ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да! – Власт схватил её за руки. – Ты права! Всё дело – в психологии хищника! Но… почему они вообще стали разумными? Цивилизация появилась у них не более пятисот лет назад. На Земле хищники прекрасно обходятся без неё… А что у тебя? Извини, я так невнимателен. Но эта находка…

– Я понимаю… Ты взял образцы ткани?

– Нет, возьми их сама. Дело слишком ответственное, чтобы я рискнул.

Хельга понеслась в лабораторию.

Оторвавшись от микроскопа, она с сияющим лицом повернулась к Власту:

– Так и есть! Их ДНК – самая длинная из всех на планете. Теперь всё встало на свои места!

– Расскажи! – потребовал Власт. – Я ничего не понимаю!

Хельга пересказала ему то, что ей удалось узнать.

Власт замер, словно поражённый молнией.

– Слушай, это чрезвычайно важно! Это, может быть, посерьёзнее находки саркофага! Мы искали внешнее, а ты проникла в суть явления.

– Что важно? – не понимая, переспросила Хельга.

– Всё! Как появились хищники на планете, как создали цивилизацию, как погибли, в конце концов! Я понял!

– Расскажи, – попросила Хельга, чувствуя, что мучившая её загадка, может быть, сейчас раскроется.

– Слушай, – Власт потёр переносицу. – Разумеется, всё это не более, чем гипотеза. Но я, как и все остальные, постоянно ломал голову над тайнами планеты. Я думал: находка скелета высшего существа подскажет ответ. Что предполагалось раньше? Что они бросают покойников на съедение диким зверям, что они сжигают их…

– Что их скелеты настолько хрупки, что быстро разлагаются, – тихо добавила Хельга.

– Да… Все эти гипотезы мы рассматривали. Но теперь… твоё открытие даёт нам подлинную разгадку! Я уверен в этом. Так вот, там, на стенах гробницы, множество фресок, я показывал тебе.

Хельга кивнула. Власт продолжал:

– И на всех изображены они, бывшие здешние властители – с ужасающими клыками и выпущенными когтями. Словом, сомнений не остаётся: это была свирепая и воинственная раса. Они много воевали… друг с другом. Но разум… усилил их природную воинственность. Им недостаточно было просто отогнать конкурента, как это делают хищники. Им требовалось во что бы то ни стало его уничтожить.

– Так бывало и на Земле, – тихо произнесла Хельга.

Власт кивнул:

– Да, бывало. Но у здешних… существ это проявилось в гораздо большей степени. Может, в этом виновата природа их жизни – в глобальном масштабе. Когда они обнаружили, что из рассечённого пополам врага возникают два «поросёнка», это привело их в буйный восторг. Представь: незрелый разум – и такие возможности! Это пострашнее атомной бомбы в руках обезьяны.

– Пожалуй, ты прав, – согласилась Хельга.

– Они, наверное, развлекались этим: я обнаружил нечто вроде садков, хлевов… практически внутри дворца, но счёл это обычной фермой, пережитком первобытного общества. А потом… у них началась бойня. Кто знает, что её спровоцировало? Вид и запах крови пьянил, и не было никого, кто бы думал иначе. И бойня продолжалась до тех пор, пока не остался кто-то один. А может, никого и не осталось: два последних поединщика убили друг друга. Ведь это так просто: отрубить кусок тела. И нет человека, есть два животных: одно побольше, другое – поменьше.

– Да, наверное, так и было, – кивнула Хельга.

– Но как они тогда вообще появились?

– Хищники?

– И хищники, и разумные.

– Это объяснить как раз проще всего, – развела руками Хельга. – В процессе питания «поросята» – как наиболее развитая стадия перед «человеком», назовем высшее существо для простоты так – поглощали частицы чужих ДНК. Если среди них находились схожие фрагменты – они просто заменяли существующие, расходовались на обычное увеличение массы тела. Или же при размножении, для образования второго организма. Ты же знаешь, что все живые существа на планете размножаются делением.

– Да, – теперь пришла очередь Власта кивать.

– А если попадались новые фрагменты ДНК… например, со случайно съеденной на травинке букашкой, бактерией… или фрагменты образовывались при пережёвывании, – вспомнила Хельга Петин опыт, – они встраивались в существующую цепочку, удлиняя её. Не было ничего лишнего. И получался совершенно другой организм!

– Но в таком случае все «поросята» должны быть разные! – возразил Власт.

– Они и так немного разнятся между собой. Тем более что качественный скачок получается, когда накопится достаточно много количественных изменений.

– То есть они едят, едят, а потом – хлоп! – и меняются?

– Совершенно верно, – кивнула Хельга. – Ну а потом, когда они получили разум, и построили цивилизацию…

– Началась деградация… – медленно проговорил Власт.

– К сожалению, да, – согласилась Хельга. – Цивилизация не пошла им на пользу.

Они замолчали.

– Слушай, – вдруг поднял голову Власт. – Пусть люди… разумные существа планеты уничтожили себя! Но «поросята»… они ведь остались. И остался механизм изменения. А значит, они снова смогут стать разумными!

– Точно! – кивнула Хельга. – Если вновь не упустят этот шанс.

– Но теперь-то здесь есть мы! И мы им поможем! И пусть больше не говорят о недопустимости вмешательства в чужую жизнь!

И оба замолчали, глядя на бегающих повсеместно парнокопытных, которым когда-нибудь, может быть, вновь предстоит стать разумными существами…

Внешнее воздействие

– Животные беспокоятся, – объявил лаборант, просунув голову в дверь. – Может, у них наконец-то начался период размножения?

– Давно пора! – Хельга порывисто встала с кресла. – Мы торчим на планете почти год, а до сих пор ничего не поняли. Власту хорошо: он копается в своих развалинах, радуется каждому найденному черепку, а что прикажешь делать мне? – Хельга сдвинула брови и прошлась мимо лабораторных столов.

– Ничего! – замотал головой лаборант, а сам подумал, что если бы он мог ей что-нибудь приказывать…

– Да, мы открыли массу живых существ, – продолжала Хельга, – множество новых видов, классифицировали их – но что с того?

Пётр жадно внимал. Начинались мгновения истины. В такие минуты Хельга могла высказать очень ценные вещи. Начальницу редко «пробивало» на длительные разглагольствования. И Петя намеревался вытащить из них что-нибудь полезное для себя. До каких пор ему сидеть в лаборантах? Пора задуматься и о кандидатской диссертации, хотя бы.

– Всем хороши здешние существа, – продолжала Хельга. – Растут, развиваются… Но самого главного – как появляются на свет и как спариваются – мы до сих пор не узнали. А ведь именно это интересно читателям многих газет, ассоциация которых субсидировала нашу экспедицию. На Земле стало слишком скучно, господа! Обычный секс мало кого удовлетворяет! (Петя покраснел, но продолжал слушать, подумав про себя, что его вполне удовлетворил бы и самый обычный секс). Всем подавай что-нибудь этакое, экзотичное! – Хельга щёлкнула пальцами. – Потому-то вдруг и проснулся интерес к межпланетным экспедициям: а как обстоят дело с сексом там, то есть здесь, на других планетах?

Она ткнула пальцем в небо, вздохнула и продолжила:

– А там – то же самое, что и всюду: любимый человек находится за тридевять земель, изучает обломки древней амфоры. А рядом тасуется прыщавый юнец, который…

Петина физиономия покраснела ещё сильнее и скрылась. Такого откровения он от начальницы не ожидал.

Хельга задумалась, обвела глазами пустую комнату и продолжила:

– А может, послать любимого человека к чёртовой матери? Этот заглядывает в глаза каждый день. Может…

Она нахмурилась и покачала пальцем перед носом:

– Оставь! Ты же знаешь, как это бывает. Знаешь – и как женщина, и как биолог. Он не сможет сдержать эякуляцию, едва разденется! А потом у него будет психическая травма, которая неизвестно как повлияет на его дальнейшую сексуальную жизнь. На что тебе этот мальчик?

Она горестно помолчала, затем вернулась к микроскопу. Но через пять минут зло оторвалась от прибора и хлопнула ладонью по столу:

4
{"b":"228630","o":1}