ЛитМир - Электронная Библиотека

"К примеру, умер несостоявшийся министр магии", — мальчик едва не вырвал газету из рук девочки, но та держала ее крепко.

— Сенсация. Срочно в номер, — принялась она читать вслух. — Только что "Пророку" стало известно, что кандидат в министры магии, начальник отдела по борьбе с темным искусством Рубенс Амадеус в ходе секретной операции получил ранение и сейчас находится в больнице. Местоположение данной больницы в целях безопасности жизни кандидата в министры не разглашается. Все что удалось узнать "Пророку", ранение не очень серьезное и здоровью волшебника в настоящий момент ничего не угрожает. Уже через неделю всеми нами любимый Рубенс Амадеус готов приступить к своим обязанностям. Подробности выясняются и будут опубликованы в следующем выпуске.

Мальчик опустил голову на поверхность парты:

"Выжил… И обязательно вернется, чтобы закончить со мной. Что же делать? Пожаловаться Дамблдору? Они вроде не ладят. Не думаю, что поможет. И поверит ли он мне? Остается ждать… И стараться не ходить одному. В школе я точно в безопасности. А вот, что предпринять летом?"

С силой сжав кулаки, Том взглянул в окно:

"Он не долетел совсем чуть-чуть… Следовало стрелять в голову…"

— …долго мне тут еще торчать? — Джулия недовольно топнула ногой. — Реддл? Ты меня вообще слышишь?

Сидевший прямо на полу женского туалета, спиной к девочке, Том никак не отреагировал на ее реплику.

"Что же на самом деле там внутри? Знания или погибель маглорожденных?"

Он, не отрываясь, глядел на неработающий кран, лишь на несколько секунд задержав взгляд на самой раковине, быстро заглянув взором под нее и на мгновение над нею.

— Мне окончательно все надоело. Зачем мы здесь? — ведьма толкнула мальчика, прервав ход его мыслей. — Мы уже больше часа тут. Ты сумасшедший. Я хочу на солнце, к озеру, посмотреть, как играют в квиддич. А вместо…

Не оборачиваясь, лишенным эмоций голосом Том спросил:

— Что ты знаешь о Тайной комнате?

— Что? — она рассмеялась истерическим смехом. — Так ты ее ищешь? В женском туалете?

— Что ты о ней знаешь? — повторил мальчик.

— Ее построил Салазар Слизерин. Ему не нравилось, что в Хогвартс начали принимать нечистокровных студентов. Он поссорился с остальными основателями школы и в знак протеста покинул замок. Но перед своим уходом построил Тайную комнату. Ее может открыть только истинный наследник Слизерина. Но это легенда. Всего лишь сказка, Том. Пойдем отсюда.

— А что он спрятал в ней?

— Опять же по легенде, погибель маглорожденных. Может, монстра создал, заклятие страшное наложил. Я точно не знаю. Да и откуда я могу знать. Никто не знает.

— Ты сказала, откроет лишь истинный наследник. Как это понимать?

— Не знаю. Кто-то из рода Слизерина… Хотя я не припоминаю, чтобы такой существовал. Без понятия, честно.

— А найти, значит, любой?

— Том, я устала! Видимо, да. Но никто до сих пор не отыскал. Видать, все же не каждый.

Мальчик вновь уставился на кран, перестав обращать на ведьму внимание. Она ему сильно мешала, но приходилось терпеть. Опасаясь, что в любой момент он рискует встретить выздоровевшего Амадеуса, Том перестал ходить по замку в одиночестве. Обычно он держался Ориона с Абраксасом. Помня храброе поведение Блэка в Запретном лесу, а заодно учитывая его происхождение, Том надеялся, что колдун даже если и появится в школе, не посмеет причинить ему никакого вреда на глазах таких свидетелей. К сожалению, дни летели быстро, семестр закончился, через пару недель все экзамены были сданы и Хогвартс мгновенно опустел. Мальчик оказался в растерянности. Гостиная пустовала, библиотеку за ненадобностью закрыли, большинство студентов, а с ними и Орион с Малфоем, отправились на улицу. Принялись гулять возле озера, летать на метлах, играть в квиддич. Том не рискнул покидать замок. С трудом уговорил Джулию пойти с ним, привел сюда, накрепко закрыл дверь и уселся напротив крана со змейкой. Хотелось побыть в безопасности, заодно и подумать.

"Проклятая фамилия. Если бы не отец мне бы нечего было бояться", — злость пробежала по телу. — "Я прямо перед входом, достаточно протянуть руку, а я боюсь. Вдруг Джулия права? Я открою и оставленное там внутри Салазаром заклинание убьет меня? Он все же темный маг… Вдруг он хотел, чтобы выжили только чистокровные? А благодаря папаше я не вхожу в их число. Будь ты проклят".

— Том! — Муркок принялась трясти мальчика за плечо. — Я ухожу.

Слова с трудом пробились в его сознание.

"Уходит? Пусть. Хочу тишины. Все равно скоро на собрание Слизнорта. Жаль, но сегодня последний день в Хогвартсе. А я так и не выяснил, что в Тайной комнате".

— Если я сейчас выйду в коридор, больше никогда не подходи ко мне.

"Давай уже не тяни", — он продолжал, не отрываясь, глядеть на раковину. — "Только истинный наследник… Я истинный? А что если именно такой только и выживет, открыв ее?"

Громко хлопнула за спиной дверь. Видимо девочка все же ушла. Не удосужившись удостовериться, Том обхватил голову руками.

"Как поступить? Завтра я отправлюсь в приют. И все лето буду думать, что внутри. Если, конечно, проживу лето…" — образ Амадеуса предстал перед глазами. — "Он тоже жаждет ее открыть. Пожалуй, не стану облегчать ему задачу. Если прав он, а не Джулия, колдуну ничего не помешает отобрать у меня то, что Слизерин туда положил…"

Мальчик резко выпрямился, услыхав в дальнем углу едва уловимый шорох. Испуг пробежал в поверхности спины, заставив вспотеть ладони. В страхе повернув голову, он к своему облегчению увидал глядящую на него мышь. Черные, блестящие на свету глаза внимательно и одновременно настороженно смотрели в его сторону. Том, не двигаясь, уставился на маленькое мохнатое существо. Несколько секунд они, не шевелясь, рассматривали друг друга, затем мышь, тихонько пискнув, исчезла в темном отверстии за раковиной.

Поднявшись, мальчик вышел в коридор. Пустынный, как никогда тихий, он угнетал и пугал его. Студенты продолжали веселиться на теплом, солнечном воздухе и в данную секунду Том всей душой хотел присоединиться к ним.

"Надо было позвать с собой Поппею", — крадясь вдоль каменной, увешанной факелами и красочными картинами стены, подумал он.

Стремительно выскочившее из-за угла приведение заставило мальчика вначале в ужасе пригнуться к полу, а после грязно выругаться.

— Ай-яй-яй! — послышался недовольный женский голос. — Пожалей мои уши, сквернослов. В мое время тебя бы выпороли. Вмиг стал бы вежливой лапочкой.

Закрутив головой в поисках говорившего, Том никого не увидел.

— Простите, но вы разве не знаете, что не вежливо разговаривать и прятаться одновременно?

— Да что такое говоришь? Я и не думала прятаться. Смеет мне указывать! Несносный мальчишка! Да кто ты такой?

Подняв голову, он, наконец, увидел возмущавшуюся на картине полную волшебницу.

— Портрет пытается меня учить, — ухмыльнулся Том. — Никогда не понимал забавного в говорящих картинах. Ты всего лишь краска…

— Краска? — колдунья состроила обиженное лицо. — Только послушайте, что он такое говорит? — Она закрутилась на месте, пытаясь разом посмотреть на все соседние портреты, видимо ища у них сочувствия и поддержки.

Не обращая внимания на принявших возмущаться нарисованных колдунов и ведьм, Том пошел дальше. Крики сопровождали его весь этаж. Перебегая из картины в картину, мужчины и женщины в дорогих старинных мантиях грозили мальчику кулаками и строили свирепые рожи. Только поднявшись на следующий этаж, Том, наконец, смог избавиться от них.

На собрании он появился последним. Все остальные уже заняли свои места, неспешно попивая из стаканов клюквенный сок со льдом.

— Все в сборе, приступим, — промолвил Слизнорт, глядя на Тома. — Итак, кто из вас сумел отыскать Тайную комнату?

"Я", — хотелось ответить мальчику, но он, закусив губу, промолчал.

107
{"b":"228676","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фея из Мухоморовки
Рай для бунтарки
Амигуруми. Милые зверушки, связанные крючком
Благими намерениями
Сильней любить невозможно
Аутодафе
Рубеж атаки
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Время изоляции, 1951–2000 гг. (сборник)