ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 13

Дрейк лениво обматывал теплую мягкую грудь Эйлин длинным локоном ее медных волос. Поймав на себе вопросительный взгляд ее серебристых глаз, он нежно поцеловал Эйлин и ласково сказал:

– Я думал, что ты спишь, принцесса.

– Сегодня я не буду спать. – Эйлин придвинулась ближе, наслаждаясь прикосновением его длинной, покрытой волосами ноги, покоящейся между ее бедер. – Ты расскажешь мне, что случилось?

У Дрейка не было ни малейшего желания произносить весь этот абсурд вслух. Все, что ему сейчас хотелось, – снова овладеть этой сладкой девушкой. Но он знал, что она была девственницей и он причинил ей боль. Она еще не готова снова принять его. Он повернулся на бок и принялся гладить ее нежное тело.

– Если ты настаиваешь, я расскажу. Я сделал тебе больно?

– Боль была не такой сильной, как то наслаждение, что ты мне подарил. Я хотела, чтобы именно ты стал моим первым мужчиной.

Теперь, когда они познали друг друга, Эйлин поняла, что не сможет разделить постель ни с одним мужчиной, кроме Дрейка. Но ему она пока об этом говорить не собиралась.

– Расскажи, – повторила она.

– Я предпочел бы заниматься с тобой любовью, – волнующе прошептал Дрейк и для большей убедительности осыпал Эйлин поцелуями.

– Тогда мне придется бить тебя по раненому плечу, пока ты не сдашься.

Эйлин нежно погладила повязку, белеющую у Дрейка на плече.

Вздохнув, он обхватил девушку рукой и прижал к себе так, что ее обнаженные груди уперлись ему в бок. Ее стройная нога обвилась вокруг него, и Дрейк удовлетворенно хмыкнул. Эта девушка очень непокорна и своенравна, но она, бесспорно, знает, как завладеть мужчиной.

– Да рассказывать-то особо и нечего, Эйлин. Я обнаружил, что мои кузены воспользовались тем, что я уехал на праздник, и сбежали, чтобы выступить на стороне принца Чарлза. Я был к этому готов, или по крайней мере мне так казалось. Я поехал вслед за ними и устроил все так, что мои люди перехватили Монсаров еще до того, как те присоединились к отряду мятежников. Так я не опозорил бы их перед другими, как если бы забрал домой прямо с поля боя. Они никогда бы не узнали, что все это подстроил я. Мои люди выпустят их где-нибудь на территории Франции, и то после того, как я заплачу за кузенов мнимый выкуп. То есть, как мне казалось, я все тщательно продумал.

Этот план по возвращению домой блудных братьев, наверное, стоил Дрейку недешево, но был весьма действенным. Монсары любили приключения, и вся эта история с выкупом очень развлекла бы их. Но…

– А Эдмунд перехватил твое письмо, то, в котором ты сообщал Диане, что все в порядке. Почему? Конечно же, все эти долгие недели ты занимался не только тем, что высылал Монсаров из страны?

Дрейк знал, что Эйлин задаст этот вопрос, но ему не хотелось показывать ей свое отчаяние от того, что все вышло не так, как задумывалось. Дрейк пожал плечами и, накрыв руку Эйлин своей, прижал ее к груди.

– Мне нужно было разобраться еще с одним дельцем. Оно не касалось никого, кроме меня, как я считал. Услышав о том, что случилось при Куллодене, я поспешил домой, желая убедиться в том, что кузены все же не сбежали, чтобы присоединиться-таки к армии повстанцев. Везде на дороге мне встречались солдаты, которые разыскивали и потом жестоко убивали тех, кому удалось уцелеть в той бойне, которую устроил Камберленд.

– Когда я почти подъехал к Шерборну, то встретил одного из своих лакеев, который ждал меня с сообщением от Дианы. Она передавала, что дом полон солдат, которые разыскивают меня. У них был ордер на мой арест. И твой дядя передавал, чтобы я схоронился где-нибудь, пока ему не удастся разузнать подробности этого дела.

Дрейк резко встал и, обнаженный, быстрым шагом прошел через комнату к бутылке, в которой еще были остатки рома. Огонь почти погас, и в каморке царил полумрак. Эйлин как зачарованная смотрела на совершенную фигуру Дрейка. Он двигался с такой грацией. Взяв бутылку, Дрейк снова вернулся на кровать.

Примостившись рядом с Эйлин, он опять прижал ее к себе.

– Ты действительно хочешь узнать, что случилось потом?

– А потом еще что-то случилось?

– Да. Я не верил в то, что все это серьезно. Как всем известно, моя преданность королю не так уж и сильна, но я и близко не подъезжал к Шотландии. Мне нечего делать в компании этих глупых якобитов, разве что следить, чтобы к ним не присоединились мои неугомонные братцы. Поэтому я поскакал домой, чтобы лично встретиться с этими ублюдками и вышвырнуть их из своего дома. Но не успел я подъехать к Шерборну, как они принялись палить в меня.

Внезапно вдалеке раздался раскат грома, отчего стены Саммер-Холла затряслись. Эйлин сильнее прижалась к лежащему рядом с ней мужчине. Она слышала его и как никто другой понимала, как это ужасно, когда тебя не пускают в собственный дом.

– Неужели так сложно доказать, что тебя не было в числе предателей? О, я не сомневаюсь, что ко всему этому приложил руку Эдмунд. Это все его происки! Наверняка он постарался, чтобы на тебя выписали ордер.

Дрейк проложил губами влажную дорожку от уголка рта Эйлин к ее уху.

– Я путешествовал инкогнито, принцесса. Никто не сможет точно сказать, где я был все это время. И прежде чем последовать совету твоего дядюшки, поспрашивал кое-кого. Человек, назвавшийся моим именем и использующий мой герб, действительно сражался на стороне принца Чарлза. Всех, кого удалось взять в плен, чудовищно пытали, и теперь у Камберленда есть полный список предателей. И среди прочих в нем значится и мое имя.

Легонько прикусив мочку ее уха, Дрейк потянулся к ее груди, и, когда его пальцы сомкнулись на отвердевшем соске, Эйлин выгнулась от наслаждения и еще крепче прижалась к Дрейку всем телом.

– Но у тебя же много друзей. Они смогут доказать твою невиновность! – срывающимся голосом сказала она. Руки Дрейка нежно ласкали ее тело. Желая продолжить разговор, Эйлин изо всех сил сопротивлялась охватившему ее возбуждению.

– И.все-таки сейчас меня разыскивает целая армия. И мне придется скрываться, как если бы я и вправду был предателем, просто потому, что я хочу спасти свою шкуру. На это могут уйти месяцы, а могут и годы, Эйлин. А может случиться так, что я никогда не смогу доказать свою невиновность. Они заберут мой дом, мою землю, мой титул, а потом и вовсе позабудут о моем существовании. Все это подстроено, милая, и суд будет не на моей стороне. Но я буду бороться. Пока я жив, я буду защищать свое доброе имя. Но сделать это будет очень непросто.

50
{"b":"22858","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца