ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Абигайль напряженно смотрела на мужчину, который грозно возвышался над ней. Она онемела от шока, все еще не веря своим глазам. Испуганная женщина видела сверкающий блеск голубых глаз. Она схватилась рукой за перила веранды, чтобы не упасть.

Сердце Абби затрепетало вопреки ее желанию, во рту у нее пересохло. Это нечестно! – в отчаянии подумала молодая женщина. Как это возможно, чтобы по прошествии стольких лет Мартин продолжал оказывать на нее такое воздействие? И почему она не может реагировать на него спокойно, без всяких эмоций.

– Мартин? – почти выдохнула Абигайль, когда у нее практически не осталось сомнений в том, что перед ней стоит мужчина, которого она не видела почти десять лет. – Это действительно ты?

Мартин самодовольно рассмеялся.

– Сейчас убедишься сама, – произнес он глубоким, насмешливым голосом и вдруг, схватив Абигайль за локоть, привлек к себе и наклонил голову для поцелуя.

Молодая женщина остолбенела от неожиданности и первую минуту стояла не шевелясь. А он тем временем властным движением приник к ее губам, впившись в них с какой-то ожесточенной страстью.

Да, поцелуи Мартина не спутаешь ни с какими другими, мелькнуло во взбудораженном мозгу Абигайль.

О Господи, не надо, – мысленно простонала молодая женщина. Но ее тело инстинктивно прильнуло к плотной груди Мартина, который, к ужасу Абигайль, целовал ее с грубой, неистовой силой. Его поцелуй был таким глубоким, настойчивым и интимным, что у Абигайль возникло ощущение, что Мартин обладает ею.

А он продолжал прижимать ее к себе все теснее и теснее, и ошеломленная женщина чувствовала, как ее тело невольно начинает реагировать на эти объятия.

Мартин прекрасно знал, как доставить ей удовольствие, пронеслось в затуманенном мозгу Абигайль. Она чувствовала, как язык Мартина скользит внутри ее рта, делая нежные, круговые движения. Соски молодой женщины набухли и стали твердыми, и она поняла, что с ней происходит.

Эта мысль сразу охладила ее всколыхнувшиеся эмоции, и Абигайль вырвалась из объятий Мартина. Он язвительно хмыкнул.

– Ну как? – насмешливо спросил Мартин. – Убедилась? Или я целуюсь, как привидение?

Абигайль с трудом перевела дыхание от возмущения.

– Ты целуешься, как дьявол! Ты и есть дьявол на самом деле! – вне себя прошептала она. – А теперь исчезни так же дьявольски, как и появился!

– Ну-ну, Абигайль, – саркастически произнес Мартин, – неужели у тебя не осталось никакого сострадания к своему мужу? Нет чтобы спросить: дорогой, где ты был все эти годы?

Абигайль смотрела на этого насмешливого мужчину, которого она знала почти так же хорошо, как и себя, – человека, который много лет назад разбил ей сердце на тысячи маленьких осколков.

– Мне наплевать, где ты был, – сердито промолвила Абигайль. – Ты бросил меня десять лет назад, ушел без единого слова. Но все это, как и ты, Мартин, уже давно в прошлом. Не лучше ли оставить все как есть? Я не склонна позволить тебе хозяйничать на чужой территории! Думаю, ты и сам сочтешь, что тебе следует уйти.

Выслушав ее тираду, Мартин сухо рассмеялся и крепко схватил Абигайль за руку.

– А вот здесь, моя дорогая, ты ошибаешься, – возразил он. В голосе Мартина слышались стальные нотки. – Я никуда не уйду, во всяком случае до тех пор, пока не получу того, зачем пришел.

Решительный, угрожающий тон Мартина не допускал никаких возражений, и Абигайль почувствовала, как у нее по спине пробежали мурашки.

Мартин и в двадцать лет производил впечатление властного человека. Десять лет спустя он, видимо, стал настоящим тираном.

Еще минута, и она избавится от этого ночного кошмара, подумала Абигайль, а пока придется вступить с ним в этот сумасшедший разговор и выяснить, чего ему надо.

– О чем это ты? Что ты должен получить здесь? – спросила Абигайль, голос ее слегка вибрировал.

Мартин подчеркнуто внимательно посмотрел на ее дрожащие губы, и она увидела, как потемнели его глаза.

– Как что? Тебя, Абигайль, конечно. Ты что, не поняла еще? Я пришел за тобой.

– Ты с ума сошел, – прошептала молодая женщина, не веря своим ушам.

Губы Мартина растянулись в жесткую, твердую линию.

– Я надеюсь, что ты пойдешь со мной добровольно.

– Никуда я не пойду с тобой!

Видно было, что Мартин с трудом сдерживает свою ярость.

– Успокойся, Абигайль. Я хочу перекинуться словечком со своей законной женой, только и всего. Наедине.

– Ты действительно спятил! – в изумлении промолвила Абби. – Я ведь через месяц стану женой другого! Уже оформлены все бумаги для нашего с тобой развода!

Мартин невозмутимо покачал головой.

– Ничего подобного. Ты немного поторопилась, моя милая. Бумаги о разводе еще не окончательно готовы. Правда, если быть точным, мы будем считаться абсолютно свободными людьми только через пять недель. – Мартин откровенно ухмыльнулся. – Так что по закону, по крайней мере, ты все еще моя жена, и у меня есть к тебе предложение. Повторяю еще раз – ты идешь со мной или нет?

Несмотря на невероятность происходящего, Абигайль думала только об одном: Мартин вернулся!

Она снова обрела дар речи.

– Пойти? С тобой? Ты, должно быть, шутишь! Ты самый последний человек на земле, с которым я соглашусь куда-то пойти!

И опять на губах Мартина мелькнула холодная усмешка.

– О, Абигайль, – произнес Мартин, укоризненно покачивая головой и одновременно беря ее за запястье твердыми, как сталь, пальцами. – Мне надо было догадаться, что ты будешь чувствовать себя неловко.

– Отпусти меня! – крикнула рассерженная Абигайль. – Или я закричу на весь дом.

– О Господи, – проговорил Мартин примирительно. – Я надеялся, что мы сможем договориться, как цивилизованные люди. Но я забыл о твоем легендарном нраве.

Абигайль попыталась вырваться из крепкого захвата его руки, но перевес был явно на стороне Мартина. В бессильной ярости Абигайль колотила свободной рукой по его твердой груди. Судя по реакции Мартина, он даже не замечал ее ударов. Затем он наклонился и, подхватив свою непокорную жену под колени, отчего юбка ее задралась, перебросил ее через плечо. Голова Абигайль лежала на спине Мартина, а его рука прочно держала женщину за обнаженные бедра. Мартин медленно провел пальцами по нежной коже.

– Ммм, – сладострастно пробормотал он. – Какая прелесть!

И вдруг произошло что-то совсем уж невероятное. В следующее мгновение Абби почувствовала внутри себя радостное веселье. Мартину всегда удавалось рассмешить ее, заставить улыбнуться, когда у нее бывало плохое настроение. И сейчас эта его способность каким-то образом взбудоражила Абигайль в гораздо большей степени, чем его ласки, заставлявшие когда-то ее тело трепетать от неистового желания. Среди людей, которых она знала, Мартин, несомненно, был самым неординарным человеком. И она снова оказалась в его объятиях! Но Абби тут же подавила в себе этот короткий эмоциональный всплеск, вспомнив, что он с ней сделал десять лет назад.

Мартин ушел от нее в самый трудный момент ее жизни, и Абби поклялась, что никогда не простит ему этого.

– Я ненавижу тебя, – прошептала она ему в спину, когда Мартин нес ее к машине.

– Могу тебе ответить тем же, – сказал он с горечью.

2

– Отпусти меня! – прокричала Абби в холодную, зимнюю ночь. Но Мартин, не обращая ни малейшего внимания на ее протесты, шел по занесенному снегом подъездному пути к низкой черной машине, припаркованной в конце дорожки.

Неужели никто так и не увидит их? – подумала растерянная Абигайль. Ведь любой, кто посмотрит на них, сразу заподозрит что-то неладное: невозмутимый мужчина несет через плечо брыкающуюся женщину. Где Хьюго, черт возьми, или хотя бы отчим?

– Поставь меня на землю или я буду кричать!

– Только попробуй, и я закрою тебе рот поцелуем, – пригрозил Мартин.

Поскольку Абигайль не доверяла своим эмоциям, она предпочла не рисковать. Ей с трудом удалось подавить громкий, пронзительный крик, готовый было вырваться из ее легких у самого уха похитителя.

3
{"b":"228","o":1}