ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

27 апреля Никсон сместил с поста исполнявшего обязанности шефа ФБР Л. Патрика Грея за то, что тот слишком много выболтал специальной комиссии сената насчет тесного сотрудничества между ФБР и Белым домом в предвыборной борьбе, и уничтожил документы следствия по «уотергейтскому делу». Вскоре, в апреле 1973 года, Уильям Д. Раклшейз был президентом Никсоном назначен Исполняющим обязанности директора ФБР после отставки Л. Патрик Грея III. 2 мая 1973 года джи-мены совершили налет на Белый дом. Команда во главе с новым шефом ФБР Уильямом Д. Раклшейзом ворвалась в официальную резиденцию Никсона, где дело дошло до рукопашной с сотрудниками «Сикрит сервис» — службы, ответственной в частности за охрану президента. Люди ФБР одержали верх. Они заняли служебные помещения трех уволенных советников президента — Дина, Холдемана и Эрлихмана. Джи-мены вскрыли находившиеся там стальные несгораемые шкафы и стенные сейфы. Особенно тщательно произвели они обыск в кабинете Джона Эрлихмана, откуда в их черные кожаные сумки перекочевали толстые пачки документов. Это были те самые протоколы прослушки, которые весной 1971 года после взлома в штаб-квартире ФБР и «помощи» Салливана, были перевезены в Белый дом, какое-то время находились у Мардиана, а затем были спрятаны в сейфах кабинета Джона Эрлихмана.

Если новое руководство ФБР надеялось, что, очистив 2 мая 1973 года сейфы Белого дома, сумеет восстановить полноту своей власти и закрыть шлюзы «уотергейта» перед новыми волнами обвинений, то оно обманулось. Последовали новые отставки и увольнения сотрудников правительства: до середины мая 1973 года их стало двенадцать. Сравнительно скоро к суду попытались привлечь и действующего президента: от него требовали представить пленки записей разговоров в его кабинете и резиденции. Никсон потребовал от специального прокурора Кокса прекратить рассмотрение дела, но получил отказ. Президент, недолго думая, сместил Кокса с должности. В тот же день потерял свой пост и Уильям Раклшейз, являвшийся с конца апреля до начала июня 1973 года шефом ФБР и одновременно заместителем министра юстиции. 9 июля 1973 года Кларенс М. Келли был приведен к присяге как Директор ФБР. Бывший агент ФБР, Келли много лет перед этим назначением служил начальником полиции Канзас-Сити, штат, Миссури. А в конгрессе стали раздаваться требования «импичмента» — отстранении президента от должности.

8 января 1973 года в Вашингтоне начался перенесенный с сентября 1972 года предварительный процесс по делу о «семерых из «Уотергейта». Он закончился 23 марта вынесением приговора: от шести до 40 лет тюремного заключения, а также по 40 000 долларов денежного штрафа. Семеро обвиняемых были разделены на две группы. Пятерых, сразу же признавших себя виновными, по действующему процессуальному кодексу уже не должны были допрашивать по делу и сообщать что-либо о лицах, давших им поручение. Один из этой пятерки, Э. Говард Хант, выболтал репортерам журнала «Time» сведения о дальнейшей судьбе приговоренных: за каждый месяц отсидки каждый из них получит не меньше 1000 долларов компенсации, а потом, когда интерес к скандалу со стороны общественности будет утрачен, президент Никсон объявит помилование. Оба сотрудника ФБР — Джеймс У. Маккорд и Дж. Гордон Лидди утверждали о своей невиновности. 7 февраля 1973 года Сенат образовал специальную комиссию под председательством се-натора-демократа Сэма Эрвина для расследования обстоятельств «уотергейтского дела». Большинство голосов в комиссии имели демократы (четверо против трех). Джи-мен Маккорд, до тех пор находившийся на свободе, был по приказу судьи взят под стражу. «Арест без права освобождения под залог» — указывалось в дополнительном распоряжении. Арестом Маккорда в последние дни марта 1973 года была приведена в движение мощная лавина, и для США начался тяжелейший со времени образования страны внутриполитический кризис. Маккорд письменно сообщил суду, что готов вновь дать показания. В трех дальнейших заявлениях Маккорд сообщил, что взлом в «Уотергейте» готовили видные сотрудники администрации Никсона или же они, по меньшей мере, были информированы о нем. Началось то, что Генри Киссинджер назвал «оргией взаимных обличений». Разоблачения и обвинения, опровержения и признания, увольнения и отставки сменяли друг друга. Начиная с 26 апреля, одна акция стремительно следовала за другой. Вслед за Греем был принесен в жертву новый министр юстиции Ричард Клайндинст. 30 апреля он подал в отставку, официально обосновав ее тем, что при расследовании «уотергейтского дела» натолкнулся «на имена друзей и знакомых». В тот же день пришлось распрощаться со своими постами Джону Дину, Роберту Холдеману и Джону Эрлихману. Вечером 30 апреля президент Никсон перед телевизионными камерами охарактеризовал эти увольнения как «одно из самых тяжелых решений», которые ему когда-либо пришлось принимать в жизни. Он похвалил бывших сотрудников и заверил, что сам он об «уотергейтской акции» заранее ничего не знал. 40 процентов граждан США, как установил институт Гэллапа, сочли эти заявления Никсона не заслуживающими доверия.

Усиливались новые подозрения насчет его личной причастности к криминальным действиям. Но он по-прежнему утверждал, что о взломе в Лос-Анджелесе ничего не знал. По распоряжению Президента от 5 мая всем бывшим и настоящим его сотрудникам впредь запрещалось высказываться по поводу «дел, касающихся национальной безопасности». Это значило: ни слова об «уотергейте», ни слова об Эллсберге, а тем более о личных беседах и разговорах с Никсоном в Белом доме.

Тем не менее, разоблачения в «уотергейтском деле» пошли дальше. Джон Дин, вызванный в специальную сенатскую комиссию Эрвина, не стал держать язык за зубами: протокол его показаний насчитывает 245 страниц. «Если Дин лгал, — комментировал журнал «Newsweek», — то ложь его была самой всеобъемлющей, самой детализированной, самой тщательно подготовленной во всей долгой истории лжи».

3 мая 1973 года газеты сообщили, что депутат от республиканцев Уильямс Майлс получил в 1971 году 25 тысяч долларов для своей предвыборной кампании из того же тайного фонда, из которого финансировались участники Уотергейтского скандала. А на следующий день Майлс был уже мертв — фермер из Истона (штат Мериленд) нашел его в своем сарае. Официальное извещение называло как причину смерти огнестрельную рану в грудной клетке. Было ли это убийство или самоубийство, осталось невыясненным.

…Тревога и приведение войск в повышенную боевую готовность в связи с октябрьскими событиями 1973 года на Ближнем Востоке были поняты политическими и журналистскими кругами США как маневр, призванный отвлечь внимание от острой внутриполитической обстановки в стране. Никсону, писал известный публицист Джеймс Рестон, «каждый день нужен кризис, чтобы оградить себя от кризиса внутри страны». Государственный секретарь Киссинджер косвенно подтвердил это на одной пресс-конференции: «Когда высказывается мнение, что Соединенные Штаты объявили боевую готовность своих вооруженных сил, исходя из внутриполитических соображений, это уже симптом того, что именно происходит в нашей стране».

23 октября Никсон заявил, что готов передать магнитофонные записи суду. Однако эксперты сената смогли доказать, что стерты записи продолжительностью звучания 18 минут. В конце концов, импичмент состоялся. ФБР принимало в «уотергейте» доказанное участие: оно поставляло тех, кто осуществлял взлом, а затем помогало скрыть и замять это скандальное дело.

СЕРЕДИНА СЕМИДЕСЯТЫХ

ФБР так же как и американское общество начало постепенно выбираться от потрясений предыдущего периода. Две скупых информации из официальной хроники рассказывают о переменах, которыми сопровождалась деятельность Бюро.

Март 1976

Министр юстиции и генеральный прокурор Эдвард X. Леви выпустил руководящие принципы сбора информации ФБР. В апреле 1976 были утверждены руководящие принципы для работы ФБР по обеспечению внутренней безопасности. Эти Руководящие принципы были приняты в ответ на обеспокоенность Конгресса, связанную с выступлениями общественности и церковью.

70
{"b":"228664","o":1}