ЛитМир - Электронная Библиотека

— Садись, Том, — произнес полицейский и кивнул на стул напротив стола, за которым сидел сам. — Расскажи, чем ты занимался сегодняшней ночью и почему, как ты думаешь, Джордж Смит повесился.

Мальчик медленно сел на указанный ему стул, краем глаза взглянул на ставшую за сегодняшнее утро худее обычного миссис Коул. Хотя ему всегда казалось, что куда уж сильнее, ведь она и так походила на ходячую швабру. Затем полностью сосредоточил свое внимание на полицейском, точнее констебле Стиве Мартене, как он сам преставился. Том оценивающе поглядел на него. Офицеру на вид было лет двадцать пять, может двадцать семь. Русые волосы, примятые снятым черным котелком, лежащим в данный момент на левом краю стола, смешно топорщились в разные стороны. Совсем недавно выбритое лицо, тонкие губы и плоский, немного приплюснутый нос. Скучающий взгляд, периодически, словно насильно вспыхивающий, смотрел в пространство где-то в районе плеча и шеи мальчика. Скучающий взгляд….

'Ему явно безразлична смерть Джорджа', - трансформируя… мелькнувшую мысль, подумал Том. — 'Он явно будет строить из себя строгого полицейского, но скорее всего не сделает ни малейшей попытки приложить хоть малюсенькое усилие дабы разобраться в произошедшем. Никому нет дела до приюта и живущих в нем детей…'

— Сэр, я всю ночь спал и ничего не слышал, — медленно произнес он, глядя констеблю прямо в глаза.

Тот явно смутился, но постарался не подать виду.

— А как ты можешь объяснить разбитую лампочку в своей комнате? — поинтересовался мужчина.

Том и сам не понимал, почему та лопнула, разлетевшись на множество осколков, но благоразумно постарался убрать всё лежавшее на полу его комнаты стекло до прихода миссис Коул, заодно поменяв окровавленное постельное белье. Но вот заменить лампочку он не смог. Слишком уж высоко, под самым потолком та находилась, да и плюс ко всему сами электрические лампочки были большой редкостью, и Том попросту не смог найти в приюте на замену другую. Поэтому оставшийся без стекла металлический цоколь сразу бросился в глаза вызвавшей констебля миссис Коул, зашедшей за Томом через некоторое время после прихода полицейского.

— Никак, — наивным голосом ответил он, продолжая смотреть офицеру в глаза и постаравшись придать своему лицу самое невинное выражение, какое только умел. — Я ничего в них не понимаю. Электричество, оно, знаете ли, для меня, неграмотного сироты, сплошная загадка.

— Понятно, — недовольным тоном проговорил констебль. — Все это не так важно… Скажи мне лучше, Том, как так получилось, что Джордж оказался повешенным?

— У меня нет этому объяснения, сэр. Я ведь спал. И вообще, я не дружил с Джорджем. Вы лучше спросите обо всем Стэна или Роба.

— Я уже спрашивал, — криво улыбнулся тот и на мгновение дрогнувшим голосом продолжил. — Мальчики говорят, что именно ты, Том, убил Джорджа. И не буду скрывать, не только они. Я поговорил со многими детьми из приюта и почти все в один голос говорят, что, если не ты убил его, то уж точно, по крайней мере, способен на такое.

— Сэр! — содрогнувшись в душе, но внешне усмехнувшись и по-прежнему стараясь выглядеть спокойным и уверенным в себе, перебил его Том. — Как вы можете верить им всем на слово. Стэн и Роб просто недолюбливают мою персону, вот и наговаривают вам хором про меня всякие гадости. Не буду скрывать, я многим здесь не по душе. Но ведь нельзя лишь на основании одних наговоров, пусть и от многих делать далеко идущие выводы….

— Именно это нас с офицером и пугает, — проговорила сохранявшая все это время молчание миссис Коул. — Уж слишком единодушны дети в своих оценках на счет тебя, притом, что разговаривали мы с каждым из них поодиночке.

Мальчик закрыл глаза и постарался успокоиться.

'Волноваться сейчас никак нельзя. Я и так хожу по грани. Если увидят мой страх, то расценят его, как признак вины и тогда привет тюрьма, а может и того хуже…'

Он мысленно вновь вернулся обратно в сегодняшнюю ночь.

'Остановись. Только не в своей комнате', - пронеслось у него в голове. — 'Не делай глупость. Зачем тебе проблемы?'

Том медленно разжал пальцы правой руки, сжимавшей Джорджу горло, и затем не спеша, наслаждаясь моментом, убрал левую руку с его рта. Мальчик, хрипя, повалился на пол, судорожно ловя губами воздух.

— Идиот! — прошипел он, с трудом подымаясь на ноги, держась трясущимися руками за стену. — Ты же мог убить меня! Ты точно псих.

Том, не глядя на Джорджа, молча открыл дверь и вытолкнул того в коридор. Вся злость и обида вдруг бесследно испарилась. Несколько секунд назад, глядя в перепуганные глаза того, кого он всей душой хотел убить, причем сделав его смерть по возможности мучительней и ужасней, он неожиданно понял, что не хочет того убивать. Или не может…

'Я ведь не такой, как все дети из моего дурацкого приюта. Не такой!!! Я другой, я лучше их всех вместе взятых. Я знаю и верю в это. Хоть бы я оказался прав!'

Выпихнув Джорджа в коридор, Том с трудом сумел сдержать внезапно навернувшиеся на глаза слезы. В гневе на самого себя, что дал слабину и, стараясь, чтобы мальчик не заметил мокрых глаз, он влепил тому звонкую затрещину и захлопнул дверь. Медленно усаживаясь на пол прямо возле двери, он вспомнил про свою недавнюю клятву. Крупные капли летнего дождя забарабанили по маленькому окошку в его комнате, на мгновение осветившись светом молнии приближающейся грозы.

И гроза грянула, только не за окном, а в стенах приюта. Внезапно послышавшиеся крики и шум от множества голосов и топота ног вывел мальчика из оцепенения. Выйдя из комнаты, Том к своему удивлению обнаружил в коридоре почти весь приют. Сбившись в небольшие группы дети что-то испуганно-оживленно обсуждали, а завидев его сразу же замолкли и начали непроизвольно жаться к стенам, опуская под его взглядом глаза. Некоторые, постарше, угрюмо глядели в сторону Тома, но на вопрос, что происходит, отвечать отказывались. Лишь коренастый Джошуа мрачно бросил:

— А то ты не знаешь? Зайди в туалет, Реддл, если уже успел забыть!

Без лишних слов он двинулся туда сквозь мгновенно расступающихся перед ним детей. Зашел и замер, прикусив от неожиданности до крови нижнюю губу. Не доставая ногами буквально самую малость до грязного каменного пола, бессильно свесив вдоль туловища обе руки, глядя в его сторону остекленевшими выпученными глазами на толстой бельевой веревке непонятно как закрепленной вокруг цоколя электрической лампочки, висел Джордж…

Том открыл, непроизвольно прикрытые им глаза, возвращаясь обратно к допросу.

— То, что я не местный любимец, еще не значит, что я начну всех вокруг убивать, — съязвил он, вновь смотря констеблю прямо в глаза.

— Никто тебя и не обвиняет в убийстве. Пока по крайней мере… Но всё, что рассказали о тебе остальные дети, выглядит очень и очень подозрительно, — вздохнул полицейский. — Можешь идти… Но не смей покидать стен приюта, а лучше всего и своей комнаты. Миссис Коул, обязательно проследите за этим.

Та утвердительно кивнула. Констебль кивнул ей и, открыв, лежавшую перед ним толстую тетрадь начал что-то быстро писать.

Встав со стола, Том деланно легкой походкой пошел в сторону двери. Проходя мимо уже стоявшей на ногах миссис Коул, он заметил, что женщину немного потрясывает нервная дрожь. Он взглянул ей прямо в лицо, сделав по возможности выражение своего лица именно таким, каким она не любила больше всего и, за которое иногда даже наказывала. Их взгляды встретились.

'Неужели нашу дорогую миссис Коул так расстроила смерть бедного Джорджика? Никогда за ней не наблюдал особо трепетной любви к сиротам и к Джорджу в частности. Интересно, о чем она сейчас думает?'

Том напрягся, пытаясь прочитать ее мысли, словно и в самом деле мог это сделать. И вдруг в его сознание яркой вспышкой ворвалось целое представление из множества разнообразных видений. Мальчик от неожиданности пошатнулся и едва не упал. Миссис Коул выглядела немногим лучше его. Резко оторвав от женщины взгляд, он тряхнул головой, пытаясь освободиться от нежданно возникших образов. Выйдя первым в коридор, и не оборачиваясь, Том зло бросил через плечо:

2
{"b":"228676","o":1}