ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я?

— Не я же… Ты будешь убивать.

— Ребенка? Никогда, — Раскольд видимо окончательно пришел в себя. Он с вызовом взглянул на Амадеуса. — Я ученый, а не убийца.

— Ты не имеешь понятия, что он из себя представляет.

Они прошли в дом и оказались в перистиле. Только сейчас Том понял насколько тот огромен. Внутри ему показалось, что он должен занимать площадь как минимум двух таких домов.

— Имею. И очень даже хорошо.

— Ты о чем? — министр бросил на Раскольда удивленный взгляд.

— Ты ошибаешься в нем. Он только вначале пути, все еще можно исправить.

— О чем ты говоришь? Ты впервые его видишь. Он настоящее зло. Поверь мне.

— Все мы наполовину состоим из зла. И можем совершать очень скверные поступки. Главное не наши мысли и намерения, а наши действия. И способность обуздать свои эмоции.

— Чушь. Я знаю, мальчишка в будущем принесет обществу кучу проблем. Лучше разделаться с ним прямо сейчас, пока он слаб.

Открыв дверь, Амадеус вошел в просторную светлую комнату с большим столом посередине и втолкнул в нее Тома. Раскольд, не отставая, следовал за ними. Мальчик узнал помещение. Именно его он увидел в видении Амадеуса.

— Сядь вон на тот стул и не вздумай бежать, — министр указал Тому на стоявшую возле стены деревянную табуретку.

— Предлагай способ, — он требовательно посмотрел на хозяина дома. — Я знаю, ты давно хотел провести несколько экспериментов. Я предоставляю тебе уникальный случай. Пользуйся им.

— Я просил у тебя приговоренных к смерти. Но не ребенка. Нет, я не стану его убивать.

— Ты сделался слишком щепетильным в последнее время, — раздраженно вымолвил колдун. — Разбаловался. Расслабился даже. Какая тебе разница? Он все равно умрет.

Идя к стене, Том незаметно прошел вдоль стола. На краю лежал маленький ножик, каким на кухне чистят картошку. Едва уловимым движением руки он стянул его с поверхности и сунул в карман.

— Я не тот злодей, каким благодаря тебе меня изобразили газеты, — холодно бросил Раскольд. — Мне надоело. Ты искалечил мне жизнь, а я вместо мести спас твою дочь. Можешь, сколько угодно бороться с так называемым злом, но больше не трогай меня и Тома.

— Тома? — изумился Амадеус. — Так вы знакомы? Хорошая компания подбирается. Гриндевальда еще не хватает. Ладно, придется все делать самому. — Он направился к мальчику, на ходу вытаскивая волшебную палочку. — С тобой, Григорий, я разберусь после…

— Беги, Том, — выкрикнул Раскольд. — Экспеллиармус!

Мальчик одновременно с вылетевшим заклятием сорвался с места.

— Куда? — возмущенно заорал министр, палочка выскользнула у него из рук и он бросился ее подбирать.

Том со всех ног понеся вдоль стены к открытой двери. Еще несколько метров и он выскочит в коридор. Расстояние сокращалось предательски медленно. Еще чуть-чуть и он спасен. Осталось совсем немного. И тут дверь с шумом захлопнулась. На полном ходу мальчик врезался в нее, больно ударился головой и упал на пол. Из носа брызнула кровь. Перед глазами, завихряясь, закружились красные искры.

— Авада Кедавра! — яростно прошипел Амадеус и Том увидел, как белый луч вырвался из палочки мужчины и устремился в грудь Раскольда. Тот лишь в самый последний момент успел увернуться, припав на одно колено. — Жалкий теоретик. — Ухмыльнулся Амадеус. — Я еще вернусь. И тогда мы серьезно с тобой поговорим.

Подбежав, он рывком поднял Тома на ноги. Тот на короткое время утратил способность сопротивляться. Стоя на подгибающихся ногах, он с ненавистью глядел на министра. Мужчина криво усмехнулся:

— Говорил тебе сидеть смирно. Теперь придется ходить с расквашенным носом.

— Отчего не сейчас? — поинтересовался Григорий. — Ступефай!

Амадеус удивленным взглядом проводил выпущенное колдуном заклинание, пролетевшее совсем близко с его плечом.

— Депримо! — дверь разлетелась в щепки и он, подхватив слабо упирающегося Тома под мышки, устремился по коридору.

— Экспеллиармус! Ступефай! — Раскольд с промежутком в секунду послал вдогонку колдуну сразу два заклинания.

— Не боишься попасть в своего дружка? — саркастически крикнул Амадеус, прикрываясь мальчиком.

Тот попытался лягнуть мага, но мужчина сумел увернуться. Отвесил Тому болезненный подзатыльник и ускорил шаг.

— Успокойся, осталось совсем недолго. Почему не захотел кушать пудинг, специально приготовленный мною для тебя? Тогда смерть оказалась бы сладкой… А теперь, даже не знаю…

Он быстро пробежал перистиль и, сломав дверь, вышел из дома.

— Где хочешь умереть? — Том в ответ попытался вновь укусить. — Плохой мальчик. Лишаю тебя возможности выбора.

Раскольд с хмурым лицом следовал за ними, время от времени выкрикивая неизвестные Тому заклинания, но Амадеус, пройдя превосходную подготовку, каждый раз с легкостью уклонялся.

— Григорий, иди лучше поставь чайник, — крикнул он колдуну. — Я вскоре еще раз навещу тебя.

— Прошу оставь его, — взмолился Раскольд

— В твоих силах было лишь облегчить ему смерть или извлечь из нее пользу для науки, но не более, — ответил Амадеус, выходя за ворота. — Сам виноват.

Правой рукой Том, нащупал украденный нож и в момент, когда мужчина начал трансгрессировать воткнул его ему в грудь. Тот тяжело захрипел и в тот же миг на мальчика обрушилась темнота, перед глазами уже привычно все завертелось, нестерпимо заныл разбитый нос, к горлу подкатилась тошнота.

"Неужели теперь действительно все?" — обреченно осознал мальчик. — "Через пару минут я умру… И ничто мне не поможет? Даже Раскольд, столько знающий и умеющий, не смог спасти меня. Я не вернусь в Хогвартс, не прочитаю хранящиеся в библиотеке книги, столько всего не узнаю и не перепробую. Не стану известным, могущественным волшебником. Обо мне вскоре все забудут. Как забыли о Джордже… Не побываю во многих интересных местах, о которых столько слышал. Больше не увижу то место, где на несколько минут почувствовал себя счастливым".

Видя перед собой темный вихрь, он представил уходящий вниз обрыв, мокрые камни, с белыми от соли верхушками, чистый, свежий ветер, с соленым запахом, пенящееся море, брызги воды, сверкающие на них солнце. Отчетливо ощутил охватившее его в тот момент пьянящее чувство свободы, легкости, расстилающегося перед ним великого будущего…

В следующую секунду Том упал на землю. Прокатился по шуршащим сухим листьям, сплошь устилавшим ее, и ударился о невысокое тонкое дерево. С трудом поднялся на ноги, пошатываясь и чувствуя, что его в любой момент стошнит. Держась рукой за грудь, напротив него возвышался Амадеус. Сквозь сжатые пальцы струилась алая кровь. Спрятавшись за широким стволом дуба, мальчик бросил на колдуна холодный взгляд.

— Ты намного сильней, чем я предполагал, — хриплым голосом произнес министр. Слова давались ему с трудом, рот непроизвольно кривился в болезненной гримасе. — Сумел изменить маршрут перемещения. Не слышал, чтобы кому-то из ныне живущих такой фокус оказался под силу. Но тебе и это не поможет.

— Ты серьезно ранен, — крикнул ему Том, оглядываясь вокруг. — Теряешь кровь. Тебе недолго осталось.

Они оказались в небольшом лесу. Вдалеке виднелась маленькая деревушка, ее домики тесно липли друг к другу, из труб на крышах мирно валил серый дым. Позади, за спиной, слышался плеск воды. Втянув ноздрями воздух, мальчик почувствовал его солоноватый запах. Не раздумывая, он бросился бежать, но через несколько секунд, посланное Амадеусом заклинание сбило Тома с ног. Упав, он взглянул сквозь густо росшие деревья и узнал тот самый обрыв, с которого свалился прошлым летом.

— Утонуть в море слишком легкая и ненадежная для тебя смерть, — министр медленно приближался к нему, выставив перед собой палочку. — Я все больше и больше убеждаюсь в правоте своего намерения.

Кровь продолжала течь из раны, но он не обращал на нее внимания.

— Надеялся прикончить меня столовым ножом? — процедил сквозь сжатые челюсти Амадеус. — Признаю, ты оказался близок к осуществлению своих намерений. Но рана пустяковая, малец. К счастью, в приюте и Хогвартсе таким вещам не обучают. Даже твое магловское оружие тогда у меня дома причинило больше вреда.

110
{"b":"228676","o":1}