ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перелома в расширение сотрудничества ФБР с Интерполом не внесло даже старание Роберта Кеннеди в бытность его Генеральным прокурором, хотя к тому времени уже было организовано и действовало официальное представительство — Национальное Центральное Бюро (НЦБ) Интерпола в США. И только после смерти Гувера НЦБ вошло в состав министерства юстиции, хотя ответственность за его деятельность по-прежнему делится между Минфином И МИНЮСТОМ. Но с каждым годом влияние и участие ФБР в этой организации стало усиливаться. Подталкивали к этому объективные причины: уже в семидесятые годы, при всем размахе «собственно американской» преступности, значительно расширились ее транснациональные аспекты.

Если не касаться международного терроризма — явления, которое старательно и неоправданно долго обходилось Интерполом[118], — все более широкое развитие приобретали транзит и контрабанда наркотиков, «отмывание» денег, полученных незаконным путем, подделка валюты и драгоценностей, а затем и специфическая «компьютерная» преступность, которая едва ли не опережала темпы самого процесса компьютеризации. Уровня сотрудничества, который уже был достигнут к тому времени, явно недоставало. Вот типичный случай из практики еще шестидесятых годов.

…18 сентября 1965 года, пять человек отправились из Южной Америки в Соединенные Штаты — трое мужчин, использующих имена Geneyro, Poletta и Ramos, и две женщины — Maria Ipanien Taschian и Ingeborg skoruppa. Пунктом отъезда Женейро и Рамоса был Белем, Бразилия. Полетта отправился из Монтевидео в Уругвае. Женщины начали поездку в Сан Пауло, Бразилия. Используя разные челночные рейсы, они пересекли Ка-рибское море на самолетах «Пан Америкен». Во время нескольких промежуточных остановок они расплачивались фальшивыми аккредитивами, выдавали фальшивые чеки или использовали краденые дорожные чеки. В Майами в уик-энд бригада собралась вместе и тут же, в городе, мошенники обналичили несколько фальшивых чеков. Двадцать седьмого они прибыли в Нью-Йорк в арендованном автомобиле. В городе они арендовали еще одну машину и провели следующие десять дней, обналичивая или покупая дорогие и хорошо ликвидные товары на фальшивые и краденые аккредитивы и дорожные чеки. Вечером второго октября они оставили арендованные машины, наняли автофургон и собрались выехать из гостиницы «Датч» на Западной Сорок второй улице, направляясь в Канаду. Багаж, сложенный в фургоне, стоил четверть миллиона долларов и весь был приобретен по фальшивым и краденым чекам, карточкам и аккредитивам. В 5 часов пополудни того же дня телефон зазвонил в полицейском участке Шестнадцатой Зоны на Западной Сорок седьмой улице. Из ювелирного магазина на Шестой авеню сообщали о двух фальшивых чеках, которыми расплатились в пределах часа. Двое детективов участка немедленно отправились в магазин. Один из владельцев магазина, Луи Моделла, тем временем направил вслед за предъявителем поддельного чека своего охранника.

Детективы прибыли в знаменитый нью-йоркский «бриллиантовый квартал» на Сорок седьмой улице между Пятой и Шестой авеню, и нашли Моделлу. Он передал им два фальшивых чека, которые он принял в оплату за бриллиантовое кольцо, описал предъявителей чека и сообщил номер автомобиля, — охранник магазина видел, что один из мошенников в него садится; это было такси компании «Герц». Детективы запросили местный офис «Герца», где скоро выяснили, что пассажиры назвали водителю адрес — гостиница «Датч». Регистратор гостиницы показал, когда детективы начали его расспрашивать, что один из подозреваемых стоит позади них. Детективы увидели мужчину латиноамериканского типа, который оплатил гостиничный счет, и затем присоединился к двум другим мужчинам и двум женщинам. Группа как раз загружала девять чемоданов в автофургон, припаркованный неподалеку. Детективы направились к ним, предъявили полицейские значки и потребовали, чтобы все пятеро проследовали в участок. Там вызванный Моделла опознал одного как предъявителя фальшивого чека, а двоих других как его компаньонов. Женщины были Моделле неизвестны, и после опроса им разрешили уехать. Задержанная троица предъявила паспорта на имена Хорхе Гонзалес Рамос, Франсиско Полетта и Рауль Доминго Женейро. Рамос, который, по словам Моделлы, покупал кольцо и расплатился необеспеченным чеком, сначала все отрицал, но наконец согласился возвратить кольцо. В этот момент многое оставалось на усмотрении детективов, проводящих расследование. Подойди они к этому эпизоду формально — и латиноамериканцев бы отпустили. Ведь кольцо было возвращено, проверка обеспечения и подлинности чека требовала определенного времени и усилий, а пострадавших как таковых не было. Полиция, однако, не была удовлетворена. Подавая чек в ювелирном магазине, Рамос назвался Питером Виккерсом, и показал Моделле австрийский паспорт на это имя. В отделении полиции же он идентифицировал себя уругвайским паспортом на другое имя.

Полицейские заставили всех троих открыть чемоданы. И там оказались сотни чеков, девятнадцать паспортов семи различных стран, множество штемпелей, используемых в различных странах для простановки виз в паспорта, бутылочки специальных чернил и штемпельные подушки, симпатические чернила, нумераторы, лупы, специальные ручки и другие принадлежности, связанные с искусством подделки.

Детективы потратили остальную часть ночи, передавая по телефону сообщения и просьбы направить представителей Секретной службы Соединенных Штатов, ФБР, Таможенной службы, Государственного департамента, Налоговой службы, Службы иммиграции и натурализации, Бюро Уголовного розыска Нью-Йорка в свой офис. На следующий день они разослали запросы представительствам различных банков города и в консульства стран, чьи паспорта были найдены в багаже.

Этой же ночью и на следующее утро следователи от различных агентств и банков прибывали в участок (с переводчиками), чтобы допросить подозреваемых, но те не сказали им абсолютно ничего. Они утверждали, что это было их первое посещение Соединенных Штатов, — но в то же время они, казалось, хорошо знали права подозреваемых и отказались отвечать на вопросы. Тем не менее, всем им было предъявлено обвинение в воровстве и мошенничестве, и взяты отпечатки пальцев. Однако сверка с картотеками полиции Нью-Йорка, Государственной полиции и ФБР не выявила никакой информации относительно кого-либо из них. Вещественные доказательства, найденные в чемоданах, однозначно показывали, что, по крайней мере, семь крупных банков были обмануты в течение десяти дней; и все же никто не подал жалобу или не сообщил в полицию о чем-нибудь противозаконном. Если бы Мо-делла не сообщил о двух сомнительных чеках, мошенники исчезли бы в Канаде со всем украденным и с неповрежденным снаряжением для осуществления дальнейших подделок.

Очевидно, это не было просто местное преступление, просматривалась афера международного масштаба — но пока что для суда не хватало доказательств. Маленькая следственная команда попыталась что-то сделать самостоятельно. Но после трех недель напряженного «рытья» они все еще не могли сказать точно, кем на самом деле являются подозреваемые и откуда они прибыли. Федеральный обвинитель Южного Района Нью-Йорка отказался от судебного разбирательства. Районный прокурор согласился преследовать по суду, но его помощники весьма сомневались, что для этого имеется достаточно основа-ний. Складывалась ситуация, когда крупные аферисты могли отделаться незначительным наказанием или бы их просто выслали из страны — так сказать, ради экономии средств налогоплательщиков от судебных расходов и затрат на содержание заключенных.

Заседание Большого жюри было назначено на 9 ноября. К 4 ноября следователи знали относительно Женейро, Рамоса и Полетты не больше, чем в день их ареста. И только 5 ноября один из детективов получил телекс. В нем было сказано, что Рауль Доминго Женейро, который утверждал, что родился в Уругвае и никогда не подвергался аресту, является в действительности Эмилио Маньера, уроженцем Италии, опасным преступником, разыскиваемым как беглец от правосудия. В телексе содержалась также просьба к полиции Нью-Йорка помочь Службе иммиграции и натурализации США в задержании Маньеры, пока не будут улажены вопросы экстрадиции. Сообщение прибыло от Интерпол-Рим. 8 ноября поступил второй телекс, также от Интерпол-Рим, с некоторыми данными досье преступлений Маньеры и указанием ряда судимостей, от которых он скрывался. Рамос же идентифицировался как находящийся в розыске Виссокбо, также работающий под множеством псевдонимов. В сообщении содержалась просьба о предоставлении набора отпечатков пальцев Полетты и информации о документах, найденных при нем, для дальнейшей идентификации. Согласно сообщению Интерпола, Маньера-Женейро разыскивался за мошенничество, транспортировку наркотиков, воровство и подделки в Милане, Болонье, Кортина д’Ампеццо, Больцано и Риме. Другие два мошенника вскоре тоже были идентифицированы. Интерпол в очередной раз сумел преодолеть международные границы. Преступники оказались на скамье подсудимых и ответили за свои преступления — и это произошло благодаря сотрудничеству Интерпола и ФБР…

вернуться

118

Поскольку считалось излишне «политическим», и вызывало реальные острые дискуссии между представителями стран, «полярных» в отношении происхождения и «целей» террористов.

84
{"b":"228664","o":1}