ЛитМир - Электронная Библиотека

Пройдя по разрушенным временем камням, палимый солнцем и сбиваемый жгучим ветром, отряд поднялся на хребет — внизу лежала долина в виде амфитеатра. Спускающиеся стены были уставлены тысячами черепов и костей; черными провалами глазниц они смотрели, словно наблюдая какой-то ужасный танец на мертвой и пыльной арене.

— Это здесь, — произнес проводник. — Это здесь они справляют свои обряды Богам бездны.

Амбелиус задумчиво кивнул. Его холодные глаза на хмуром лице пристально осматривали каждый валун, каждую выступающую скалу, ища признаки засады, напоминая орла в поисках прячущейся добычи. Проводник заметил пристальный взгляд командира.

— Нам нечего бояться, пока светит солнце. Они приходят только ночью.

Амбелиус в тишине отдал приказ Красным убийцам.

— Ступайте. Уничтожьте это грязное богохульство! — уже кричал он, указывая мечом на черепа. Он погнал своего коня вниз, на арену, и как один все воины кинулись вниз, криком прогоняя жуть, что нагоняло на них это место. Раздался хруст костей: каждый воин растаптывал их на осколки, превращал в пыль. На арене имелся ряд зловещих базальтовых блоков в виде квадратов, похожих на алтари. Амбелиус решил уничтожить эти святыни змеелюдей, собрав вокруг себя группу воинов.

— Когда мы сделаем это, мы покажем им, что воины Кулла были здесь, — сказал он, вытирая текущий пот с лица.

Удушье принесло упадок сил. Амбелиус внезапно обернулся, услышав странные звуки; идущие по краю арены его воины заметили тоже. Пешие воины, издавая горлом эти звуки в застывшем воздухе, призывали к себе на помощь крупных амфибий, движущихся через болото.

— Тигр, — прорычал Амбелиус, — мы окружены — их слишком много для нас!

Он обернулся, ища взглядом проводника и не видя его.

— Где проводник? — заревел Амбелиус.

Но никто этого не знал. Он бежал прочь, словно гиена. Амбелиус грязно выругался, но времени хватало только, чтобы сплотить Красных убийц для отпора от змеелюдей, заманивших их в западню. Змеелюди двинулись вперед — их ноги сбивали черепа вниз, на воинов. Одинокая группа разглядывала начинающееся сражение в тени пещеры на соседней высоте высоко над ареной.

Ксолдив улыбнулся, его глаза демона нетерпеливо наблюдали. Рядом с ним на краю, стиснув зубы, дрожал проводник.

— Хорошо, — кивнул Ксолдив, — ты справился. Возвращайся к хозяину и передай: голова Амбелиуса будет отправлена ему еще до темноты. Ступай.

Счастливый от возможности сбежать из этого ужасного места, проводник через темный коридор выбрался на открытое место в джунглях. Находившиеся рядом змеелюди шипели в его сторону, но позволили сесть на коня и умчаться прочь.

Тем временем Амбелиус встретил первый дикий порыв врагов мощным ударом меча, развалив сразу двух змеелюдей, омывшись в фонтане их крови. Он пробил защиту следущего, снеся ему половину морды. Вокруг него свирепые Красные убийцы, отобранные из самых выносливых и лучших бойцов империи Кулла, вступили в бой, издавая дикие крики. Законы джунглей брали верх — бой напоминал драку диких животных.

— За Кулла и империю! — ревели они в один голос. Их свирепость напугала фанатичных змеелюдей, и они на время отступили. Амбелиус собрал воинов в кольцо, мечи рвались за его пределы, словно острые языки смерти, и еще долго змеелюди стремились прорвать эту стену. Кровь окропляла бьющиеся стороны малиновым дождем смерти. С диким торжеством змеелюди смогли прорваться. Крики и проклятия смешались.

Амбелиус убил множество врагов. Его лицо закаменело подобно маске. Он бился, стремясь остаться хладнокровным и сохранять столько сил, сколько возможно. Победить сегодня оказалось невозможным. На место каждого убитого вставало трое, кидаясь к его горлу, словно бешеные псы. Мечи поднимались и падали, сыпались искры. Медленно таяло число Красных убийц — лучших воинов Кулла. Они дрались отчаянно — каждый за троих, но фанатичные змеелюди превосходили их в равнодушии к смерти. Их действия были понятны- любой ценой уничтожить чужаков.

Из-за гребня хлынула новая волна в чешуйчатой ярко блестевшей броне. Амбелиус получил глубокую рану в руку и вынужден был поменять руки, чтобы и дальше отбивать их бешеные атаки. Он видел, как падают его люди, как отрубают им конечности, как их глаза стекленеют в смерти. Красные убийцы умирали: одни — молча, другие — выкрикивая имя Кулла и призывая его отомстить.

«Преднамеренная западня», — думал Амбелиус. Кольцо защитников сжималось, отодвигаясь вглубь. Теперь лишь горсть их отбивалась, прижавшись друг к другу спиной, стоя на холодном базальте, где начертанные символы колдовства смеялись над ними. И на эти блоки подали их искалеченные тела. Амбелиус чувствовал приближающуюся смерть, несколько мечей разорвали его открытую плоть. Он пал на каменный алтарь, и гигантский меч упал, полностью отделив голову — словно возлияние отвратительным богам. Крики ликования разносились среди змеелюдей.

Сразу после разгрома группа змеелюдей поднялась на соседнюю высоту. Ксолдив, не упустивший ни мгновения бойни, следил за их приближением. Они признали его власть, и его радовал страх в их узких глазах. Один из них поднял кверху странный трофей, оказавшийся головой Амбелиуса. Ксолдив кивнул.

— Заверните ее, пока не разложилась. В полночь бросьте голову за зубцы цитадели Горвика. Дальнейшее предоставьте мне.

Он повернул голову, пристально наблюдая своим властным взглядом, как на месте резни победители уже трудились, устанавливая головы павших по склонам арены — выравнивая ее. Только после окончания этого труда Ксолдив отвернулся, и жестокая улыбка удовлетворения заиграла на его губах.

Гнев Тигра

Кулл блаженно вытянулся на прохладном куске мрамора рядом с ваннами. Его обнаженное бронзовое тело покрывал пот, блестевший в утренних лучах солнца, бивших через отверстие в куполе. Его личный слуга, огромный немой воин Кормик, методично втирал масло в мощное королевское тело; его руки, массирующие тело, двигались с многоопытной точностью, снимая боль и чувство усталости. Кулл довольно зевнул. Он встал, как только дворцовые птицы возвестили рассвет, и упорно тренировался — и с топором, и просто голыми руками. Редкий воин мог бы с ним посоперничать, с ним, словно высеченным из камня ,хотя несколько ударов от Брула и Пита он пропустил.

Кулл улыбнулся, вспомнив недавнюю тренировку с Копьебоем, и кинул взгляд на бассейн, где темнокожий мужчина все ещё нежился в горячей воде. Из всех мужчин пикт являлся его ближайшим другом и доверенным лицом. Захваченная корона всегда сидит нетвердо. Кулл не сразу начинал верить человеку, тем более вдали от родины Атлантиды — хотя еще не разу не ошибся в оценке. Он чувствовал приступ неуверенности, тем более что Амбелиус, один из его самых лучших и доверенных людей, отбыл послом за пределами страны. Король Валузии в его отсутствии как будто лишался части тела.

Брул неожиданно подплыл к боковой стенке бассейна, вылез из него с помощью своих мощных перевитых жилами рук и встал, поджидая своего слугу. Пикт, что было дозволено немногим, пользовался во дворце полной свободой благодаря великодушию Кулла. Они взаимно уважали и признавали равенство меж собою.

— Какие планы у короля на сегодня? — спросил Брул, укладываясь на соседнюю с Куллом плиту. Слуга сразу приступил к массажу.

— Несколько смотров. Посещение склада с оружием, — ответил Кулл, снова зевая.

— Извини, но мне показалось, что ты сегодня был медлителен. Может, ты слишком много времени бездельничаешь? — пикт поддразнивающе улыбнулся, вызвав в ответ хохот Кулла.

— Я медлителен? Если я медлителен, то твоя реакция чуть быстрее, чем у улитки. Я дважды вышиб твои мозги.

Брул в ответ только добродушно рыкнул, уступая волне расслабленности под массирующими руками слуги.

Кулл вздохнул.

— Все же кое-что в том, что ты говоришь, есть, Брул. Я измучен королевскими делами. Мне часто хочется с мечом в руке драться в кровавой битве. Я доволен спокойствием в империи и держу в страхе собак Грондара — но иногда я жажду действий.

3
{"b":"228668","o":1}