ЛитМир - Электронная Библиотека

— И почему вы раньше не разрушили это скопище паразитов?

— По двум причинам, повелитель. Мое княжество окружено врагами со всех сторон, и я не могу себе позволить терять воинов в набеге на практически неизвестную территорию. И во-вторых, страну рептилий люди избегают. Люди суеверны и боятся страшных богов. Никто не знает, какое богохульство творится там и какое древнее колдовство там правит.

— Я вижу, что вы сегодня собрали немалую силу.

— Я надеюсь, что да. Теперь, когда вы сочли нужным усилить нас, у нас есть шанс разбить этих захватчиков.

Кулл чувствовал нерасположение, но сдержал свое уже готовое вырваться оскорбление. Тем не менее Брул, сжавший рукой копье, выглядел возмущенным.

— Амбелиус был одним из лучших командиров, — с горечью сказал Кулл.

— Он решил все самостоятельно. Я его предупреждал, но он недооценил врага. Мне не кажется это мудрым для командира, повелитель.

— Я не согласен с вами, князь, — жестко ответил Кулл, и Горвик воздержался от дальнейшего спора, показав гостям их личные покои.

— Мы позже обсудим совместный план по уничтожению змеелюдей, — закончил беседу Кулл.

Горвик поклонился, предоставив гостям и их личной охране отдохнуть. Уединившись в роскошных палатах, Брул ворчливо выразил свое недовольство.

— Здесь воздух пропитан злом, — ворчал Брул, выставляя охранников у входа, затем внимательно все осмотрел, словно ища притаившегося врага.

— Что-то здесь не так, — согласно кивнул Кулл. — Мы всегда должны остерегаться предательства. Жаль, что не осталось в живых ни одного воина Амбелиуса — тогда мы, может, и имели бы другие вести и повод задуматься.

— Мне не понравилось это скопление силы.

— Мне тоже. Нужно сказать воинам — каждый из них должен быть готов подняться с ложа и драться при малейшем шуме, — сказал Кулл.

Пока он ходил к охране, чтобы отдать необходимые распоряжения, гобелен в конце палаты слегка дрогнул, словно его качнул легкий ветерок. Глаз обычного человека ничего бы не заметил, но преданный королю Брул вырос в дебрях, где животных больше, чем людей; его инстинкты были развиты, как у хищника, и от них часто зависело его выживание. Только он заметил дрожь гобелена.

С быстротой змеи он схватил рукой свое длинное копье, которое просвистело в тихом воздухе палаты и сорвало гобелен. Прозвучал приглушенный вопль, постепенно стихающий в удалении. Гибкий, словно тигр, Кулл бросил вперед свое тело. Схватив меч, он рубанул остатки гобелена, затем, увидев маленькую комнату со ступенями, ведущими вниз, в непроглядную темноту. Брул немедля присоединился к нему. Они услышали, как вдалеке захлопнулась каменная плита.

— Бесполезно преследовать, Брул, они улизнули.

Брул поднял свое копье с окровавленным наконечником.

— Знакомый запах, — сказал он, поморщившись.

— Да, — прорычал Кулл. — Запах рептилий. Мы должны чутко спать этой ночью.

Кровавая ночь

После длительных переговоров и различных обсуждений с Горвиком и его командирами Кулл и Брул наконец приняли план войны с угрожающими им змеелюдьми. Свечи стали намного короче: спор был весьма продолжительным. Кулл стремился перенести войну на вражескую территорию, в то время как Горвик все время нпоминал о рискованности таких действий.

— Змеелюди больше не перевигаются маленькими отрядами, они собрали армию. Лучше дождаться их здесь, и пусть они несут потери при штурме стен, — предлагал Горвик, и обсуждение затягивалось.

Когда глубокой ночью всем показалось, что проблема решена, ворвался воин Зандагара с широко распахнутыми в ужасе глазами на застывшем лице.

— Прошу прощения, командиры, но нас осаждают. Атака на внешние стены.

— Что за ерунду вы несете? — спросил Горвик, надеясь, что его вид одурачит всех присутствующих.

— Змеелюди, — выдохнул воин. — Они пришли из джунглей, и их много, как мух.

Этих слов оказалось достаточно. Воины спешно одевали доспехи и вооружались, благо оружие лежало здесь же, сложенное грудой возле двери. Кулл и Горвик взяли свои боевые топоры.

— Ну что ж, мы будем защищатся, — сказал Кулл Горвику, и тот лишь мрачно кивнул.

Больше ничего не было сказано; они вышли из дворца и поднялись на зубчатые стены цитадели над воротами. Под собой они увидели сотни змеелюдей с факелами, испускающими бледный свет. Стрелы летели из тьмы, а защитники, уже метнув свои копья, принялись тоже стрелять слаженно, словно автоматы. Кулл, не обращая внимания на лучников, с невозмутимым лицом взирал на бурную орду рептилий. Он, опершись на рукоять своего топора, пытался подсчитать врагов, которые продолжали выплескиваться из джунглей.

— Они не смогут взять стену, — через некоторое время сказал Кулл. — У них словно командиры дураки, но я же знаю, что они не идиоты.

— У них нет ни осадных лестниц, ни таранов, — отметил Брул.

Кулл понял, что он был прав. Это казалось превосходным.

— Они невежественные и глупые животные, — сплюнул Горвик. Его лицо пошло пятнами в свете огромной луны, висящей над джунглями, чей обломок выглянул из-за облаков.

— Я бился с ними и ранее, — размышлял Кулл. — Это безрассудное нападение пахнет хитростью. Они не настолько глупы, чтобы бросаться на неприступные стены, чтобы разбиться словно о скалу. Осмотрите вашу защиту, Горвик. Они коварны.

Нападение под ними продолжалось. Сотни рептилий пытались взобраться по стенам вверх, другие топорами пытались пробить массивные ворота, но все это явно было бесплодным. Горвик некоторое время понаблюдал за происходящим, затем извинился:

— Пойду осмотрю защитные сооружения и проверю готовность всех воинов.

Кулл кивнул, все еще напряженно думая о возможных уловках врага.

Пока Горвик уходил, Брул провожал его глазами, пока тот не скрылся.

— Что-то здесь не так, — проворчал он, и Кулл согласно кивнул.

— Это все плохо пахнет, так же, как потайная лестница пахла рептилиями. Собирай Убийц, Брул. Приведи их сюда, к стенам. Мы будем держаться вместе, когда начнется бойня.

Горвик спустился вниз. Он и не думал проверять защищенность цитадели. Он лучше всех знал подлый план Ксолдива. Сначала убьют под покровом колдовства командиров, оставляя его главой армии. Он шел по коридорам, спускающимся все ниже и ниже в подземные камеры дворца. Горвик услышал внизу тихие звуки. Он открыл потайную дверь, мраморная плита повернулась, позволив ему войти в камеру с низким потолком. В мраке этой камеры он услышал чуждые шипящие голоса, и вперед он двинулся с осторожностью. Воздух наполнил запах дыма, и он увидел свет факела. В камере уже было множество фигур, и он увидел, как они продолжали прибывать из тоннеля, выходящего из земли. В его сторону направили мечи, и множество крохотных глаз уставилось на него. Они шипели; красные глаза с ненавистью смотрели на него.

Горвик проклял все, поднимая свой топор; рептилии надвигались на него с явным желанием убить. Он приготовился драться, так как здесь, в тесноте у него не было времени сбежать, да и рептилии были быстры. Их мечи поднялись; рептилии, видя его тяжелое положение, торжествующе зашипели.

— Стоять, — раздался властный голос из дальней тени.

Из темноты показалась фигура человека, чье лицо скрывала маска. Рептилии немедленно остановились, их глаза уставились на человека, посмевшего прервать их кровавое дело.

— Ксолдив, — крикнул Горвик; пот выступил на его лице.

— Вы дурак. Зачем вы спустились вниз? Я приказал убить любого, кого здесь поймают.

Горвик напрягся. Колдун еще никогда не грубил ему. Впрочем, сейчас не время для взаимных обвинений.

— Кулл что-то подозревает.

— Я знаю. Я подглядывал за ним и его грязным напарником в их палате, я слышал их подозрения. Я был ранен, — зарычал колдун, протянув плотно стянутую, словно забальзамированную, руку.

— Кто это сделал? — задохнулся Горвик. — Они знают, что вы здесь? — Его охватила паника. Змеелюди забеспокоились, но продолжали ждать от Ксолдива указаний.

6
{"b":"228668","o":1}