ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У тебя, наверное, есть время или желание рассиживать здесь и предаваться воспоминаниям об эпизоде из нашей совместной жизни, о котором я предпочла бы забыть. – Абби сосредоточенно посмотрела на свои часы. – Но у меня в доме в данный момент еще идет прием, меня ждут гости. Так что не тяни, выкладывай, что у тебя там.

Уголки рта Мартина слегка дернулись, и Абигайль, к своему ужасу, почувствовала, как у нее покраснели щеки при мысли о том, что Мартин понял, о каком сексуальном «эпизоде» она говорила.

– Ну, что это за «предложение»? – раздраженно сказала Абигайль.

– Какая целеустремленность, – тихо проговорил Мартин, положив одну ногу на другую. – Ну ладно, не буду больше тянуть. Дело в том, Абигайль, что мне нужны не твои деньги, а ты сама.

Она ужаснулась, услышав, как ее сердце сделало радостный скачок. Желание вновь воссоединиться с этим мужчиной, глубоко запрятанное в течение долгого времени, подало первые признаки жизни. Молодая женщина проглотила комок в горле.

– Что ты сказал? – прошептала она неуверенно.

Мартин, видевший свою жену насквозь, улыбнулся.

– Я хочу попросить тебя о небольшом одолжении, дорогая, – почти с нежностью произнес он.

Ожившая было надежда рассыпалась в прах. Но, увидев в глубине глаз Мартина какой-то подвох, Абби поняла, что она не может просто так отмахнуться от его слов.

– Какое одолжение?

Он снова понимающе улыбнулся. Мартин выглядел человеком, сознающим свою власть над ней.

– Я сейчас проворачиваю одну крупную сделку. Контракты уже почти готовы к подписанию. Мне необходим один завершающий аккорд. Вот я и решил устроить большой прием в одном из своих австралийских домов для своих будущих деловых партнеров и их жен. Я хочу, чтобы все прошло на высоте, а для этого мне нужна хозяйка, которая хорошо знает, как это делается. Кто же лучше тебя, Абигайль, может справиться с этой ролью?

3

Абигайль в изумлении уставилась на мужа, словно у того вдруг выросли рога и хвост, недоверчиво покачала головой.

– Какое нелепое предложение! Смех да и только! Я даже не буду отвечать!

Казалось, что на него ее негативная реакция не произвела никакого впечатления.

– Значит, ты отказываешься?

Она чуть не подавилась бренди, сделав поспешный глоток, чтобы привести себя в чувство.

– Я ни за что не соглашусь на это! Как ты только мог подумать, что я пойду на такое?! Да я не могу оставаться с тобой наедине ни одной лишней минуты, не говоря уже о том, чтобы участвовать в этом фарсе – твоем «большом приеме» – и производить впечатление на твоих деловых партнеров. А если бы я даже и встретила кого-нибудь из них, то с большим удовольствием рассказала бы им…

– Какой я великолепный самец в постели? – насмешливо спросил Мартин и громко рассмеялся, увидев, как вспыхнуло лицо Абигайль.

– Ну знаешь, это уже слишком!

Он едва заметно вскинул брови и плотоядно усмехнулся.

– Совершенно с тобой согласен, – растягивая слова, произнес он.

Она промолчала, будучи не в состоянии парировать его бесконечные сексуальные намеки, особенно находясь наедине с ним в этой западне. Но вот Абби почувствовала, как в ней поднимается раздражение. Надо положить этому конец – раз и навсегда!

– Сколько раз я должна повторять тебе, Мартин. Я уже помолвлена с другим! Ты что, не слушаешь, что я тебе говорю? Или, может, я непонятно выражаюсь? Так вот, заруби себе на носу – через пять недель мы будем окончательно разведены с тобой!

– Значит, насколько я понимаю, ты отказываешься от моего предложения? – продолжая забавляться, насмешливо повторил он.

– У тебя с головой все в порядке? Или за последние десять лет ты лишился последних остатков разума? – саркастически спросила Абби. – Разумеется, отказываюсь!

Мартин покачал головой, как бы досадуя на ее несообразительность.

– Обидно. А я-то надеялся, что мы с тобой полюбовно решим этот вопрос.

– Это говорит о том, насколько сильно ты заблуждался на мой счет!

– Абигайль, – терпеливо произнес муж, словно разговаривая с неразумным ребенком. – Боюсь, что тебе придется услышать от меня неприятные вещи, но…

– Зачем тогда говорить о них?

– Сейчас поймешь. Ты хорошо осведомлена о делах твоего отчима?

Ее поразил вопрос Мартина, и она удивленно посмотрела на него.

– О чем ты говоришь? – возмутилась Абби. – Хэмфри всегда сохранял верность моей матери.

– Я имею в виду не амурные дела, – проворчал Мартин. – Господи, девочка, у тебя только одно на уме. Я сейчас говорю о финансовых делах твоего отчима.

Какое отношение он имеет к делам отчима? – удивилась Абби.

– Ну и что с этими делами происходит?

– Твой отчим находится на грани банкротства, – безжалостно констатировал ее муж.

Услышав его твердый, недвусмысленный ответ, Абби поняла, что он сказал правду. Но она тут же постаралась заглушить страх, появившийся у нее в груди.

– Я не верю тебе, – тихо произнесла Абигайль.

Его лицо посуровело, а небесно-голубые глаза превратились в сверкающие сапфиры.

– Тебе придется поверить, – отрезал он. – Я являюсь владельцем этого коттеджа, так же как и большей части старого поместья твоего отчима.

Она явственно услышала бешеный стук своего сердца.

– Лжешь, – прошептала она в шоке.

Собеседник не стал переубеждать ее, а лишь сухо изложил кое-какие факты.

– Его дела настолько плохи, что он заложил свое поместье под завязку. И если банк вдруг потребует от твоего отчима вернуть кредит, то… – Мартин замолчал, подчеркивая тем самым драматизм ситуации. На его губах появилась сардоническая улыбка.

– А зачем банк будет делать это? – спросила Абигайль. – И какое отношение это имеет к тебе? Или ко мне?

– Самое прямое, – произнес Мартин хрипловатым, не лишенным интимности голосом. И Абигайль мысленно перенеслась на много лет назад, оживив в своей памяти печаль и радость, которые неразрывно были связаны с образом ее мужа.

– Я теперь владею контрольным пакетом в банке, который дал возможность Хэмфри перезаложить его поместье для того, чтобы поправить дела. Я могу хоть завтра потребовать от него возврата денег. Сделаю я это или нет – зависит исключительно от тебя, милая.

– Каким образом? – с трудом промолвила она. – Я не понимаю.

– Я уже сказал тебе, дорогая. Я хочу, чтобы ты была хозяйкой на приеме в моем доме. Сделаешь это – только это, – и я оставлю твоего отчима в покое.

Абби затравленно посмотрела на мужчину, сидевшего напротив нее. Его лицо, как у хорошего игрока в покер, ничего не выражало.

– Шантажист! – крикнула Абигайль гневно. – Он уже далеко не молодой человек, как ты можешь…

– Замолчи! – сквозь зубы процедил Мартин. Она увидела, как засверкали его зрачки, когда он наконец потерял самообладание и взорвался. – Не говори мне ничего ни о шантаже, ни о манере поведения! Каким бы неудачным ни оказался наш кратковременный брак, ничто не может оправдать поведение твоего отчима в то время.

Абби чувствовала, как пылают ее щеки. Она прекрасно понимала, что Мартин имел в виду, упомянув Хэмфри.

– Если ты имеешь в виду свою мать, то я взяла с отчима слово, что он найдет…

– Взяла с него слово! – горько произнес Мартин. – Что могла сделать ты, юное создание, с человеком, для которого на первом месте стояла его репутация? Будь он проклят вместе со своей чертовой репутацией!

Вдруг гнев Мартина исчез, и в его глазах появилась скрытая угроза, которая была более пугающей, чем недавняя неудержимая ярость.

– Сказать тебе, что сделал твой отчим, Абигайль? – обманчиво ровным голосом спросил ее Мартин. – Или ты уже знаешь об этом?

– Он сказал, что нашел ей другую работу… – Абби замолчала, заметив презрительную усмешку на его губах.

– Он лгал. Ты ведь знала, что ей не предложили другую работу, не так ли? – спросил Мартин строго.

– А что я могла сделать? – стала оправдываться она. – Создать для нее работу? Мне ведь было всего восемнадцать лет. Кроме того, я…

7
{"b":"228","o":1}