ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неужели это были наши крылья? — спрашивал младший.

И только тут понял певец, что летел он на крыльях своих птенцов.

— Ну что же, дети, если не можете летать — идём пешком. Дома нас ждут верные друзья: крошка Теодор и его соседи. Только на родине у птиц вырастают новые крылья!

И они пошли домой пешком: впереди — певец, за ним — птенцы. Шли сначала по берегу моря, потом искали дорогу по звёздам.

Когда-нибудь они обязательно дойдут до дома. А пока все крошки — жители Панталонии — вечером перед сном обязательно бросают на дорогу два или три зёрнышка. Кто знает, может, как раз в эту ночь пройдёт мимо их ворот певец со своими птенцами.

Виорел Фэт-Фрумос

Крошка-всадник оглянулся и только сейчас заметил, что следом за ним идёт мальчик.

— Эй, кого ищешь? — крикнул всадник.

— Фэт-Фрумоса. [2]

Крошка-всадник хотел уж пошутить: что, мол, он и есть Фэт-Фрумос, — но решил, что мальчик ему всё равно не поверит, — очень уж большое у него пузо.

— Тпррр! — сказал он лошади и потянул за уздечку. — Держись за хвост моего гнедого, а то пешком не доберёшься.

— Гнедого надо вначале подковать.

Всадник удивился: откуда малыш знает, что он едет к кузнецу?

Шёл снег. И всадник был белый, и малыш белый, и даже гнедой весь белый. Так втроём, очень белые, они и вошли во двор кузнеца. Кузнец услышал собачий лай и вышел во двор.

— Надо гнедого подковать, — сказал всадник. — Подкова слетела вот с этой ноги.

— И с этой задней, — добавил мальчик.

— Да ты что, смеёшься, что ли, надо мной? — рассердился всадник.

— А вы у гнедого спросите. Он лучше знает.

Это было уж слишком. Всадник спрыгнул с лошади и схватил мальчонку за ухо. Он легко нашёл его под шапкой. Но тут мальчик вытащил из-за пазухи подкову и сказал:

— Если это не ваша подкова, можете и меня подковать.

Крошка-всадник невольно разинул рот: подкова была та самая.

«Ну и малыш, — подумал он, — идёт за лошадью, да ещё с холодной подковой за пазухой».

Кузнец занялся своим делом — быстро подковал гнедого.

— Ты что, и вправду ищешь Фэт-Фрумоса?

— Да.

— А как тебя зовут?

— Виорел.

— Верхом ездил когда-нибудь?

— Когда лошадь моего отца была жеребёнком, — ответил малыш и отвёл глаза. Ему неловко было признаться, что у отца не было лошади.

— Ну, если ездил на маленькой лошади — садись теперь и на большую, — засмеялся всадник, подхватил мальчонку и посадил его прямо на спину гнедому. Огромной была эта спина, а Виорел был один-одинёшенек на этой большой лошади.

— Бери уздечку.

— Я не боюсь, — сказал Виорел и бросил уздечку на спину лошади.

— Ну-ну. Этот гнедой знает дорогу к Фэт-Фрумосу, — засмеялся всадник и ударил лошадь кнутом.

Гнедой рванулся с места — и сразу в галоп. Мальчик ухватился руками за гриву, но удержаться не смог — полетел на землю.

Панталония — страна чудаков - i_004.jpg

Гнедой помчался по двору. Виорел — за ним. А кузнец и крошка-всадник смотрели, удастся малышу усмирить гнедого или нет.

Гнедой влетел в соседний двор — и прямо к стогу сена. Ухватил клок сена, и, видно, оно ему понравилось: он стал тереться боком об этот стог. Стог закачался, и мальчик схватил вилы, пытаясь его подпереть.

— Чей это мальчишка? — спросил кузнец.

— Понятия не имею. Встретил вот на дороге.

— Смелый малый. Давай-ка ему поможем. — И кузнец перепрыгнул через забор.

Они укрепили, удержали стог шестами и снова посадили Виорела на коня. Тут уж он взял в руки уздечку.

— А кнут? — спросил крошка-всадник.

— Я лошадей не бью.

Гнедой пошёл потихоньку, потом разогнался и на этот раз сбросил Виорела уже далеко на дороге.

Виорел хромал, но снова побежал за лошадью.

— Ну ладно, хватит на сегодня! — сказал хозяин коня.

Он поймал гнедого, сел верхом, а мальчика взял на руки. Посадил его на лошадь перед собой.

Уже в сумерках, когда люди сидели у печек и только снежинки летали в темноте на улице, Виорел вернулся домой.

— Разувайся, малыш, — ласково говорила мать. — Мамалыга варится так давно, что скоро треснет палка-мешалка. Почему ты хромаешь?

— Ладно, не страшно, — сказал отец. — Так растут мужчины.

— Кто ж его пожалеет, если не я, — сказала мать. — Он же у нас единственный.

— Ну нет, — сказал Виорел. — У меня есть старший брат, Фэт-Фрумос.

Когда они сели ужинать, Виорел поставил на стол ещё одну миску. Для Фэт-Фрумоса. Он так делал всегда.

— А может, нам младшего брата поискать? — предложила мать.

— Нет уж. Я найду Фэт-Фрумоса.

Однажды летом Виорел оказался у реки. Там крошка-рыбак из королевства Суббота возился с лодкой.

— Фэт-Фрумоса ищешь? — спросил рыбак.

— Ага.

— Тогда садись в лодку. Фэт-Фрумос за рекой живёт. Видишь дым на том берегу?

— Плывём скорее!

Они прыгнули в лодку, и течение сразу вынесло их на середину реки. Волны бурлили и пенились вокруг.

— Ты плавать-то умеешь? — спросил рыбак.

— Немного.

— Немного — это мало! — сказал рыбак.

И тут особенно злая волна ударила в борт лодки и она перевернулась. А может быть, так рыбак задумал?

— Держись за меня! — крикнул рыбак.

Виорел пытался ухватиться за него то одной рукой, то другой, но течение подхватило их, завертело, закружило.

— Я здесь! — слышал он иногда голос рыбака.

«Спасите!» — хотел уже было крикнуть малыш, но вдруг вспомнил о Фэт-Фрумосе. Нет уж, лучше пойти на дно, а то услышит его с другого берега Фэт-Фрумос.

Кое-как добрались они до берега, сняли мокрую одежду, стали выжимать.

— Ну, пойдём теперь к Фэт-Фрумосу, — сказал мальчик.

Рыбак засмеялся.

— А я тебя обманул. Фэт-Фрумос-то живёт на том берегу.

— Обманул? А зачем?

— Тот, кто хочет найти Фэт-Фрумоса, должен хорошо плавать.

— Ну и шутник ты, дядя. Ладно, плывём обратно.

На обратном пути река показалась уже не такой широкой, и они быстро переплыли на другой берег.

— Прямо не знаю, чем мне теперь накормить старуху. Рыбы-то я не поймал. Ещё и лодку со дна доставать!

— Пойдём к нам, мама тебе чего-нибудь даст, она добрая. А захочешь — поешь из миски Фэт-Фрумоса и посидишь на его стуле.

Рыбаку стало, конечно, очень интересно, и он пошёл в гости к Виорелу. И так уж получилось, что в тот вечер ложка Фэт-Фрумоса работала вовсю.

А время не стояло на месте. Скоро Виорел из королевства Понедельник перебрался в королевство Вторник. Он вырос. Даже мать перерос. И плавал теперь так быстро, что ловил руками форель. А как скакал по полям и лесам верхом на самых быстрых лошадях! С ветки дерева он мог спрыгнуть на коня, который мчался галопом.

А сердце у него было доброе. Про таких людей говорят, что они и муравья не обидят. И вправду, увидев муравья, Виорел всегда здоровался.

— Видно, у тебя много детей, — говорил он муравью. — Ты столько бегаешь! Я у мамы один, и то ей нет покоя.

Муравей слушал его и качал одобрительно головой.

Однажды пришло в их страну великое горе. В этот день после обеда небо на севере почернело и загремела гром-колесница Ильи Пророка. Разбушевались огненные кони, мечутся то на восток, то на запад. Под куполом неба метались облака, как мечутся взъерошенные овцы в загоне, куда залез голодный волк. И начался великий дождь.

Какой-то карапуз вышел на порог и запел песню дождя:

Солнце — красный петушок,
 Где ты прячешь гребешок?
       А тучи-наседки
     Повисли на ветке.
   Тучи крыльями трясут,
       Тучи яйца несут.
        Дождевые яйца
   О землю разбиваются,
      Смешные, водяные
   Цыплята разбегаются —
        Смотри, смотри,
   В клювах — пузыри! [3]
вернуться

2

Фэт-Фрумос — смелый и справедливый юноша богатырской силы. Герой румынских сказок.

вернуться

3

Здесь и далее перевод стихов — Якова Акима.

11
{"b":"228655","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Брак по расчету
Живая Викка. Продвинутое руководство для виккан-одиночек
Война и язык
США. Все тонкости
Идеальная жена
Под иными небесами
Размороженный. Книга 1. Cooldown
Дочь часовых дел мастера
Нежная война