ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вымученно улыбнулся, оскалив белые зубы. Том, понимая, что конец близок, все же вскочил на ноги и вновь спрятался за дерево. Амадеус сделал еще несколько шагов ему навстречу.

— Авада Кедавра! — заклинание угодило в дерево, обильно осыпав землю свежими щепками.

— Жаль общество не знает всей правды, — отчаянно крикнул Том. — Какой же ты борец с темными силами, если способен убить ребенка? Я никому не причинил вреда. Я невинный человек.

— Ступефай! — светлый луч пролетел в сантиметрах возле живота мальчика. — Никакой ты не невинный. — Упрямо стоял на своем колдун. — Ты сам себя не знаешь.

— Я ничего плохого не сделал. Я не понимаю, отчего ты такое решил про меня. Покопайся лучше в своей голове. Если боишься, что я расскажу то, что в ней видел, то мы давно обо всем договорились. Я нем как рыба.

— Авада Кедавра! — заклинание вспахало землю возле ног Тома, а Амадеус сделал еще несколько шагов в его сторону. — Ты опасен для общества. Ты угроза всему, за что я сражаюсь?

— Интересно чем и каким образом?

— В тебе находиться ужасное зло. И оно готово в любую секунду вырваться наружу.

— Я так не считаю и мне лучше знать.

— Авада Кедавра! — мужчина стоял теперь совсем близко и едва не попал в Тома, опалив ему подол мантии. — Ты не в состоянии адекватно и беспристрастно посмотреть на себя со стороны.

— Глупость. Наказывают всегда за совершенный поступки, а не за якобы могущие произойти в будущем. Я требую суда. Ты не имеешь право выносить мне приговор.

— К сожалению, на суде нельзя пользоваться легилименцией. Без нее у меня нет доказательств. А я знаю, что видел. Все твои мысли, надежды, помыслы… Тебя необходимо убить прямо сейчас, иначе спустя несколько лет может оказаться уже слишком поздно. Авада Кедавра!

Не выдержав силы пущенного заклинания, дерево треснуло и начало заваливаться прямо на Амадеуса. С отчаянно стучащим сердцем мальчик навалился на падающий ствол всем своим телом и обрушил его на с трудом двигающегося волшебника. Видимо, несмотря на всю его браваду, рана оказалась намного серьезней, чем он пытался показать. С радостью и надеждой в глазах Том смотрел, как фигура колдуна скрывается за покрытыми густой зеленью ветками.

"Спасен?" — мелькнула шальная мысль.

Он хотел подбежать и окончательно удостовериться, но тут с ужасом увидел надвигающегося на него мужчину. В самый последний момент тот успел все же уклониться от падающего на него дерева.

— Экспеллиармус! — отчетливо произнес маг, отнимая у Тома его палочкой, которой он даже не пытался защищаться. Отлетев в сторону, та затерялась в ближайших кустах.

Теперь надежда на спасение испарилась окончательно. Спрятаться за другим деревом он не успевал, уговорить Амадеуса возможности больше не представлялось. Рана, к несчастью, оказалась не смертельной.

— Ступефай! — мальчик, чувствуя, что теряет способность двигаться, отлетел в сторону и больно ударился о гнилой пень. — Петрификус Тоталус! — Парализующий луч прошел у него рядом с головой, едва не задев ее.

Откатившись в сторону, Том с тоской взглянул в сторону моря.

"Не хочу умирать. Не боюсь смерти, но не желаю именно сейчас. Столько всего не сделано, столько возможностей не использовано", — очередной ступефай подбросил его вверх и с силой кинул обратно на землю. У мальчика на мгновение перехватило дыхание и жалостливо, в полный голос отозвались кости. — "Я на все согласен. Лишь бы жить. Пусть умрет Амадеус, но не я. Я заплачу любую цену. Но избавь меня от него. Клянусь любыми клятвами. Я на все согласен. Я хочу жить".

Он кинул в сторону колдуна взгляд полный ненависти, ожидая смертельного заклинания, и неожиданно услышал прямо возле своей головы громкое шипение.

— Хозяин… Обещал и вернулсссяяя… — В лицо уткнулось огромное змеиное лицо. — Плохой человек делает тебе больно?

— Да, Нагайна, — с трудом ворочая прокусанным в нескольких местах языком, отозвался Том. — Убей его, если сможешь.

— Ты во мне сомневаешшшься, детенышшш? — змея словно усмехаясь, раскрыла рот.

— Что ты там шипишь? — поинтересовался Амадеус удивленным тоном. — Ты у нас еще и змееуст?

Он резко выбросил в сторону змеи руку с палочкой, но та в молниеносном прыжке ударила колдуна головой прямо в грудь. За прошедший год она заметно подросла, став поистине гигантских размеров. Не удержавшись от силы удара на ногах, маг повалился на землю. Нагайна, яростно шипя, принялась обвиваться вокруг его тела. Превознемогая боль, Том вскочил и кинулся ей на помощь. Ударив Амадеуса ботинком по рукам, он выбил у него палочку и сунул в свой карман.

— Я сссама, хозяин, — змея, принялась душить министра.

С раскрасневшимся, пунцового цвета лицом, выпученными от напряжения глазами тот тщетно пытался вырваться, яростно брыкаясь ногами и отчаянно кусаясь. Борясь, они принялись кататься по земле, постепенно приближаясь к краю обрыва. Нагайна, почувствовав близость моря, окончательно опутала колдуна своим длинным телом, лишив того возможности сопротивляться. Отыскав свою палочку, Том следовал за ними, то и дело пиная мага ногами по голове. Вскоре, едва дыша, с трудом ловя окровавленным ртом воздух, Амадеус начал затихать. Взглянув на мальчика, он едва слышно прошептал:

— Тебе не уйти от судьбы, племянник. Она всегда будет рядом.

Последние слова потонули в хрипе, но Том смог их разобрать. Необычайно резво для своего размера Нагайна скользнула в сторону от мужчины, в самый последний момент столкнув того вниз. Волшебник предпринял слабую попытку ухватиться рукой за край обрыва, но не удержался и с комьями земли в почерневшей от грязи ладони полетел вниз. Мальчик спокойно, без всяких эмоций следил за падением Амадеуса. Ударившись о красноватые в лучах заходящего солнца камни, мужчина, дернувшись, распластался на песке, широко раскинув руки. С громким криком взлетели сидевшие на том месте чайки. Набежавшая вода мгновенно окрасилась в кровавый, мутный цвет.

Он не спеша отвел взгляд от его мертвого тела. Дикая, нечеловеческая усталость овладела каждой частичкой тела, но он не позволил себе расслабиться и усесться на землю. Плескавшееся внизу море, казалось, хотело успокоить и утешить. Тяжелый, трудный день подходил к концу, а вместе с ним и почти целый год в мире волшебства.

"И, что я наделал?" — запоздало подумал Том, чувствуя, как возле ног, сворачиваясь клубком, укладывается Нагайна. — "Теперь у меня нет никаких оправданий. Я сознательно использовал темные силы. Значит, Джордж и Льюис умерли не случайно. Именно я их убил. И что меня ждет дальше? Какова цена за мою жизнь?"

— Когда ты ее потребуешь? — выкрикнул он, глядя в море, напугав своим воплем змею, от чего та яростно зашипела. — Ответь, когда?

Последние лучи, уже почти скрывшегося за горизонтом солнца, упали на мокрый песок возле неподвижно лежавшего Амадеуса и Том с замиранием сердца увидал начертанные на мокрой поверхности непонятные на первый взгляд знаки.

"Латынь", — вглядевшись, догадался он. И за секунду до накатившей на них волны прочел: Omnia tempus habent.

111
{"b":"228676","o":1}