ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, Мартин! Как я могла? Обнаружив, что я не беременна, я поняла, что ты не обязан был жениться на мне, – тихо промолвила она. – Ты что, не понимаешь? Сказав тебе о ребенке, я заставила тебя вступить со мной в брак, который тебе был совершенно не нужен. Это было самое неподходящее для тебя время. Я имею в виду твою карьеру и вообще планы на жизнь.

Мартин кивнул головой, как бы соглашаясь с мнением Абигайль.

– Почему тогда ты не приехала на встречу со мной, когда получила мое письмо, а прислала вместо себя Хэмфри?

– Я была в депрессии. Ты ушел, у меня оказалась ложная беременность… Я чувствовала… – Абигайль замялась немного, но затем решительно сказала: – У меня было чувство, что на меня обрушился весь мир. Хэмфри уговаривал меня, что будет лучше, если свободный человек сам будет решать свою судьбу.

Она тяжело вздохнула.

– Свободный! – гневно воскликнул Мартин. – Ха! Ты ведь знаешь, что он предлагал мне деньги?

– Не может быть!

Он мрачно кивнул.

– Может. Он сказал мне, что ты хочешь расстаться со мной, и спросил, сколько мне нужно заплатить, чтобы я оставил тебя в покое. Твой отчим сказал, что не поскупится. Он даже пытался апеллировать к моей совести. Мол, если я действительно люблю тебя, как утверждаю, то должен освободить тебя. – Мартин презрительно скривил губы. – Хэмфри заявил, что ты можешь найти себе более подходящую пару.

– И ты поверил ему? – спросила Абигайль, еще не пришедшая в себя от шока.

Он поднес ее руки к своим губам и поочередно поцеловал каждый пальчик. Затем посмотрел ей в глаза.

– Я считал, что в его словах была доля правды. У меня тогда ведь ничего не было, даже перспективы. Я подумал о нашей с тобой скудной жизни. О том, что у нас было только два выхода – продолжать тянуть эту лямку или принять помощь от Хэмфри. Я решил, что ты, возможно, жалеешь о том, что вышла за меня замуж, и действительно сможешь устроить свою жизнь гораздо лучше. Я сказал Хэмфри, куда он может засунуть свои деньги, и ушел.

– Ничего удивительного в том, что ты так ненавидишь его, – сказала Абби. – Особенно после того, что он сделал с твоей матерью…

Мартин покачал головой.

– Я не ненавижу его, Абби. Мне просто его жаль. – Мартин провел указательным пальцем по вене, проступающей на запястье Абигайль. – Потом я увидел твои фотографии в газетах и подумал, что, наверное, правильно поступил, уйдя от тебя. У нас ведь не было ничего общего.

– Боже. – Абигайль вздохнула с грустью. – Как это все глупо. Мартин! Что ты делаешь?

Он взял ее за плечи и поднял с дивана.

– У меня такое чувство, – торжественно произнес он, – что ты хочешь воспользоваться моим телом. Что ж, даю тебе разрешение на это! – Мартин положил руку ей на плечи и повел к двери, ведущей в спальню.

Абби задрожала. Она испытывала приятное волнение и в то же время беспокойство. У нее было странное ощущение – она так долго ждала этой минуты, но сейчас почему-то вдруг оробела.

Он распахнул дверь и не снимая руки с ее плеч ввел Абигайль в спальню.

Первое, что увидела молодая женщина, было окно.

– Мне казалось, оно смотрит на город! – воскликнула она радостно. За окном спальни Мартина расстилалась бесконечная гладь океана.

Он удивленно посмотрел на Абигайль.

– Что?

– Вид из твоего окна! Из него же виден океан.

– Ничего не понимаю… – растерянно пробормотал Мартин.

– Келли сказала мне, что из окна твоей спальни открывается потрясающий вид на город! А это не так. Значит, она не была здесь.

Мартин схватил жену за плечи и вперился в нее сердитым взглядом.

– Разумеется, она не была здесь! Если я знаю какую-то женщину, то это не значит, что я сплю с ней. И вообще…

– Что вообще? – спросила она.

– Ничего. Это не имеет значения. В данный момент вообще ничего не имеет значения, кроме твоего поцелуя, любимая. Если ты сейчас же не поцелуешь меня, то я…

Она быстро поднялась на носки и прижалась к его губам.

Это был самый восхитительный поцелуй – нежный и в то же время страстный. Абби переполняли эмоции, и она готова была расплакаться от счастья.

Он чуть отстранился от нее, с любовью глядя ей в лицо.

– Ты такая красивая, такая утонченная, хоть понимаешь сама, какая ты есть?

– Ты тоже красивый, – пролепетала Абби с дрожью в голосе.

Мартин снял с нее зеленую блузку, и теперь она стояла перед ним в боди и джинсах. Он провел пальцем по контуру ее груди.

– Кто бы ни изобрел эту штуку, – проворчал Мартин, – он был садистом. Представляешь, сколько потребуется времени, чтобы вытащить тебя из нее.

– Не знаю, не знаю, – проворковала Абби. – Тебе следует поискать застежку.

– Я думаю, что ты сама должна показать мне ее, – сказал Мартин, подошел к кровати и лег на нее, положив руки под голову. Он смотрел на Абигайль из-под полуприкрытых ресниц.

Ей еще ни разу не приходилось заниматься стриптизом. Она скинула туфли и вылезла из джинсов. Теперь на ней осталось только белоснежное боди, которое плотно облегало ее тело, подчеркивая каждый его изгиб. Молодая женщина почувствовала смущение.

– Иди ко мне, – позвал ее Мартин, словно поняв ее состояние. Он распахнул свои руки, и Абби с радостью бросилась в его объятия. – Хочешь, чтобы я помог тебе?

– С удовольствием.

Он скользнул пальцами по ее грудям, спустился к животу и ниже, пока наконец ни нащупал три маленькие кнопки.

– Ммм, – блаженно произнес он. – Беру свои слова обратно.

Абби испытывала сладкую муку, когда пальцы Мартина начали расцеплять первую кнопку. Но вот он справился с ней, и Абби чуть не простонала вслух, не в силах выносить медленные движения рук Мартина, принявшегося за вторую кнопку. Он что, нарочно тянет время, чтобы помучить меня? – подумала она, чувствуя невыносимое томление во всем теле.

Легкий щелчок, и со второй кнопкой было покончено. Абби чувствовала, что умрет, если Мартин не дотронется до нее сию же секунду.

Но вот третья, последняя, кнопка щелкнула и открылась, и из груди Абби вырвался вздох облегчения, тут же перешедший в стон наслаждения, когда пальцы Мартина начали медленно скользить по ее обнаженной плоти. У Абби возникло ощущение, что она превращается в горячий, тягучий мед.

– Если подумать, – пробормотал Мартин, испытывающий, очевидно, такие же эмоции, – то эта штука на самом деле очень удобна. Представляешь, в любое время и в любом месте…

– Тихо, – оборвала его Абби и потянула к себе его голову для поцелуя.

Казалось, что этот поцелуй будет продолжаться вечно. Абигайль, во всяком случае, хотела, чтобы это было именно так. Но у Мартина на этот счет были свои соображения.

– Сними эту штуку, – сказал он нетерпеливо. Глаза Мартина затуманились, когда он увидел ее обнаженное роскошное тело.

Не сводя с нее глаз, он начал расстегивать пуговицы на своей сорочке. Но налившиеся, тяжелые груди Абигайль, к которым были прикованы сейчас глаза Мартина, очевидно, мешали ему сосредоточиться.

– Помоги мне, – хриплым от возбуждения голосом попросил он.

О, теперь они вдвоем будут вести эту сладкую, мучительную игру, подумала Абигайль. Она потерлась щекой о его плечо как нежная, ласковая кошечка, и положила ладонь на молнию джинсов, натянутых до предела.

– Вот так, – промурлыкала Абби, делая медленные, круговые движения по возбужденному органу.

– Ты колдунья, – мягко проворчал Мартин и сорвал с себя сорочку. Затем оттолкнул руку Абби, расстегнул молнию на джинсах и быстро стащил их с себя. За джинсами последовали плавки.

Абби провела языком по пересохшим губам, увидев обнаженное тело Мартина. Глаза его горели страстью, когда он повалил Абби на кровать. Мартин стал осыпать ее тело поцелуями и делал это до тех пор, пока молодая женщина не застонала от нетерпения.

– Хочешь меня сейчас? – хрипло произнес Мартин. – Хочешь, Абби?

– Да! Очень!

Она почувствовала, как он немного сдвинулся, занимая более удобное положение перед тем, как войти в нее. Она подняла левую руку, намереваясь запустить свои пальцы в его густые волосы.

31
{"b":"228","o":1}