ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну вот! Опять то же самое! Ни намёка на генетические структуры! Ни капли ДНК! Одно РНК, всегда одно РНК! Как будто они вознамерились жить вечно, и вовсе не собираются передавать информацию о себе грядущим поколениям, не собираются размножаться!

И вдруг глаза её округлились:

– Собираются жить вечно? Может быть, разгадка в этом? Действительно, бессмертным животным ни к чему размножение… Что же получается? В получается?ивотным ни к чему размножение. е адонью по столу.: онялди. задействованным в полном обхеме, _______________________ их геном, как у земных организмов, не встроен счётчик, ограничивающий число делений? Ах, да, ведь генетического механизма нет, куда бы его встроили? Но РНК…

Хельга задумалась. Ускорять деление клеток вне организма – совсем не то, что изучать развитие органелл внутри целостного существа. К тому же механизмы развития могут быть совершенно иными: то, что возможно в пробирке, вряд ли происходит внутри организма, и наоборот.

Бессмертные существа…

Хельга хмыкнула. Такое нигде не встречалось. Какие качества свойственны бессмертным существам? Человеческая фантазия дала всего два ярких примера: вечная молодость богов и вечная старость струльдбругов. Ах, да, ещё легенда двадцатого века о вечно сорокалетних энергетических вампирах России. Но ни древние греки, ни Свифт, ни неведомые авторы легенды ничего не говорили о механизмах, обеспечивающих бессмертие. Разумеется, это не их дело: прокукарекали – а там хоть не рассветай. Попытка объяснения находится, как ни странно, в легенде. Но тезис о поглощении биоэнергии, в то время как её до сих пор не обнаружили, смотрится не очень научно. Если же принимать за биополе всю совокупность полей, окружающих любой живой организм… Но какая составляющая оказывает решающее воздействие?

– Да что за ерунду я несу! – в голос возмутилась Хельга, вставая. – Какое бессмертие? Разумные существа планеты именно вымерли! И не осталось ни единого следа кровопролитной битвы глобальных масштабов. По крайней мере, Власт утверждает, что таковых пока не обнаружил. Так, мелкие конфликты… Это не Слетта, где мечи и сабли валялись повсюду, но не было останков скелетов. Но там разгадка таилась в удивительном свойстве тамошних организмов, в теснейшей связи клеточного вещества и ДНК, проявляющейся в том, что при отрезании куска тела непонятным образом отрезался и фрагмент ДНК. То есть одно существо «всего-навсего» разделялось на два, не оставляя ничего лишнего. Голографические существа!

– Что же здесь? – перебила себя Хельга и вышла из биокупола. Свежий ветерок охладил её лицо, принеся ароматы неведомых трав. Секунду Хельга постояла, вдыхая их полной грудью.

Но невысказанная мысль по-прежнему беспокоила её, и она снова забормотала:

– Неужели наличие разума ограничивает продолжительность жизни? Амёбы и на Земле живут практически вечно, а более-менее сложные существа… Петя, что вы делаете? Ах, да, продолжайте.

Петр стоял у порога и снимал кучкующихся животных, водя объективом вокруг себя.

Звери вели себя очень беспокойно: задирали вверх плоские тупые морды, ревели, кругами ходили друг за другом… И явно порывались куда-то идти: то один, то другой устремлял взор на север, вытягивая шею. Но ни один не мог решиться на движение, несмотря на то, что двери вольеров были открыты. Причем так поступали все животные, от мала до велика.

Хельга бездумно пошла по дорожке, ведущей к месту работы Гора. Его группа обследовала интереснейший (по его словам) сброс неподалёку от лагеря. Да и измятые складки горных хребтов с парой действующих вулканов находились почти рядом с базой. Поэтому Гор появлялся в базовом лагере гораздо чаще, чем Власт.

По обе стороны дороги Хельге встречались животные. Они также вели себя беспокойно. Что-то намечалось.

«Не землетрясение ли? – вдруг подумала Хельга. – И никаких периодов размножения… Надо выяснить у Гора. Нет, если бы ожидалось землетрясение, он дал бы знать. Его сейсмографы работают чётко».

Прямоугольные морды животных, встречающихся Хельге, выглядели удивлёнными. Звери словно недоумевали по поводу происходящих с ними изменений.

«А раньше их ничем не выманишь из зарослей, – подумала Хельга. – А теперь… бродят туда-сюда. Что-то явно намечается. Не изменился ли у них состав крови? Но утренние пробы ничего не дали. И всё же…»

Хельга недавно попробовала изменить рацион кормления животных, пытаясь хоть как-то растормошить их. Но если беспокойство подопытных можно приписать переменам в еде, то что волновало гуляющих на свободе?

Хельга смотрела на вздымающиеся и опадающие обонятельные «метелки» по обе стороны тупых морд, и думала, что для здешних зверей запах имеет большее значение, чем для земных. Широкие пучки тонких волокон, несомненно, исполняли функцию не только носа земных зверей, но и кошачьих вибриссов.

«Стереозапах… – подумала Хельга. – Почему на Земле природа до этого не додумалась? Стереозвук есть, бинокулярное зрение – пожалуйста, а вот стереозапах не появился. А здесь – у всех».

Все звери планеты походили друг на друга, словно иллюстрации линейной эволюции, безо всяких боковых ответвлений и тупиковых видов. С хорошо сохранившимися промежуточными стадиями, так хорошо показанными в учебнике биологии на примере лошади Пржевальского.

«Линейная эволюция, – подумала Хельга. – Линейное развитие. Цепочка последовательностей. Цепочка… А самой главной цепочки и нет! То есть той, которую на Земле принято считать главной. И мордочки у всех поэтому похожи. Сходные условия жизни, питания, малое количество видов…»

Хельга вспомнила, как ёкнуло у неё сердце, когда она в первый раз увидела зверей. Ей показалось, что перед ней – люди. Большеголовые, широколобые, но отчего-то обросшие шерстью и вставшие на четвереньки.

«А некоторые – и на шестереньки!» – решительно добавила она. Вот ещё одна загадка: почему одни – четвероногие, а другие – шестиногие? «Но и на Земле у насекомых шесть лап!» – возразила она себе. – А у пауков – восемь!» Немного подумала и добавила: «А у кальмаров – десять. А у сороконожек… Но здешние шестиноги – не насекомые. Может, и тут исчезновение цивилизации связано с обратной эволюцией, с превращением людей в животных, только другим способом?»

Показался Гор. Он что-то объяснял помощникам. Завидев Хельгу, поспешил к ней.

– Ты ко мне? – спросил он. – Власт ещё не вернулся?

Хельга вздохнула. Гор всё понял без слов и расспрашивать не стал.

– Что новенького? – спросила Хельга.

– А у тебя? – улыбнулся Гор. – Новость на новость.

– Хитренький! – протянула Хельга. – У тебя сколько групп на других континентах? А я одна на всю планету!

– Камней больше, чем твоих микробов.

– Ну, раз так, я тебе ничего не скажу! – притворно рассердилась Хельга.

– Сдаюсь-сдаюсь! – поднял руки Гор. – Я же вижу, ты улыбаешься. Что-то нашла?

– Мои подопечные закопошились, – сообщила Хельга. – Возможно, собираются нереститься. Надеюсь, одной загадкой станет меньше.

– Поздравляю! А я боюсь, у меня их станет больше, – покачал головой Гор. – На сбросе мы обнаружили ещё одно «зеркало». Осыпь открыла. Точно такое же, как… везде. Слушай, мне всё сильнее кажется, что без чужепланетного вмешательства не обошлось.

– Аргументы за? – быстро спросила Хельга.

– Посуди сама: «зеркала» обнаружены едва ли не на всех материках. Два раза – в местах, аналогичных нашему сбросу, то есть под слоем земли. А в основном они просто стоят… или лежат, прямо на поверхности. Растения избегают расти возле них. На юге континента нашли одно полузасыпанное, на севере – торчащее строго вертикально среди скал. Химсостав у них один и тот же, правда, очень схожий с окружающими литоструктурами. Внешне различаются не очень: одни чуть побольше, другие чуть поменьше.

– А Власт что-нибудь говорил по этому поводу? – спросила Хельга.

Гор развёл руками:

– Он не считает их искусственными образованиями: нет следов обработки. Предметы культа, может быть. Тем более что несколько, как он рассказывал, найдены в подобиях храмов…

5
{"b":"228630","o":1}