ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чтобы его не опередил кто-то из остальных с подобным намерением, Даш осуществил первый, уже упоминавшийся телефонный разговор. Затем стал выжидать высадки второй четверки, чтобы и ее передать в руки ФБР.

В эту вторую группу, возглавляемую командиром Эдуардом Керлингом, вошли Херман Нойбауэр, Вернер Тиль и Херберт Хаупт. Они 17 июня высадились незаметно с другой подводной лодки на побережье Понте-Верда, южнее Джексонвилля во Флориде. Керлинг и Тиль отправились также в Нью-Йорк, а Нойбауэр и Хаупт отбыли в Чикаго.

Когда Даш получил сообщение, что все прибыли, он поехал в Вашингтон, информировал ФБР о своем местонахождении и передал сведения о диверсионных группах. Кроме того, он передал ФБР также список с именами и адресами людей, которые рассматривались как партнеры, предоставлявшие место для контактов. Джи-менам оставалось лишь арестовать всю группу. 20 июня все диверсанты и их пособники находились уже под стражей.

Президент Рузвельт отдал распоряжение тотчас же опубликовать материалы о данной успешной акции.

В августе 1942 года состоялся процесс. Георг Даш получил срок тридцать лет тюремного заключения. Суд зачел ему в оправдание то, что он сразу же по прибытии в США обратился в ФБР по телефону. Бургер был лишен свободы пожизненно. Шестеро остальных были казнены на электрическом стуле. Такая же участь выпала трем американским «помощникам». Подобных случаев было довольно много: за годы войны ФБР передало в суд дела ста других шпионов…

Фашистская Германия пыталась создать в США, как и в годы Первой мировой войны, шпионско-диверсионную сеть. Однако успехи оказались весьма скромными. Важнейшим фактором, скорее всего, было то, что отношение населения США к войне против Гитлера было, в противоположность отношению к войне 1914—1918 годов, весьма положительно, и в ФБР или другие органы власти постоянно приходили сообщения о подозрительных личностях. Некоторые агентурные сети проваливались еще до того, как они могли начать свою деятельность.

Да и в работе ФБР кое-что изменилось, что затрудняло жизнь немецким шпионам. Так, численность персонала возросла; через два года после начала войны Бюро располагало уже 13 317 сотрудниками. Многие из них получили хорошее образование, часть из них приобрела квалификацию в Академии ФБР в штате Вирджиния, существовавшей с 1935 года.

Опорой деятельности контрразведки ФБР была последовательно создаваемая система внутреннего шпионажа.

ФБР, сверх того, удалось переманить на свою сторону нескольких немецких агентов. Самый известный из них — Уильям С. Зеболд. Во время поездки по Европе в 1939 году Зеболд позволил завербовать себя нацистской тайной полиции в качестве шпиона, чтобы спасти своих еврейских родственников от концлагеря и дать им возможность выехать из Германии. Сначала Зеболд выучился в Гамбурге на радиста, — и об этом он сообщил ФБР, едва только в начале 1940 года возвратился в Штаты. Бюро решило использовать шанс работы с двойным агентом. Зеболд согласился принять участие в этой игре. В Центральном порту Лонг-Айленда техник соорудил станцию с коротковолновым передатчиком, с помощью которого он вскоре вступил в интенсивную связь с Гамбургом. Радиосообщения Зеболда наряду с вымышленным материалом содержали всегда достаточное количество точной информации, чтобы казаться правдоподобными.

Люди из Министерства обороны на реке Альстер попались на удочку. Поскольку их человек на Лонг-Айленде хорошо делал свое дело, в Гамбурге не было никаких сомнений в том, что его надо связать с другими немецкими агентами в США. Зеболд посоветовал избрать в качестве места для контактов свою квартиру в Манхэттэне. Предназначенная для посетителей комната была соответственно подготовлена людьми из ФБР. Скрытый магнитофон записывал разговоры, скрытая камера снимала гостей. На одной стене висело огромное зеркало — естественно, односторонне прозрачное. Джи-мены наблюдали за гостями, и держали под контролем поведение двойного агента. Благодаря съемке и записи ФБР получало данные о шпионах, еще находящихся на свободе, и одновременно почти исчерпывающий обвинительный материал для будущих процессов[38]. Таким образом, напали на след большей части шпионов, направленных нацистами в США, в особенности тех, кто был приставлен к вооружению и новой системе в ВВС.

…Группа действовала под руководством Фредерика Жубера Дагуиша. Это был старейшина немецких агентов в Штатах, родом из Южной Африки, шпион с большим стажем. В двадцать два года он стал им в англо-бурскую войну, в Первую мировую войну действовал в пользу кайзеровского генерального штаба, и теперь снова в пользу немцев. После того, как ФБР разгромило сеть Дагуиша, тридцать три агента были осуждены в целом на более чем триста лет тюремного заключения. Лишь после этого Зеболд прекратил свою деятельность. К тому времени Центральный порт и Гамбург обменялись ровно пятьюстами радиограммами.

Борьба ФБР со шпионажем далеко не безупречна, а в отдельных случаях имели место и провалы. Так, многим фашистским шпионам удалось вовремя скрыться и избегнуть наказания, например, замешанному в деле о шпионаже в Пирл-Харборе Клаусу Менерту. У германской разведки были и ощутимые успехи. Так, фашистским агентам удалось похитить из секретных американских лабораторий образцы самых современных бомбометателей и навигационных приборов. Эти приборы впоследствии серийно производились в Германии для вооружения люфтваффе. Было также несколько заметных диверсионных акций, а также настойчивые попытки проникновения в порты, где формировались трансатлантические транспорты. Для усиления режима безопасности терминалов ФБР совершило совсем уж нетрадиционную акцию.

…В 1942 году война на море была почти проиграна союзниками. Только за первые месяцы того года около ста судов США, Англии и других союзников были потоплены подводными лодками немцев, которые получали информацию от шпионов в Нью-Йорке. Произошел также целый ряд случаев диверсий, один из самых известных — взрыв на лайнере «Нормандия» прямо в нью-йоркском порту. Усилия военной контрразведки дали определенные результаты (были выслежены несколько разведывательно-террористических групп немцев), но серьезный сдвиг был достигнут, только когда ФБР сумело по-настоящему «войти» в нью-йоркский порт.

Для этого джи-менам пришлось пойти на союз с теми, кого сам Э. Гувер объявлял несуществующими — с мафиозными семействами. В обстановке секретности (сведения об этом появились только в семидесятых, когда Меир Лански, к тому времени уже гражданин Израиля, начал делиться с общественностью воспоминаниями) агенты ФБР получили «консультацию» от Лански, одного из главных мафиози Америки. Лански сказал, что проникновение в нью-йоркский порт возможно только с санкции (Лаки) Лучано[39], люди которого полностью контролируют порт.

Лучано с 1935 года находился в тюрьме, и причем в одной из самых суровых — в Даннеморе. Для начала Лучано перевели в другую — почти что санаторий в сравнении с прежней. Вскоре к нему допустили адвоката — но не одного, а в компании старого друга Меира Лански. На этой же, первой встрече Лучано дал согласие на сотрудничество с контрразведкой — на двух условиях: полной секретности (по законам мафии сотрудничество с властями не допускалось) и предоставление ему лично возможности после войны выехать в Италию. Условия были приняты, и Лучано передал приказ братьям Камардо, мафиози, один из которых был вице-президентом Межнационального профсоюза портовых рабочих, «вычистить порт от наци». Братья Камардо установили во всем огромном портовом хозяйстве Бруклина жесточайший террористический режим — и с первых же дней начали успешно разрушать шпионско-террористическую сеть наци. Вскоре к «очистке» были подключены кланы Джо Адониса и Фрэнка Костелло. В тюремной камере Лучано каждые две недели собирались контрразведчики (в работе «штаба» неизменно принимал участие и Лански), и в обстановке полной секретности прорабатывали стратегию операции. Вскоре огромный порт, с причалами, протянувшимися на 200 миль, перешел под полный контроль контрразведки в плане обеспечения безопасности.

вернуться

38

Из официальной хроники ФБР: Июнь 28, 1941. Специальные агенты арестовали немецкого шпиона Фредерика «Fritz» Дагуиша и 32 других немецких агентов после двухлетнего расследования. Агенты разгромили шпионскую сеть благодаря информации Уильяма Зеболда, конфиденциального осведомителя ФБР.

вернуться

39

Лански никогда ничего не делал «просто так». С Лучано они были друзьями и союзниками с детства; когда Лаки был посажен на пятьдесят лет, Меир систематически предпринимал усилия по его освобождению — и столь же систематически перечислял Лаки его долю от игорного бизнеса, который они контролировали совместно. Потребности контрразведки дали шанс вызволить Лаки, и Меир постарался его использовать. Он прямо указал, что контроль над нью-йоркским портом, одним из важнейших узлов в военно-политическом аспекте, зависит не просто от Лучано, но и от его освобождения. В свое время эти усилия Меира, как большинство его усилий, «окупились».

31
{"b":"228664","o":1}