ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если вы надеетесь только на помощь свыше, то мне вас жаль. Вы ее не заслуживаете. Я рассчитывала на благодарность, а получила нагоняй.

— Я вам благодарен. Зол как черт. И напуган.

Все, с нее хватит.

— Напуганы? Черта с два! Ничего, переживете. Отсылайте фото. — Она дала отбой.

— Ему не понравилось, что ты ездила туда? — спросила стоявшая за ее спиной Ева.

— Нет. — Джейн повернулась к ней лицом. — Какая ему разница? Вам с Джо это тоже не нравилось. Но в конце концов вы согласились, что это мне по силам.

— Я ни капли не сомневалась, что это тебе по силам. Жалею, что не видела бой быков собственными глазами.

Джейн насупилась:

— Но ты сердилась, когда думала, что я использую Джо.

— Так то был Джо. А в войне с Альдо все средства хороши. Можно использовать любое оружие, но нельзя при этом причинять вред мирным жителям. — Ева улыбнулась. — В следующий раз я не останусь здесь, чтобы поддерживать домашний очаг.

— Как только мы окажемся в Геркулануме, главным действующим лицом станешь ты. Если только вообще попадем туда. На этом этапе игры Тревор продвигается вперед черепашьим шагом.

— Наверное, так и нужно, — ответила Ева. — Чем ближе к финалу, тем опаснее. Я на собственном опыте убедилась, что неоправданная спешка может погубить почти готовую реконструкцию. Хотя согласна, что ждать трудно… Ложись-ка ты спать. Ведь еле на ногах держишься.

— Ты права. — Джейн махнула Тоби и двинулась по коридору. — Сегодня ночью буду спать как убитая.

— Без снов? — тихо спросила Ева.

— О Цире?

Рушащиеся скалы. Летящие камни. Боль. Кровь. Она покачала головой.

— Я уже давно не видела снов о Цире. Может быть, все кончилось. Может быть, я больше ее никогда не увижу.

— Не зарекайся. Поскольку все наши дела имеют отношение к Цире, было бы странно, если бы ты не думала о ней день и ночь.

— Так и есть. Она всегда со мной… Я говорила тебе, что Цира, скорее всего, была в Геркулануме звездой музыкальной комедии? Так сказал Тревор.

— Нет.

— Странно, правда? У нее была такая трудная жизнь. Не могу представить ее себе скачущей по сцене обнаженной, поющей и танцующей. — Она пожала плечами. — Впрочем, наверное, она могла делать все, что хотела. Спокойной ночи, Ева.

— Приятных снов.

«О да, — подумала Джейн, закрыв за собой дверь. — Если мне что-нибудь приснится, то это будут Зонтаг, Альдо, развалины Геркуланума и Тревор, оплетающий их паутиной.

Я должна радоваться, что больше не вижу снов о Цире. Может быть, круг замкнулся, ее история закончилась. Может быть, Цира умерла, когда на нее обрушились скалы».

Печаль. Одиночество.

Внезапно Джейн обуял гнев. Нет, она этого не допустит!

Она сошла с ума. Как можно изменить то, что случилось две тысячи лет назад? Что бы ни произошло тогда, придется это принять и смириться.

Она начала раздеваться.

— Но это несправедливо, правда, Тоби? — прошептала Джейн, юркнув в постель. — Она так боролась. Она заслужила право на жизнь…

Далонега, Джорджия

Фотография в «Археологическом журнале» была не слишком четкой, но сомнений не было.

Это Цира.

Альдо бросил еще один алчный взгляд на снимок, а затем пробежал глазами текст. Подтверждение. Заметка была немногословной и сдержанной, но было ясно, что они подтверждают находку Зонтага, за что и получили от него фотографию статуи, найденной в фойе древнего театра.

Он вывел на экран сайт «Национе». Еще одна пресс-конференция. Зонтаг рассказывает о своем замечательном открытии и желании пригласить судебного скульптора для подтверждения гипотезы о том, что скульптура изображает женщину, чей скелет найден при раскопках. Вторая статья за неделю.

Скульптор. Судебный эксперт-антрополог.

Цира.

Джейн Макгуайр.

Круг замкнулся и превратился в удавку на его шее.

Что ж, произошло самое худшее, но он может обернуть это себе на пользу. Кажется, сама судьба посылает ему шанс взять верх над этой сукой.

Ночью он видел Циру во сне и проснулся от оргазма. Сломанные кости, кровь, унижение и слезы.

Но без Джейн Макгуайр крови не было бы. Она является современным воплощением этой суки. Для завершения ему нужны обе.

И он овладеет ими. Он это заслужил.

Но иногда судьба спотыкается и нуждается в небольшой коррекции. Нужно сохранять хладнокровие. Достаточно вспомнить то, что случилось на поляне, когда он едва не схватил Джейн Макгуайр.

На этот раз ошибиться нельзя.

* * *

— Нам нужно увидеться, — коротко сказал Зонтаг, когда Тревор ответил. — Немедленно. Мы так не договаривались.

— Никакого договора у нас не было. Это был шантаж. — Тревор сел на кровати. — Что случилось? Репортеры одолели?

— Приезжайте сейчас же. — Профессор отключил связь.

Тревор посмотрел на настольные часы и начал одеваться. Два сорок пять ночи. Зонтаг не из тех, кто страдает от бессонницы и всю ночь ворочается с боку на бок, мучимый тревожными мыслями. Кто-то его сильно напугал. Нужно поторапливаться. Этот тип может проговориться и все испортить.

Тревор подъехал к дому Зонтага на окраине Геркуланума через пятнадцать минут.

— Вы говорили, что все пройдет как по маслу! — прошипел Зонтаг, рывком открыв дверь. — Несколько пресс-конференций, а потом я смогу уехать в Канны! Говорили, что он будет помалкивать!

— Успокойтесь, — ответил Тревор. — Осталась всего неделя-полторы, а потом вы сможете покинуть Геркуланум.

— Я уезжаю завтра.

— Черта с два! — Тревор вслед за Зонтагом вошел в комнату. — У вас здесь еще есть дела.

— Ничего подобного! — Зонтаг взял большой конверт, лежавший на журнальном столе, и бросил его Тревору. — Я умываю руки. — Он развязал пояс бархатного халата и устремился к спальне. — Карпентер пытается взять надо мной верх. Угрожает все раскрыть. Я собираю вещи.

Ни за что! Позволить Зонтагу сорваться с крючка было нельзя. Тревор хотел сразу пойти за ним и применить жесткие меры, но потом решил дать археологу время остыть. Он открыл конверт и вынул оттуда пачку бумаги.

Увидев первую же страницу, Тревор негромко присвистнул.

— Ничего себе!

— Альдо клюнул, — через два часа сказал Тревор, услышав голос Джейн. — Более того, держу пари, что он уже в Геркулануме.

Джейн оцепенела.

—Что?

— Мне позвонил Зонтаг. Он был в панике, бросил мне конверт. Там лежало полное досье Евы Дункан. Все материалы были взяты из Интернета, а сверху лежала статья о ее реконструкции египетской мумии.

— Без сопроводительного письма?

— Без. Зонтаг нашел конверт на собственном пороге, когда кто-то постучал в его дверь в разгар ночи. Он страшно перепугался. Решил, что Карпентер угрожает ему грандиозным разоблачением.

— Вы думаете, это был Альдо?

— Он мог нанять для этого дела кого-нибудь, но интуиция подсказывает мне, что Альдо устал ждать и рвется в бой. Господи, я и не надеялся, что нам так повезет. Думал, что после заявления Зонтага мы будем сидеть как на иголках и ждать, когда же Альдо даст о себе знать.

— Почему он это сделал?

— Он прочитал, что Зонтаг собирается выбирать судебного скульптора, и решил взять инициативу на себя. Наглый сукин сын. До сих пор все сходило ему с рук, и теперь он не потерпит, если кто-то, а не он, будет направлять события в другое время.

— Но зачем подбрасывать досье посреди ночи?

— А почему бы и нет? Альдо хочет, чтобы его боялись, а в последнее время ему с этим не везло. Если он охотится за скелетом, то, возможно, хочет напомнить Зонтагу, что тот не бессмертен. Этот ублюдок и не догадывается, что Зонтагу пятнадцать минут славы дороже жизни.

— Но ведь это могло привести к обратному результату. Зонтаг не любит, чтобы ему диктовали, и поэтому из принципа выбрал бы другого эксперта.

— Вы правы. Я думаю, Альдо еще не до конца уверен, что это не ловушка, но хочет воспользоваться шансом, поскольку считает себя способным преодолеть все препятствия на его пути.

47
{"b":"2285","o":1}