он заказал минеральную воду. Все это было доставлено им через три минуты.

Абигайль с удовольствием выпила бокал холодной шипящей влаги. Легкий алкоголь сразу подействовал на нее, заметно улучшив настроение. И она, не сделав перерыва, быстро проглотила второй бокал игристого вина. Заметив это, Мартин нахмурился.

– Может, тебе не стоит так частить? Насколько мне помнится, по утрам ты выпивала только две чашки отвратительного кофе. Как только тебе удавалось приготовить такое пойло?!

Интересно, как она могла сейчас есть что-то после двух сумасшедших ночей? – подумала Абигайль. В одну из этих ночей она проснулась где-то часа в три утра и, полусонная, протопала в гостиную, думая, что Мартин спит на тахте. Но его там, конечно, не оказалось. Накануне вечером он ушел в «Ритц». Он пригласил и ее пойти с ним, насмешливо ухмыляясь. Но Абигайль холодно отвергла его приглашение.

Он вернулся в ее квартиру рано утром, бодрый и сияющий после утренней пробежки. Абби, естественно, не выспалась, поэтому смогла предложить ему только чашку кофе. При этом рука у нее дрожала. Он попробовал ее горячий напиток и поморщился.

– Он не был отвратительным! Я заварила его в кофейнике! Просто твоя светлость, очевидно, не пьет растворимый кофе, вот и все! – возмущенно проговорила Абигайль и снова отхлебнула большой глоток шампанского. Если он считает, что ей не следует пить второй бокал шампанского, то в таком случае она проглотит еще и третий! Он держался настолько спокойно, хладнокровно и невозмутимо, что Абигайль захотелось во что бы то ни стало вывести его из себя и посмотреть, что из этого получится.

Мартин содрогнулся.

– Твой кофе похож на жидкую глину, Абигайль. Просто ты привыкла, что тебе его готовили другие люди, поэтому не давала себе труда научиться самой делать это. Я сварю тебе хороший кофе как-нибудь, чтобы ты поняла, что это такое.

– Жду не дождусь! А что касается того, что для меня готовили другие люди, то ты, кажется, забыл, что последние десять лет я живу вполне самостоятельно.

– Ах да, я и забыл о твоем загадочном образе жизни.

– Не более загадочном, чем твой! – буркнула Абигайль.

Мартин весело улыбнулся.

– Какие проблемы, дорогуша. У нас с тобой впереди целых две недели, так что мы еще успеем… гм… снова узнать друг друга поближе.

Что бы это могло значить? – подумала Абби. Но она уже знала ответ на этот вопрос. Мартин просто хотел спать с ней, а ее поведение в последние дни убедило ее в том, что он получит свое. Ну что ж, ему придется изменить свое мнение на этот счет.

– Хотя, – произнес Мартин, как бы размышляя вслух, – одно мне кажется странным. В то время как я шел вверх по лестнице своей жизни, ты, кажется, двигалась в совершенно противоположном направлении. Взять хотя бы твою квартиру – ты меня просто удивила своим выбором, моя прелесть. Или Хьюго. Вот уж не думал, что ты свяжешь свою жизнь с таким человеком.

– Ты хочешь сказать, что он не похож на тебя? – с вызовом спросила Абигайль.

Он криво улыбнулся.

– Ты мне льстишь, дорогая.

– Вот уж чего не собиралась делать, так это льстить тебе! – возмутилась она. – Правда, может, ты и попал в точку. Не исключено, что я искала того, кто бы как можно меньше походил на тебя. Возможно, мне хотелось, чтобы мой второй брак продлился дольше двух месяцев!

– Значит, на этот раз ты стремишься к длительному браку. Прожить с твоим новым избранником этак лет сорок. В общем, иметь, как говорится, до смерти скучную, занудную, неинтересную жизнь.

Абигайль подняла на Мартина свои большие золотистые глаза.

– Ты совсем не знаешь меня, Мартин.

– Смотря, что ты подразумеваешь под «знанием», – сказал он, прикрыв глаза.

Господи, как он умеет повернуть так, что в результате все получается шиворот-навыворот.

– Я хочу еще шампанского.

– С тебя уже достаточно.

– Может, я сама решу, хватит мне или нет? – высокомерно произнесла Абигайль и в ответ получила холодный взгляд голубых глаз.

– У меня так и чешутся руки убрать эту надменную улыбочку с твоего лица, – тихо сказал Мартин.

– Каким образом, интересно? – спросила Абби, еще шире растягивая губы.

– Ты прекрасно знаешь каким, – ответил он обманчиво мягким тоном.

– О, Мартин, – проворковала Абигайль. – Ты погубишь мечты всех женщин, сидящих в этом зале, если начнешь целовать меня у них на глазах.

Теперь настала очередь Мартина ухмыляться.

– А кто говорит о поцелуях?

Экс-жена заскрежетала зубами.

Подошла официантка с третьим бокалом шампанского, и Абби оживилась. К ее немалому удивлению, Мартин больше не проходился по поводу чрезмерного потребления ею алкоголя. Он взял «Файнэншл Таймс» и, откинувшись на спинку дивана, углубился в чтение.

Она потеряла всякий интерес к своему намерению «достать» Мартина, так как он перестал обращать на нее какое бы то ни было внимание. Она, конечно, понимала, что ведет себя глупо, но поделать с этим ничего не могла. Ему, казалось, было абсолютно наплевать на то, как она себя чувствует. Появиться в ее жизни как ни в чем не бывало…

Какой пустяк – всего-то через десять лет разлуки! И при этом она запросто позволяет ему увезти себя в Австралию, как будто никаких препятствий нет! Неужели он не понимал, в каком разбитом состоянии она была, когда он ушел от нее тогда? Что она, полная идиотка, сидела и ждала, когда он вернется домой? Но Мартин не вернулся, он просто-напросто исчез. Негодяй! – с ожесточенной обидой подумала Абигайль.

Она продолжала пить шампанское мелкими глотками, правда, оно уже не казалось ей таким вкусным. Но Абби вознамерилась допить третий бокал до конца. Мартин по-прежнему с повышенным вниманием изучал колонки цифр в «Файнэншл Таймс», будто это был лучший бестселлер года.

Бесчувственное животное! Абби было так жаль себя, что она решила утешиться еще одной порцией игристого напитка.

– Принесите мне, пожалуйста, еще бокал шампанского, – лучезарно улыбнувшись, обратилась она к официантке.

Вышколенная красотка бросила молниеносный взгляд на Мартина, и Абигайль увидела, как он слегка покачал головой.

– Спасибо, больше не надо, – произнес он.

– Да, сэр. – Девица с готовностью улыбнулась ему и, виляя задом, направилась в противоположный угол салона.

20
{"b":"228","o":1}