ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во-вторых, отбиваясь от навязчивого абонента, можно использовать несколько вполне жизненных заготовок. Например: «Только что вошла. Сейчас разденусь, проглочу ужин и перезвоню!»

Другой вариант: «Катастрофа! Извини, зайчик, никак не могу сейчас поболтать — пришли рабочие, нам тут соседи стены немного поломали, так что перезвоню, как только закончим. Целую». Целовать на прощание надо обязательно — это несколько смягчает удар.

Причин и поводов всегда масса — от убежавшего молока до влетающей в форточку свекрови. Главное, следить за дыханием собеседника и, как только он замолчит, чтобы набрать воздуху, немедленно попрощаться. И поцеловать на прощание.

С другой стороны, можно поступать скучнее, но честнее. Сказать, что вы, дескать, заняты, разговаривать сейчас не можете и перезвоните, когда освободитесь. А перезвонив, вовсе не обязательно размазывать разговор на полтора часа, обсуждая каждый чих общих знакомых и погоду в Арканзасе. Конечно, случаются разговоры непредвиденные и совершенно необходимые. Жизнь полна стрессов, неприятностей, несчастий. Человека может просто выбить из седла, и ему как воздух понадобятся ваша поддержка, теплые слова, просто звук вашего голоса в телефонной трубке. От таких разговоров уходить никогда нельзя, даже если телефон зазвонил в самое неурочное время.

Однако не стоит путать настоящую беду с постоянным нытьем по поводу и без повода. В принципе любой день состоит из удач и неприятностей, сюрпризов и ударов, и, если вам станут звонить каждый вечер с подробным плаксивым отчетом о прожитом дне, боюсь, придется заказать визитки «Большая жилетка».

К сожалению, телефон сегодня процентов на 70 обеспечивает нам общение с друзьями, родными и близкими. Но имеет ли смысл превращать собственную жизнь в мыльную оперу и подменять настоящее общение телефонным суррогатом? Может быть, лучше отложить трубки в сторону — и наконец встретиться?

Радости спорта

                        

Чего хочет женщина... и что из этого получается - img4501.jpg

Признаться, спортом я себя не извожу — мне кажется, что фигура у меня и так ничего, а лучшее — враг хорошего. На когда друг однажды ущипнул меня за бочок и ласково пробормотал: «Ах ты, мой колобок» — я похолодела и кинулась к зеркалу…

ТРЕНАЖЕРЫ

Зеркало показало две складочки под, одну над и одну вместо. Друг проклинал себя за неосторожное слово, а я кричала, что начинаю новую жизнь.

Это был морской курорт. Впервые в жизни вместо солнца, моря и песка меня интересовал тренажерный зал на первом этаже гостиницы, куда я и направилась в костюмчике, кроссовках, с полотенцем на шее и бутылкой минералки.

Зал был набит навороченными тренажерами и инструкторами, похожими на анатомические муляжи. Стоило мне подойти к первой арматуре, как откуда-то сзади возник лощеный хмырь в тренировочных плавках. «Вам помочь?» — спросил он и хрустнул плавками. Предложение в его устах прозвучало настолько двусмысленно, что я, стараясь не смотреть в его сторону, отрицательно покрутила носом и полезла сама.

Через минуту я была в центре конструкции, через десять минут я была в мыле, через двадцать минут я вошла в раж, а через полчаса в тренажерный зал спустился мой друг. Снял меня с тренажера, как обезьянку с пальмы, зажал под мышкой и вынес из зала. Пока я что-то верещала про бицепсы и трицепсы, он еще поглядывал в мою сторону, но когда я завопила про кубики на животе, молча сбросил меня в бассейн. «Ага! Займемся водными процедурами!» — пронеслось у меня в голове, и я забарабанила ластами по воде.

Потом, в ресторане, он терпеливо объяснял что-то о чувстве меры, а я сидела тихо-тихо, тщетно пытаясь прокусить виноградину. Утром я узнала, что даже за ушами есть мышцы.

Следующие дней пять я в зале не появлялась. Вновь обретенная мускулатура болела так, что ходить, сидеть и даже лежать было мучительно. Любимый носил меня, как Буратину, на пляж, опускал в воду и отходил подальше спокойно вздремнуть. Пару часов я там шевелилась, как водоросль, потом он меня вынимал, вытирал и заносил обратно в номер. На досуге я с трагическим опозданием ознакомилась с элементарными правилами начинающего спортсмена-любителя. Вроде того, что не надо в первый же день карабкаться на блестящий «Кеттлер» и брать вес. Что с тренером надо поддерживать хорошие отношения и время от времени спрашивать его, что будет, если сделать вот так и так, и чего лучше не делать, для того чтобы потом не лежать неделю в позе мумии. Что для начала стоит освоить самое простое— приседания, отжимания, прыжки и бег (хотя бы вокруг собственного письменного стола). И только потом интересоваться, где тут в районе самый прогрессивный тренажерный зал, какие там цены и условия. А разузнав, что и как, можно сходить на первую ознакомительную экскурсию: походить, пощупать, поспрашивать…

ЛОШАДЬ

Но кто сказал, что только «железо» нам поможет? Есть варианты. Например, живой снаряд — лошадь. На ней выправляется осанка, ноги подкачиваются, руки подкачиваются, целлюлит разбивается вдребезги. «Какое прекрасное животное, оно даже не догадывается, сколько пользы может принести своему всаднику, труся вдоль опушки», — думала я погожим деньком, карабкаясь на коня…

Следующие полчаса я ни о чем не думала, я боролась за жизнь — болталась в седле, ловила руками стремена и уворачивалась от колючих веток. Моя Иго-го самоуверенно шла пролеском, игнорируя бодрого инструктора, рассказывающего сказки о верховых прогулках: «Смотрите, едете вы по лесу, кругом деревца, веточки, вы то нагнулись, то откинулись — все тело работает!»

Поскольку мое тело свое уже отработало, подключилась, наконец голова. Посмотрев, как между деревцами нагибаются и откидываются впереди идущие участники променада, я развернула свою Фру-Фру (или как там ее?) и рванула на конюшню. То есть рванула она, а я судорожно вцепилась в поводья, готовясь пережить двести метров до забора.

Когда кобыла ворвалась на манеж, там сначала решили, что всадник потерян. Но нет, я висела где-то сбоку, сплевывала шишки и попискивала…

Хотя в целом очень рекомендую. Мой друг, например, никогда до этого лошадей не видевший, подошел, сел и поскакал джигитом по пересеченной местности. И прекрасно себя чувствовал и до, и во время, и, что самое странное, после забега. Может, ему просто с кобылой повезло?

ВОДА

Вот плавание мне всегда нравилось. Я люблю бассейны, моря и прочие водоемы. И пусть скептики всерьез обсуждают весьма относительную пользу водных процедур: дескать, надо часами вкалывать на стометровке с утяжелителями на всех конечностях для того, чтобы добиться хоть какой-то коррекции фигуры, я их не слушаю. Я свято верю, что, даже если я по-собачьи проплыву пятьдесят метров, мое тело отзовется на это благодарностью и сразу же примет желаемые очертания. И, как только между делами образуется зазор, я ныряю в любой доступный резервуар с водой и кувыркаюсь там до посинения. Не знаю, как насчет целлюлита, но нервы успокаивает. Со временем я сколотила компанию водоплавающих подружек, и теперь мы плаваем косячком.

У косячка есть один минус— собственно плавать обычно совсем не хочется. Бывает, захватывающая беседа прибьет нас,

как медуз, к бортику бассейна и там, слабо шевеля ногами, мы ведем свои разговоры. Но случается, что дух здорового соперничества заставляет нас носиться акулами от края до края бассейна, нещадно топя и спугивая с трассы «медуз» постарше в резиновых шляпках на головах.

А однажды случился конфуз — мне решили показать, как надо плавать по-настоящему: дали пенопластовую дощечку, велели зажать ногами и плыть. Я послушно сжала дощечку коленями и пошла на дно. Честно скажу, я была в шоке и не сразу поняла, что для того, чтобы всплыть, надо просто отцепиться от пенопласта…

7
{"b":"228649","o":1}