ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, я был в маске. Но Кулл и Копьебой заплатят за это. Они должны были умереть быстрой смертью, но теперь я хочу увидеть, как они будут кричать в агонии много дней, прежде чем сгинуть.

— Вы открыли проходы?

— Да, последний вход открыт. Уходите. Вернитесь во дворец. В ближайшее время все коридоры заполнят рептилии. Ваши воины под заклятьем, мною наложенном. Их не тронут, за исключением немногих. Ваши командиры уже убиты. Воины Кулла примут на себя всю мощь атаки. Их разобьют так же, как Амбелиуса и его воинов.

Горвик улыбался, отступив в сторону, он наблюдал как змеелюди проходят мимо него. От их острого рептильего запаха его ноздри раздулись. Они тоже ненавидят его, подумал Горвик, но у них была причина его не трогать. Чтобы погубить Кулла и сесть на трон Валузии, он вытерпит многое. Как только он получит трон, пусть змеелюди забирают Зандагар.

Негодяй быстро поднялся по другим лестницам и коридорам во дворец. Он вошел в маленькую комнату с балконом, выходящим на площадь и зубчатые стены цитадели. Именно на них теперь собирались последние Красные убийцы. Кулл смотрел за стены, наблюдая за неудачным нападением рептилий. Горвик с широкой ухмылкой на лице сидел в своем невидимом укрытии и наблюдал. Кулл нервничал, его беспокойство передалось Брулу, который нервно теребил свое копье. Вдоль стен воины Горвика все еще стреляли в темноту, но Красные убийцы терпеливо ждали, сберегая свои копья и стрелы, спокойно ожидая приказа короля. Внезапно странная стычка вспыхнула внизу во дворе. Воины врывались в лунном свете, крича от ужаса. Кулл и Брул обернулись, желая узнать причину суматохи, и они ее увидели. Змеелюди с окровавленными мечами и оскаленными зубами вынырнули из тени, готовые убивать. Брул выругался, готовый рвануть вниз по ближайшей лестнице, чтобы начать бой, но Кулл мощным рывком вернул его обратно.

— Стой, горячая голова. Это сильно напоминает предательство.

Пока Кулл говорил это, другая группа Красных убийц, стремясь остановить нападение, спустилась со стен вниз во двор, на ходу вытаскивая мечи. Было поздно их останавливать. Как только убийцы вступили в бой с нападавшими, их окружило множество рептилий, выскочивших из дворца. И началась бойня.

— Их убьют, — рычал Брул.

— Нас всех убьют, если мы спустимся, — возразил Кулл.

— Стойте на месте! — проревел он стальным голосом, обращаясь к воинам.

Все повернулись к нему, за исключением загандариан.

— Ни один воин не должен покидать стену. Вы должны держаться — передайте всем.

Внизу бойня быстро подходила к концу. Пятьдесят воинов убили змеелюди, хотя великолепные Красные убийцы выкашивали их словно колосья пшеницы. Кровь сделала камни скользкими, и один за другим доблестные валузийцы пали, разрубленные на куски. Они забрали с собой втрое-вчетверо больше рептилий, но все же погибли. Кулл мрачно смотрел вниз, внутри него кипел гнев, готовый вырваться, словно спящий вулкан. Костяшки его пальцев побелели на рукояти его оружия.

— Рептилии дорого за это заплатят, — спокойно сказал он. — И то же будет с предателями, кто сделал возможным этот кошмар. Мы победим в этих стенах смерти.

— От зандагариан будет мало пользы; они застыли, словно оцепенели.

Кулл поморщился, увидев застывших воинов в оранжево-синей форме. Он покачал головой. Его собственные воины затихли, готовые к сражению.

А где-то во дворце рептилии накапливали свои главные силы.

Пение стали

— Где остальные воины Горвика? — с тревогой спросил Брул, наблюдая за толпой рептилий, кишащей на площади и на большинстве улиц, видимых со стены.

— Мне кажется, мы бьемся одни, — покачал головой Кулл.

Брул сплюнул, вытаскивая меч. Кулл взмахнул топором, оскалился в предвкушении.

— Мы хотели драки, мой друг, — она у нас будет.

— Они приближаются! — понесся клич вдоль стен, и Кулл увидел рептилий, спешащих к каменным лестницам и поднимающихся вверх. Он нетерпеливо поджидал их, стоя впереди на одной из узких лестниц, готовый дать отпор захватчикам. Они быстро неслись по лестницам, хвосты извивались, словно чешуйчатые кнуты. Как только первая волна приблизилась к нему, Кулл очертил своим огромным топором дугу, разнеся холодную кожу и кости трех врагов с такой силой, что их смело, и они упали убитыми вниз на камни. Кровь обрызгала его, и он развернулся для нового потрясающего удара.

Брул встретил свою волну нападавших с другой стороны лестницы мощным ударом своего копья. Наконечник вошел рептилии снизу в челюсть, сорвав голову и отшвырнув ее в ряды шипящих сотоварищей. Все это время на стенах Красные убийцы занимались убийством и сдерживанием фанатичных змеелюдей — кольцо стали пело на стенах цитадели. Кости разрубались, головы срывались, и они, вращаясь, летели вниз в ярости смерти. Кровь ручьем стекала вниз по лестнице, забрызгивая стены; стоял дикий шум.

Давление рептилий становилось тем сильнее, чем сильнее напирали сзади, но сплоченые валузиане удерживали их на месте. Как только одна из рептилий падала вниз, во все более увеличивающуюся кучу, другие спешили занять ее место. Кулл, чья туника пропиталась кровью и потом, словно влитой, стоял на ногах; его топор неустанно работал, убивая монстров, стремящихся стащить его вниз.

Те из Красных убийц, кто не мог биться на площадках, выпускали смертельным потоком стрелы и копья, целясь в глаза и горло — самые уязвимые места врага. Шипение и стоны агоний мешались в героической защите стен глубокой ночью. Переговоров не было, никто не кричал о сдаче с обеих сторон. Человек бился с рептилией, упорство и ярость смешались. Луна жадно смотрела вниз, освещая воинов бледным светом.

Кулл, сломав шею одному огромному врагу, на мгновение бросил взгляд за стены. Холодный озноб пробрал его — он увидел концы осадных лестниц, поднимающихся вверх. Он крикнул, предупреждая об опастности, и немедля группа Красных убийц заняла внешнюю стену, отталкивая назад лестницы с бесчисленными рептилиями. Зандагарцы стояли неподвижно, пристально глядя перед собой словно спящие. Некоторые гибли от стел рептилий, даже падая молча. Тем не менее обезумевшие рептилии пытались прорваться вверх по лестнице. В двух местах они, убив валузийцев, прорвались к зубчатым стенам. Сталь звенела о сталь, и кровь густо забрызгала стены. Брул лишился копья и ловко бился мечом. Он вонзил его в живот противника, затем пинком отшвырнул тело и занялся следующей рептилией, вонзив лезвие в личину врага.

Кулл бился теперь одновременно топором и мечом, так как напор стал гигантским. Лики разделяли какие-то дюймы. Красные убийцы, дравшиеся рядом с Куллом, били окровавленным оружием, стараясь помочь остановить ужасную волну. Внизу на площади рептилий словно прибыло. Ворота были распахнуты, но рептилии все еще пытались взобраться на стены. Сотни их пали от стрел и копий защитников, но джунгли извергали их все новые тысячи. У Кулла на сердце было тяжело. Хотя его воины держались на верху и занимали легко обороняемую позицию, их превосходили числом самое малое один к десяти. Шла проверка выносливости, и она не могла длиться вечно. Множество храбрых воинов уже погибло.

В башенке выше зубчатых стен Горвик с мрачным удовлетворением смотрел на зверинный штурм рептилий, удерживаемый Куллом и его отважными воинами, — но они не смогут продержаться всю ночь. Если бы Горвик бросил сейчас своих воинов в битву, то он, возможно, изменил бы ее течение, повернув его. Но это было ему не нужно. Он мечтал о троне Кулла. Союз с обитателями джунглей станет первым большим шагом на пути к трону. Он улыбнулся, увидев, как зарубленный Красный убийца, упал со стены.

— Они не смогут противостоять такому напору долго, — раздался вкрадчивый голос Ксолдива, возникшего словно из пустоты рядом с погруженным в свои мысли князем. Он смотрел на бойню бесстрастно, осторожно придерживая раненую руку.

— Нет, — согласился Горвик. — Они все погибнут к утру перед восходом солнца.

— Когда все валузийцы погибнут, лишь часть тел будет в оранжево-синих цветах Зандагара. Много ваших воинов погибло сегодня вечером. Но этого мало.

7
{"b":"228668","o":1}