ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мартин подошел к машине, открыл дверцу и свалил свою ношу на переднее сиденье. После этого он защелкнул ремни безопасности, затем с удивительной для его роста легкостью втиснулся на водительское место, пристегнулся и запустил двигатель, который заурчал низким, приглушенным звуком, характерным для дорогих автомобилей. Машина рванула с места.

Абигайль попыталась открыть дверь, но у нее ничего не получилось.

– Мы едем на скорости восемьдесят километров в час, а во время движения этого автомобиля дверь пассажира не открывается. Так что советую тебе расслабиться и наслаждаться ездой, – спокойно произнес Мартин.

Не может быть, чтобы все это происходило с ней, в отчаянии подумала Абигайль. Вот сейчас Мартин и его роскошный автомобиль развеются в воздухе, как дым, а она снова окажется на приеме в доме родителей в честь своей помолвки, и ее обнимут надежные, нетребовательные руки Хьюго.

– Сейчас же останови машину!

– Нет.

– Куда ты меня везешь?

– Скоро увидишь, – пообещал Мартин.

Абигайль хорошо была известна эта решительная линия рта ее мужа. Она по прошлому опыту знала, что, когда у Мартина появляется такое выражение лица, спорить бесполезно. Она в бессильной ярости откинулась на кожаную спинку мягкого сиденья. Постепенно к ней стал возвращаться рассудок, а месте с ним и ее непокорный нрав.

– Ты хоть понимаешь, что это похищение?

– Неужели? Боюсь, что суд посмотрит на это иначе – муж, пытающийся в последнюю минуту спасти разваливающийся брак…

Но Абигайль вспомнила о бессонных ночах, когда она рыдала в подушку, отказываясь верить в то, что ее любимый муж покинул ее навсегда. Сердце молодой женщины сжалось. Жестокое, бессердечное чудовище!

– Мартин, – произнесла она холодно, – судя по всему, ты пропустил самое главное, по поводу чего в нашем доме устроен сегодня прием, на который ты так беспардонно вломился. Через пять недель я стану женой Хьюго.

– Ты так думаешь? – обманчиво ласковым голосом спросил Мартин.

– Да, стану! – упрямо произнесла Абигайль, но в следующее мгновение почувствовала, как при звуке густого, низкого голоса Мартина у нее по телу прошла сладкая дрожь. Она ненавидела себя за эту женскую слабость.

Ну что такого особенного в ее почти бывшем муже, что заставляет трепетать каждую клеточку ее тела от восторга при одном только взгляде пронзительно-голубых глаз Мартина?

– Куда ты меня везешь? – снова повторила Абигайль, с изумлением услышав свой спокойный вопрос.

Почему она не вопит так, чтобы у этого наглеца заложило уши на всю оставшуюся жизнь? Потому что это ничего ей не даст, мысленно ответила Абби на свой же вопрос. Мартин был слишком сильным, чтобы она могла противостоять ему. И не только физически.

Он не ответил, а только быстро скосил в ее сторону глаза. И вовремя: Абигайль била мелкая дрожь.

– Ты замерзла, – заметил он и протянул загорелую руку к рычагу обогрева.

– Конечно, замерзла! – возмущенно подтвердила Абби. – Сейчас, между прочим, середина зимы, а на мне надето лишь тонкое платье.

– И очень тонкое нижнее белье, как я успел заметить, – ухмыльнулся Мартин. – Когда мы были женаты, ты никогда не носила такие сексуальные крошечные трусики. Правда, если мне не изменяет память, ты вообще редко носила тогда какое бы то ни было белье. Насколько я припоминаю, наша с тобой проблема заключалась в том, чтобы удержать одежду на твоем теле.

У Абигайль буквально отвисла челюсть, когда она в шоке повернулась к Мартину.

– Что ты сказал?

– То, что ты слышала.

– Ты подглядывал за мной! – в ужасе воскликнула она. – Когда я стояла у окна и смотрела на лужайку, я чувствовала, что там кто-то есть. Это ты следил за мной!

– А ты думала кто? – насмешливо спросил Мартин. – Или твое сексуальное шоу предназначалось для дорогого Хьюго? В надежде вызвать у него хотя бы подобие страсти? Будем надеяться, что в постели тебе повезет с ним больше, и он не опростоволосится так, как это произошло с поцелуем на веранде.

– Ах, ты… – Рука Абигайль инстинктивно взметнулась вверх.

– Не вздумай драться со мной, – предостерегающе произнес Мартин. – Или ты забыла, что я за рулем?

– Да мне плевать, что ты делаешь. И ты меня не остановишь, – возбужденно парировала Абби.

– Да ну? – язвительно произнес ее муж. – Вот сейчас остановлю машину и заставлю тебя успокоиться. Я думаю, что тебе не надо объяснять, как я это сделаю, Абигайль.

Рука молодой женщины безвольно упала на колени, щеки вспыхнули румянцем. Это безумие! Настоящее безумие. Он похищает ее, а она спокойно сидит рядом с ним!

– Ты просто не можешь так обращаться со мной! – возмущенно проговорила она.

– Почему же? Я только что это сделал.

– Тебе, очевидно, наплевать на других людей. Мой отчим сойдет с ума, когда узнает, что я вдруг исчезла из дома.

– Ничего, он переживет, – надменно ответил Мартин.

– Он обратится в полицию, – в тон ему ответила Абби.

– Не сомневаюсь.

– Тебя арестуют, посадят в тюрьму. – Теперь голос Абигайль звучал на грани истерики. – Хотя вероятнее всего это будет уже не в первый раз…

Абби заметила, как губы Мартина тронула едва уловимая насмешливая улыбка.

– Ты считаешь, что я уже сидел в тюрьме? – спросил он как бы между прочим.

– Я ничему не удивлюсь, когда дело касается тебя! – с чувством произнесла Абби.

– Правильно делаешь, Абигайль, – покровительственно похвалил ее муж. – Никогда не надо недооценивать противника. Это первое правило для любого сражения.

Абби почувствовала грусть с примесью злости. Они воюют друг с другом сейчас точно так же, как они делали это, когда жили вместе. Весь их короткий брак состоял из постоянных стычек и ссор, которые прерывались бурными примирениями в форме страстного, безудержного секса. В данную минуту Абигайль хотелось вывести Мартина из равновесия, сделать ему больно.

– Интересно, где это ты взял деньги, чтобы купить такую дорогую машину? – небрежно бросила она. – Украл?

Абигайль увидела, как костяшки его пальцев побелели, когда руки Мартина напряженно сжали руль.

Однако ответного удара с его стороны не последовало. Он только насмешливо заметил:

– Вынужден разочаровать тебя, Абби. Твоя язвительность на меня не действует.

– Раньше было иначе, – горько промолвила Абигайль. – Я всегда считала, что мой великосветский тон заводил тебя. Мне казалось, что тебе нравилось водиться с английской знатью почти так же, как мне нравилось жить с тобой в трущобе.

Эта ложь звучала убедительной даже для нее самой. Пусть Мартин думает, что ее страсть к нему была не чем иным, как любопытством молодой, наивной девушки, которая давно покончила с экспериментами своей юности. Она ни в коем случае не должна показать бывшему мужу, что он был смыслом всей ее жизни, что она постоянно сравнивала его с другими мужчинами, и это сравнение всегда оказывалось в его пользу. Поняв, что она не найдет замены Мартину, Абби вынужденно согласилась на «удобный» брак с Хьюго.

– В трущобе, говоришь? – произнес Мартин отстраненным голосом. Раньше бы он взорвался от гнева при этой насмешке, бросил бы свои неотложные дела, схватил бы ее в объятия с неистовой страстью, и Абби в ту же секунду отказалась бы от всех своих слов.

Но новый Мартин – этот незнакомец в элегантном костюме – протянул только руку за кассетой. Энергично вставил ее в магнитофон, и салон машины наполнился звуками музыки.

Абби хотелось закричать, когда из динамика полилась наполненная страстным напряжением музыка любовной сцены из оперы Бизе «Кармен». Сладостная чувственность мелодии, пронизывающая атмосферу внутри автомобиля, вызывала у Абигайль одновременно и сладкую дрожь в крови, и страх. Пристегнутая ремнями, она не могла дотянуться руками до своих ушей, чтобы избавить себя от чарующей, сладострастной музыки. Абби уставилась на пустую дорогу впереди, стараясь ничего не видеть, не слышать, не чувствовать. Когда это Мартин приобщился к опере? – подумала она вдруг с неожиданной тоской.

4
{"b":"228","o":1}