ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я тоже не собираюсь ему уступать. Почему бы… — Ева закрыла глаза и сделала глубокий вдох. — Я даром трачу время. — Она открыла глаза и устало добавила: — Может быть, ты и права. Не знаю. Зато знаю одно: если ты собираешься размахивать этим кольцом перед носом Альдо, то мы должны быть полностью уверены в твоей безопасности. — Она пошла к телефону. — Я звоню Джо. Сними кольцо, возьми цифровую камеру и сфотографируй, чтобы он мог выяснить, кто продал его Альдо.

— Ева…

— Я не сержусь на тебя. — Ева сняла трубку. — Просто устала, расстроилась и хочу, чтобы этого маньяка поймали еще до того, как он сведет с ума всех нас. — Она улыбнулась. — Нет, я не говорю, что ты сумасшедшая. Просто упрямая и своевольная. А теперь иди фотографировать.

ГЛАВА 12

— Джейн, ты ошибаешься, — коротко сказал Джо. — Играешь ему на руку.

— Нет, я бы сыграла ему на руку, если бы спрятала или выбросила кольцо. — Джейн встретила его взгляд. — И ты сам это знаешь. Просто не хочешь, чтобы я воспользовалась этой возможностью. А возможность эта есть. Будь на моем месте кто-то другой, ты бы признал это. — Она вытянула руку. — Думаешь, мне хочется носить это кольцо? Да меня от него тошнит. Но так нужно. — Она бросила на кофейный столик конверт с фотографиями. — Тут достаточно копий, чтобы начать поиски продавца. Тревор сказал, что Альдо мог купить кольцо в Италии несколько лет назад.

— Посмотрим. — Куинн сжал губы. — Насколько нам известно, до сих пор он другим жертвам украшений не дарил. Если Альдо долго возил его с собой, это значит, что к тебе он относится по-особому.

Джейн надулась:

— Если во мне и есть что-то особенное, так это то, что я не жертва. И не стану ею.

— Мы на это надеемся, — ответила Ева.

— Будем оптимистами. — Джейн пошла к спальне. — Я хочу лечь. Если останусь здесь, вы начнете отговаривать меня, убеждать, что из этого ничего не выйдет, и мы поссоримся. Спокойной ночи, Джо.

— Твое бегство ничего не изменит… — Когда дверь спальни негромко, но решительно захлопнулась, Джо пробормотал ругательство. — Ева, отговори ее. Тебя она слушается.

— Уже пробовала, — покачала головой Ева. — Теперь она не слушается никого. Считает, что права, и стоит насмерть.

— Черт побери, она еще ребенок!

— Серьезно? Кажется, мы обсуждали эту тему несколько недель назад. Ты сам сказал, что она никогда не была ребенком. И я с тобой согласилась.

— Это было еще до появления Альдо. Теперь я думаю по-другому.

— Слишком поздно, — печально улыбнулась Ева. — У нас была возможность немного продлить ее детство, но теперь она исчезла. Джейн изменилась.

— Стала более упрямой.

Ева покачала головой:

— Она окончательно сформировалась. Я следила за тем, как это происходило. Джейн напоминает мои реконструкции. Я работаю, работаю и чувствую, что под моими пальцами что-то есть, но оно еще не готово выйти наружу. А потом внезапно все появляется.

Увидев хмурый взгляд Джо, она сделала еще одну попытку:

— То же самое происходит, когда в печи обжигаешь фарфор. Ставишь туда что-то мягкое и податливое. А вынимаешь твердое и закаленное. И таким оно останется навсегда. Это работа Альдо. — У нее сжались губы. — Чтоб ему гореть в аду.

— Я заберу их. — Джо посмотрел на фотографии. — Может быть, он не так уж близко и не увидит, как она хвастается этой вещью.

Ева подняла брови.

— Ладно, все это пустые мечты. — Он взял снимки. — Отправлю их по факсу в управление, а потом попробую выяснить, как на посылке мог появиться штамп почтового отделения в Кармеле.

— Она права, верно? Что бы мы ни говорили, а шанс есть.

Куинн кивнул и направился к факсу.

— Да, черт побери, она права.

Свет лампы заставлял бледно-зеленый везувианит искриться и блестеть, как лезвие ножа. «Альдо нравились ножи, — подумала она. — Не смотри на камень. Не думай о том, что он делал этими ножами».

Она выключила свет и спрятала руку под одеяло. Но это не помогло. Камень продолжал стоять у нее перед глазами, сверкать и дразнить.

«Тогда смирись с этим. Ты сама приняла решение, так что придется терпеть». Джейн вынула руку и положила ее на покрывало. Это кольцо держал в руках Альдо. Прикасался к нему, смотрел на сверкающий камень и думал, что она наделает в штаны со страху. Она представила себе, как этот ублюдок поглаживал кольцо и блаженно улыбался.

«Что ж, теперь оно мое. И будет лишь тем, чем я сама позволю ему. Пошел ты, Альдо…»

Она закрыла глаза и велела себе уснуть. Ей не приснятся ни Цира, ни Альдо. Она выкинет их из головы, отдохнет и вновь наберется сил и решимости.

«Нет, лучше не спи. Думай. Перебери в уме все, что ты знаешь об Альдо, и найди способ справиться с ним. Ты устала прятаться. Пусть он не думает, что может запугать тебя. Нужно изменить ситуацию. Сделать первый шаг. Извини, Ева…»

На следующее утро Бартлет приветствовал Джейн добродушной улыбкой:

— Доброе утро! Я слышал, что вчера вечером был маленький переполох из-за почты.

— Да, был. А где Тревор?

— Проверяет посты с Мэттом Сингером. Должен скоро вернуться. Но если у вас к нему дело, можете позвонить ему по сотовому.

Она покачала головой:

— Я должна поговорить с ним лично.

— Ясно… Что ж, если так, ждите. С удовольствием составлю вам компанию. — Бартлет посмотрел на ее руку и перестал улыбаться. — Тревор прав, вам и в самом деле не следует носить его.

— Тревор? Он и не пытался остановить меня.

— Я знаю. Он сказал, что решать вам. Это меня не удивило. Но я был разочарован.

— Почему?

— Тревор мне нравится. Но он нравился бы мне гораздо больше, если бы признался, что не такой бесчувственный, каким хочет казаться.

— Сомневаюсь, что ему приходится притворяться.

— Приходится. Просто он очень ловко это делает.

— Как тогда, когда притворялся инспектором Скотланд-Ярда, расследующим убийство вашей жены? Но вас ему одурачить не удалось.

Бартлет пожал плечами:

— Почти удалось. Но я окончательно убедился в том, что Тревор не из полиции, когда проследил его до «Клариджа». У полицейских нет денег на дорогие гостиницы.

— Зато они есть у контрабандистов и мошенников.

— Вот именно. После знакомства с Тревором я понял, что смогу отомстить за убийство Эллен только в том случае, если буду работать вместе с ним. Он одержим этим делом. А одержимость — вещь серьезная, — добавил Бартлет уверенно.

— Но не настолько важная, как честность. Сколько раз он лгал вам?

— Только однажды. Он по-своему честен.

Джейн с сомнением покачала головой:

— Я такой честности не понимаю. Есть либо честность, либо нечестность.

— Вы признаете только черное и белое? Боюсь, Тревор у нас полностью серый. Но это лучше, чем быть черным, правда? Человек с его способностями мог бы стать величайшим злодеем. Это для него самое большое искушение.

— Он говорил мне, что любит деньги.

Бартлет кивнул:

— Он говорит это всем.

— Вы ему не верите?

— Я верю, что они ему небезразличны. Он вырос в бедности и должен был сам пробиваться в жизни. Но такой умный человек, как Тревор, мог бы приобрести богатство более легким путем. От него не требовалось ходить по канату. Догадываюсь, что стремление к риску возникло у него в детстве, а с годами превратилось в стойкую привычку.

— Именно поэтому он гонится за Альдо? Не из-за денег, а из-за любви к погоне?

— Нет. Я думаю, это что-то личное. Он говорил вам, что Пьетро Татлиньо тоже был наемником и служил в Колумбии?

Джейн широко открыла глаза.

— Нет. Он только сказал, что Пьетро был ученым. Специалистом по античности.

— Причем замечательным, но он изрядно погулял перед тем, как бросил военную жизнь и вернулся к науке. Постепенно они с Тревором стали близкими друзьями, и именно Тревор привел его к Гвидо Манца.

— Хотите сказать, что он преследует Альдо из-за чувства вины?

— Тревор ни за что в этом не признался бы. Он говорит, что чувство вины непродуктивно. — Бартлет улыбнулся. — Скорее всего, он скажет, что гонится за Альдо, потому что тот обманул его.

34
{"b":"2285","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темнотропье
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
И все мы будем счастливы
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Один год жизни
Мститель. Долг офицера
Как устроена экономика
Ждите неожиданного