ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Господи!.. Кстати, Абигайль, – вдруг строго спросил Мартин, – где ты научилась делать это?

– Что?

– Искусственное дыхание.

Абигайль сделала губы бантиком.

– Ах, это. На светских раутах. Там это было очень популярным развлечением, – пошутила она. Но Мартин схватил ее за руки.

– Перестань кривляться. Я хочу знать! – проговорил он сквозь зубы. – Ты можешь стать серьезной хоть на одну минуту?

Она отстранилась от него. Ей следовало бы знать, что этим все кончится, – они поговорят, потом начнут ссориться. В общем, как всегда.

– Хорошо. Что ты хочешь от меня услышать? – раздраженно сказала она. – Ты ведь уже составил для себя мой образ: пустоголовая состоятельная дамочка, прожигающая жизнь на светских приемах. Ты очень старался показать мне, как ты изменился. Но почему ты так пренебрежительно думаешь обо мне? С чего ты взял, что я осталась такой, какой была десять лет назад?

– Я пытался выяснить это! – взорвался он. – Но каждый раз, когда я спрашивал тебя об этом, ты замыкалась в себе, как улитка в своей раковине, и ничего не рассказывала. Что у тебя за тайны, что о них нельзя говорить?

– Никаких тайн нет. Я просто не видела смысла рассказывать тебе что-либо, потому что наши отношения должны были скоро кончиться.

– Так где же ты все-таки научилась делать искусственное дыхание? – снова спросил Мартин.

– Я жила в Африке два года. Работала в ВООП.

Глаза Мартина расширились от изумления.

– Это Всемирная организация оказания помощи? – уточнил он. – Которая доставляет продукты и медикаменты в страны третьего мира?

Она кивнула.

– Да. Там, конечно, были люди, гораздо более квалифицированные, чем я. Но зато у меня было одно неоценимое качество – я была материально независима, благодаря наследству моей бабушки, поэтому могла работать бесплатно. Там я окончила курсы медсестер. Я могу принять теперь даже роды, – с гордостью сказала она, тут же прикусив язык. Абби поняла, что затронула запретную тему.

– Правда? – задумчиво произнес Мартин, словно он не слушал ее, занятый своими мыслями. – А чем ты занималась, когда вернулась домой?

– Я продолжаю работать на эту организацию, – сказала Абигайль. – И по-прежнему на добровольных началах. Теперь, когда я начала продавать свои картины, я отдаю в ВООП большую часть вырученных денег. Я вполне могу обойтись без них.

– А твоя работа в магазине, где продаются нелепые платья, напоминающие автомобильные камеры?

– Я никогда не работала там, – сказала Абби, покачав головой. – Просто офис ВООП находится на втором этаже прямо над этим магазином. «Новые модели» сдают нам офис почти что даром. А за это кто-то из нас должен подменять продавцов в торговом зале, когда они уходят на обед.

– Почему же ты ничего не говорила мне об этом раньше? – спросил Мартин.

– О, Мартин, не надо! Ты ворвался в мою жизнь и унес меня в буквальном смысле слова из дома. Я была уверена, что я тебя не интересую. Просто я должна была оказать тебе услугу в обмен на твое снисходительное отношение к моему отчиму.

– Но ты же призналась, что тебя не слишком волнуют проблемы Хэмфри.

– Да, – тихо промолвила его жена. – Не волнуют. И никогда не волновали. По большому счету.

– Зачем же ты тогда согласилась поехать со мной? – недоуменно спросил Мартин, хмурясь.

Этот вопрос таил в себе опасность. Если он узнает о ее истинных чувствах к нему, думала Абби, то почувствует себя виноватым. У нее даже возникла мысль, что, если Мартин поймет, что она до сих пор любит его, он не будет заниматься с ней любовью.

По мнению Абигайль, Мартин относился к категории мужчин, которые считают ниже своего достоинства использовать ситуацию в своих интересах. Это, конечно, делает ему честь, но в данном случае ей это только мешало. Абби во что бы то ни стало хотела провести ночь с Мартином, и она проведет ее! А там будь что будет.

– Зачем? – повторил Мартин свой вопрос. – Почему ты согласилась на мое предложение?

Абби изобразила безразличие, слегка дернув плечиками.

– Женское любопытство, – сказала она. – Назови мне женщину, которая не хотела бы узнать, как живет ее бывший муж, и я скажу тебе, что она лжет.

– Понятно, – задумчиво произнес Мартин. – Гм. Ну и как тебе показался мой образ жизни?

– Вполне показался. Ты времени зря не терял.

– Да? – пробормотал Мартин, и она услышала улыбку в его голосе. Он положил ей руки на плечи и притянул к себе.

Наконец-то! Абби уютно прижалась щекой к мужской груди.

– А до того?

– До чего «того»? – спросила Абигайль.

– До того, как в тебе проснулась совесть и ты уехала за границу работать, чем ты занималась? Я имею в виду все те бесчисленные фотографии в газетах, на которых ты была изображена с разными мужчинами. Прожигала жизнь на светских раутах? – с легким сарказмом спросил Мартин.

Абби возмущенно отпрянула от него.

– Что за ехидный, обвинительный тон! Если тебе уж так хочется знать, то светская жизнь – тоска смертная! Я умирала со скуки! А ходила я на все эти приемы для того, чтобы заполнить пустоту. Мне надо было занять себя чем-то, потому что…

– Потому что? – подтолкнул ее Мартин. Абигайль бросила на него горящий взгляд.

– Потому что я жутко скучала по тебе, вот почему!

Мартин тяжело вздохнул.

– Но, конечно, я скоро успокоилась, – поспешно добавила Абигайль.

– Конечно, – мрачно повторил Мартин. – Это очень интересно.

– Интересно! О Господи, Мартин Найт! Ты хочешь поцеловать меня или нет?

– Я уж думал, что ты никогда не попросишь меня об этом, – засмеялся он и прижал Абигайль к себе. Он долго всматривался в ее лицо, и по его глазам она поняла, что его что-то тревожит.

– Ну что еще? – спросила Абби, вздохнув. В ее голосе слышались нежность и грусть, потому что она сердцем почувствовала, что сейчас скажет Мартин.

– Я хочу, чтобы ты ответила мне еще на один вопрос, Абигайль. Я должен знать это. Зачем ты сказала мне тогда, что ждешь ребенка? Я ведь знаю, что лгать не в твоем характере. Неужели ты сделала это, чтобы женить меня на себе?

– Если бы не ребенок, ты бы не женился на мне? – в свою очередь спросила Абигайль.

Он помолчал немного, затем покачал головой отрицательно.

– Нет, – честно признался он. – Тогда нет. Я, конечно, хотел жениться на тебе, но только после окончания университета.

Какой дипломатичный ответ, подумала Абигайль.

– Я не хотела так долго ждать, – сказала она. – Может, поэтому все это произошло.

– Что произошло? – резко спросил Мартин. Она отодвинулась от него и обхватила руками свои колени. Она еще никому не говорила об этом, ни единой душе, если не считать врача, который беседовал с ней много позже. Сможет ли она рассказать об этом мужу?

– Радость моя, что?

Мягкий тон его голоса сломал барьеры. Может, на нее подействовала нежность, светившаяся в его теплых, голубых глазах, но Мартин, решила Абигайль, как никто другой, имел право знать об этом.

– Я не обманула тебя насчет ребенка, но я не была беременна, – сказала она.

– Ничего не понимаю, – недоуменно проговорил Мартин.

Она печально вздохнула.

– Я тоже тогда ничего не понимала. У меня три раза подряд не было месячных, моя грудь болела, и я испытывала тошноту по утрам. И мы с тобой занимались сексом без всякой защиты. Я была так напугана, что боялась идти к врачу.

– Я помню, – тихо сказал Мартин. – Я ведь был рядом с тобой тогда, ты забыла?

– У меня была так называемая ложная беременность, – прямо сказала Абигайль. – Это когда у женщины имеются все физические признаки беременности, а на самом деле ее нет. Это случилось со мной, наверное, потому, что я очень хотела иметь от тебя ребенка и знала, что это привяжет тебя ко мне. – Голос Абби задрожал, но она быстро взяла себя в руки. – Это своего рода истерическая реакция, которая бывает, как правило, у молодых девушек…

– Абигайль! А-абби, дорогая. – Мартин снова обнял ее и прижал к своей груди. Она закрыла глаза, наслаждаясь теплом его тела. Вдруг Мартин, не выпуская ее из рук, отодвинул Абби от себя так, чтобы видеть ее глаза. – Господи Боже мой, почему ты тогда не сказала мне об этом?

30
{"b":"228","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Туве Янссон: Работай и люби
Дерзкий рейд
Дочь болотного царя
Византиец. Ижорский гамбит
Письма моей сестры
Отморозки: Новый эталон
Бумажная принцесса
Валериан и Город Тысячи Планет