ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Глава 10

Дрейк крепко держал Эйлин за запястье, и девушке не оставалось ничего другого, кроме как покорно следовать за сэром Джоном в его кабинет. Если бы она позволила себе выговориться, у окружающих, наверное, просто голова пошла бы кругом: столько всего накопилось у Эйлин на душе. Но она еще не была готова открыть всем свой секрет.

Когда они вошли в кабинет, Дрейк плотно закрыл дверь, но не выпустил руки Эйлин. Баронет нахмурился. Ему вообще не нравилось, что этим вечером произошло слишком много неприятных событий. Если эта капризная и своевольная девчонка сделала что-то, что компрометирует и ее саму, и Невилла, то Дрейк будет чувствовать себя обязанным поступить благородно, и все пойдет кувырком. Когда речь идет о романтическом безумии юности, действовать нужно быстро. И сэр Джон решил вмешаться, чтобы лично все уладить.

– Невилл, отпусти наконец мою племянницу и присядь. Я никогда не видел Эйлин в гневе, но хорошо помню вспышки бешенства ее матери. Уверяю тебя, что это зрелище не из приятных. – Сэр Джон прошел к письменному столу и указал на обитое кожей кресло с высокой спинкой, стоящее рядом. Не дожидаясь, пока сядет его племянница, баронет опустился в кресло за столом и посмотрел на стоящую рядом парочку.

Внезапно Дрейк с силой выкрутил запястье Эйлин, и из ее руки выпал серебряный кинжал. Девушка вскрикнула от боли, и сэр Джон вскочил было на ноги, но, увидев упавший на пол кинжал, медленно опустился обратно в кресло. Пораженный увиденным, он вперил взгляд в маркиза, молча требуя объяснений.

Дрейк покачал головой и с мрачным видом проводил взглядом Эйлин, которая не спеша отошла к камину.

– Полагаю, сэр, вашей племяннице есть что сообщить.

Эйлин гневно блеснула глазами и, не проронив ни слова, упрямо сложила руки на груди.

Сэр Джон удивленно поднял брови и перевел взгляд с Дрейка на Эйлин. Она стояла, гневно стиснув свои длинные изящные пальцы в кулаки и сверкая глазами. Сэр Джон начал подумывать, что он неправильно оценил ситуацию. Все это очень не походило на обычную ссору влюбленных.

Эйлин продолжала упрямо молчать. Тогда Дрейк не спеша подошел к высокому кожаному креслу и удобно устроился в нем, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди. Он встретил гневный взгляд Эйлин с невозмутимым спокойствием.

– Ты предпочитаешь, чтобы он услышал обо всем из моих уст? – спросил Дрейк. В следующее мгновение Эйлин развернулась и, схватив с каминной полки большой хрустальный бокал для бренди, запустила его прямо в голову маркиза. Но тот успел отклониться, и бокал, ударившись о стену, разлетелся на тысячи мелких сверкающих кусочков.

– Да пропади ты пропадом, назойливый, вечно во все вмешивающийся идиот! – прокричала Эйлин. – Почему ты не дал мне убить его? Я же сказала, чтобы ты оставил меня в покое! Убирайся отсюда, пока я не вонзила рапиру в твое благородное, ничего не стоящее английское сердце!

Дрейк поднялся и, встав перед сэром Джоном, отвесил ему вежливый поклон.

– Пожалуйста. Эйлин с радостью расскажет вам все, что знает об этом негодяе де Лейси. Я хочу попросить у вас прощения за то, что позволил этой глупой игре так затянуться. Надеюсь, ваша племянница сумеет объяснить вам, почему я ее не выдал. Если же нет, сэр, не стоит делать поспешных выводов. Я сам вам все объясню.

С этими словами Дрейк поднял с пола серебряный кинжал, положил его на стол перед баронетом и покинул комнату, оставив Эйлин наедине с потерявшим дар речи сэром Джоном.

Когда причина ее раздражения и гнева исчезла, Эйлин вдруг притихла, чувствуя пустоту внутри себя и слабость. Дело зашло слишком далеко. Пришло время все объяснить дяде. Глубоко вздохнув, Эйлин повернулась к сэру Джону и прошептала:

– Прости меня.

Слезы раскаяния катились по бледным щекам девушки. Сэр Джон в задумчивости взял лежащий перед ним кинжал и спросил:

– Так ты мне все расскажешь?

– Мне нечего рассказывать. Когда я снова увидела маму, ко мне вернулась память. – Эйлин села на диван. Убив де Лейси, она просто отомстила бы за все жизни, которые он отнял, за все судьбы, которые поломал. Но возможно, это действительно не было наилучшим выходом из ситуации. Своим поступком она причинила бы вред и тете, и дядюшке, но, если де Лейси и дальше будет жить, это все равно случится. Эйлин просто не видела другого способа решить проблему.

– Ты вспомнила, как говорить? – продолжил баронет.

– Да. А еще я вспомнила, как ненавидеть. Я ненавижу его. Всегда ненавидела. И он прекрасно это знает.

– Де Лейси?

Эйлин молча кивнула в ответ.

Сэр Джон изменился в лице.

– Почему, Эйлин? Почему ты ненавидишь его?

– Ты все равно не поверишь. Никто не поверит. А он убьет всякого, кто осмелится бросить ему такое обвинение. Не спрашивай меня об этом, – дрожащим голосом ответила Эйлин и подняла на дядю глаза, полные слез.

– Эйлин, сегодня этот человек был гостем в моем доме. Я не могу беспричинно отказать ему приезжать к своим единственным родственникам. Что бы он там ни говорил, все мы знаем, что ты – его племянница. Расскажи мне все. У меня должна быть причина не пускать его больше в этот дом.

– Я не могу сделать этого! – Эйлин буквально затряслась, вцепившись руками в свою юбку. – Если он узнает, что я могу говорить, и что ко мне вернулась память, он уничтожит нас всех. Неужели ты не понимаешь? Вот почему моя мать прячется: она старается защитить меня, защитить своих друзей. Разреши мне вести себя по-прежнему, и он ничего не заподозрит и спокойно вернется восвояси.

Сэр Джон неодобрительно посмотрел на бледное личико племянницы. Эта красивая, остроумная и богатая девушка может взять от жизни все, чего ей захочется, но почему-то умоляет его позволить ей вернуться к затворнической жизни! Конечно же, не такого желала своей дочери Элизабет. И этого нельзя допустить. Это неразумно и, более того, бессмысленно. И Эйлин должна это понять.

– У меня несколько больше жизненного опыта, чем у тебя, Эйлин. Позволь мне самому решить, как нужно поступить в данной ситуации. Расскажи мне, что тебе известно. А если не хочешь говорить об этом, позволь мне позвать Дрейка, чтобы он все объяснил.

37
{"b":"22858","o":1}