ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вообще, надо всегда быть готовой к тому, что, борясь за каждый сантиметр жизненного пространства, пассажиры порой теряют человеческий облик, впадают в забытье или бешенство и начинают гавкать и бросаться на других пассажиров. После очередной пересадки у зонтика отвалилась ручка, а у часов — секундная стрелка. На эскалаторе вам опять «съездили» чемоданом по колготкам… Я по натуре вовсе не пессимист, но почему-то на выходе в город мне всегда куда-нибудь хочется — в химчистку, прачечную, ремонт обуви, к стоматологу, невропатологу… Но никак не на работу или на свидание-

Особое слово надо сказать о контролерах. Сколько бы вам ни было лет и как бы вы ни выглядели, у этих существ для вас есть примерно три слова из их активного лексического словаря: «билет», «штраф» и «не понял». Если у вас нет первого и грозит второе, не имеет никакого смысла вступать в какие-либо переговоры — услышите третье. Может сработать игра «Я вас не понимать», но лучше не рисковать — могут начать вымогать валюту.

ТАКСИ

Неудивительно, что через какое-то время, поистрепав туалеты и нервы в общественном транспорте, вы с надеждой обращаете свои взоры к транспорту частному. И первая мысль, которая приходит в голову: «Вперед, в такси!» Какая замечательная идея! С ее появлением решаются все ваши проблемы. Вы выходите из дома, изящным движением останавливаете машину (очевидно, что иномарку), садитесь на мягкие сиденья, «ваш шофер» включает замечательную музыку, сообщает курс доллара и температуру за бортом. Через десять минут вы уже на другом конце города и с недокуренной сигаретой заходите в распахиваемые перед вами двери отеля, подъезда, офиса… Дорогая, проснитесь. Все совсем не так. Рано утром вы выскакиваете из дома, минут десять галопируете до ближайшей большой дороги, где еще столько же стоите, уворачиваясь от потоков жидкой грязи из-под колес проезжающих иномарок. Останавливающиеся «запорожцы» ломят бешеные деньги, таксисты хамят и ни за какие деньги не хотят ехать в нужном вам направлении. Наконец вы ловите какого-нибудь простофилю с подмосковными номерами и полтора часа под блатные напевы ищете нужную улицу, болтаясь в грязном, провонявшем бензином, холодном «москвичонке»… Постепенно отчаиваясь, вы приближаетесь к логическому завершению своих исследований. Продав шубу, вы покупаете машину.

Вместе с ней вы приобретаете пожизненную головную боль и хорошо намыленную веревку. Если сумеете пережить все сюрпризы вашей новоиспеченной водительской судьбы — вы настоящий боец, поскольку вынести все перипетии жизни за рулем и не превратиться в усатого мужика просто невозможно. Не буду описывать все ужасы, перечислю только главные: разбитые дороги, жадные гаишники, хамы водители, отказывающаяся заводиться рано утром машина, сломанная печка зимой и неработающий кондиционер летом, часовые пробки, угоны, штрафы, поломки и нервы, все время нервы.

Повторяю, если вы справитесь со всем этим — ура, проблема перемещения по городу для вас перестанет существовать. Если нет— останется последний шанс перед тем, как вы пойдете искать работу в соседнем подъезде. Вы выходите замуж за арабского шейха. Требуете у него малогабаритный танк с шофером и плевательной установкой в виде головы верблюда. Объявляете, что вам надо кое с кем свести счеты на родине, и выезжаете на маршруты родных автобусов и троллейбусов.

Отомстив всем и каждому, оборвав провода, заплевав всех контролеров и гаишников, парализовав весь городской общественный и частный транспорт, вы… отправляетесь на работу.

На метро. На шпильках!..

Распродажные страсти

                        

Чего хочет женщина... и что из этого получается - img4661.jpg

На стекле витрины — ярка-красная надпись «Скидки!». Внутри касса трещит, как пулемет «максим», женские руки с неправдоподобной быстротой перебирают, сортируют, отбрасывают в сторону и засовывают в свою корзинку трикотажно-твидово-бархатную массу всех цветов и оттенков. Идет распродажа!

ЧТО ТУТ ЛОВИТЬ?

Есть у меня свой собственный набор распродажных трофеев. Один из них— синяя вязаная юбочка. Сантиметров десять в длину на трех пуговицах. Позже в модных журналах я узнала ее официальное название. Оказывается, это юбка-микро. Однако, когда я выудила эту микру из вороха шарфов, я думала только о том, что она стоит всего монетку. Как я в ней собиралась ходить по улицам, совершенно непонятно. До ванной и обратно — единственно возможный маршрут для этого чуда распродажи.

Еще есть туфельки, насквозь расшитые бисером. Ходить в них невозможно — бисер колет ноги, пятки скользят, пара ниток, на которых они держатся (вернее, не держатся), наматывается на щиколотки, но не купить эти французские вьетнамки и не надеть потом на какое-то самое важное мероприятие месяца было просто невозможно. Вот я и каталась тогда на своем бисере перед изумленными взглядами ответственных чиновников и дорогих гостей. Домой я вернулась инвалидом и пару дней проходила в тапочках с помпонами, однако туфельки остались в домашней коллекции и заняли свое почетное место. У меня рука не поднялась выкинуть их на помойку, и тогда я призналась себе: да, я жертва распродаж!

БЕЗОПАСНЫЙ

SALE

И ведь правда, что может быть слаще, чем ходить по магазинам и покупать, покупать, покупать… В магазине тепло, светло, ароматно, под Рождество вообще загляденье— в каждой витрине по елке, музыка играет— красота! Один минус, вокруг толпы таких же умных, как мы. Жаждущие обновок так и снуют, гак и роятся, так и норовят выудить у вас из-под носа самую распрекрасную обновку сезона.

Для того чтобы не проколоться, а получить удовольствие, на распродаже надо уметь быстро думать, хорошо считать в уме, бодро толкаться и быстро убегать. Надо мгновенно прикидывать полезность или бесполезность будущей покупки и понимать, что, даже если она с чем-то сочетается по цвету, она никогда не срастется с этим по сезону. Поэтому нечего хватать новые желтые сапоги к своему старому желтому бикини.

Надо соображать, что, если вещь стоила сто, а сейчас стоит шестьдесят девять, это, конечно, хорошо. Но шестьдесят девять — это семьдесят, а семьдесят эта варежка все равно не должна стоить. Тем более что если все-таки ее купить, то в вашем кошельке остается последние сто минус семьдесят, то есть тридцать. И это при том, что еще надо купить подарок папе и что-нибудь полезное для себя. И чтобы папе не достался набор зубочисток, «это» за семьдесят сейчас покупать категорически нельзя.

Но толкаться и бегать все равно необходимо, потому что, считайте не считайте, прикидывайте не прикидывайте, а на распродаже царит одно — всеобщее безумие. Здравый смысл здесь в лучшем случае притупляется, в худшем — капитулирует. Чутье, вкус, чувство меры, чувство прекрасного, представления о себе, своей фигуре и возрасте исчезают бесследно. Остаются только ценники в глазах и жажда наживы.

И, кстати, еще один малоприятный момент. Если собрать все чеки после одного такого шопинга и сложить цифры, на них обозначенные, то окажется, что улетела довольно приличная сумма. И вместо сумочек из кожзаменителя и пятнадцати лаков для ногтей можно было купить одну дорогую и красивую вещь.

Но кому что. Вполне возможно, что при хандре, или плохом настроении, или под воздействием распродажной лихорадки пятнадцать маленьких глупостей гораздо приятнее одной умной вещи.

Так думаете вы и метете с прилавка мотки ниток для вышивания и сковородку с тефлоновым покрытием. Черта с два вы бы посмотрели в ее сторону до распродажи, вы же до сих пор думаете, что лучшая еда девушки — это мороженое и фрукты. Но сейчас, когда она подешевела вдвое, эта сковородка — добыча. Лакомый кусок. Хватайте ее и бегите во весь опор. К кассе, конечно. Думать будете потом.

12
{"b":"228649","o":1}