ЛитМир - Электронная Библиотека

— Профессор… Сэр…, - сладким голосом буквально прошелестел он, как только Слизнорт на мгновение замолчал.

— Да…

— Я глубоко осознаю свою вину и полностью понимаю, что поступок мой чрезвычайно скверный и нехороший. Однако, в свое оправдание я могу сказать следующее.

Том внимательно посмотрел в глаза волшебника, ища в них подтверждение правильности выбора направления своих слов и, найдя их, продолжил:

— Я вырос в приюте. Среди злых и часто подлых детей. Я привык в каждом взгляде и движении руки видеть угрозу. Грифиндорец потянулся за волшебной палочкой и я, испугавшись, вообразил себе невесть что…. Разумеется, он не собирался причинять мне вред, но у меня сработал рефлекс, инстинкт самосохранения. Очень трудно от него так сразу избавиться. Я буду стараться, всеми силами. Но в этом случае я не смог, сорвался. И готов понести любое наказание, которое вы мне назначите.

— Я понимаю, Том, — медленно произнес Слизнорт. — Тебе пришлось нелегко. Не всякому врагу пожелаешь такой жизни. Впредь держи себя в руках. Я не буду сейчас тебя наказывать. Но знай, лишь принимая во внимание твое трудное детство. Во второй раз не жди никакого снисхождения.

— Спасибо, профессор, — Том низко склонил голову, скрывая расползающуюся по лицу торжествующую улыбку.

"Надо учиться себя контролировать, — подумал он, страшась, что волшебник все же может увидеть его эмоции. — Никто не должен понять, что я чувствую. Так намного проще и безопасней."

Мальчик уже хотел развернуться и отправиться обедать, но Слизнорт неожиданно спросил:

— Я слышал, ты сегодня отличился на уроке.

Том кивнул и в свою очередь поинтересовался:

— Я тут узнал, что в школе существует некий клуб для особо выдающихся и талантливых учеников.

— Да. Мой клуб. Я его организовал.

— И как в него попасть? У меня есть шанс?

— Попасть в него не так и сложно. Надо просто показать, что ты достоин….

— Профессор! — произнес Том с подобострастными нотками в голосе. — Я могу оказаться достойным?

— Все ученики Хогвартса в какой-то мере достойны. Каждый из них по-разному…. Мест же в клубе не так и много…. Том, скажу тебе прямо. Никогда я еще не приглашал в свой клуб ученика с первого курса. Поэтому, боюсь, у тебя пока мало шансов.

Мальчик почувствовал сильную обиду и досаду. Вспомнив слова Поппеи, он ехидным голосом сказал:

— Я слышал, что некоторые члены клуба оказываются в нем только из-за своего происхождения или работы родителей….

— Том, а какая тебе разница? Это мой клуб, кого хочу, того и приглашаю….

— Здесь попахивает несправедливостью….

— Понимаю…. Ты имеешь полное право говорить о ней. Я не знаю, почему я разговариваю с тобой обо всем этом…. Почему оправдываюсь…. Ты очень настойчив. И видимо привык добиваться поставленной цели. Не знаю, зачем тебе хочется оказаться в клубе и, что ты хочешь от этого получить…. Порази меня и тогда у тебя может появиться шанс.

Он с прищуром взглянул на Тома и добавил:

— Что-то в тебе есть. Ты можешь далеко пойти….

— Спасибо, профессор, — мальчик развернулся и отправился на обед, прикидывая в уме, чем же поразить волшебника.

Слизеринский стол, когда Том вошел в Большой зал, оказался уже почти пустым. Большинство учеников успели поесть и разойтись по своим делам. В их числе были и Поппея с Орионом и Абраксасом. Мальчик оказался этому даже рад. Он хотел побыть в одиночестве и подумать. К его удивлению обедавшие сокурсники, заметив мальчика, начали зазывать Тома сесть с ними рядом. И даже несколько девочек, как ему показалось, чуть дольше обычного задержали на нем свой взгляд.

Закончив есть, Том решил отправиться в библиотеку. Ему надоело постоянно ощущать себя полным незнайкой в большинстве житейских вопросов, связанных с волшебным миром. Расспрашивать своих якобы друзей Том больше не испытывал ни малейшего желания. Он решил самостоятельно отыскать все ответы в библиотеке.

Проходя между стеллажей и выбирая книги, Том наткнулся на толстенную подшивку "Ежедневного пророка" за последние несколько лет. Он прихватил ее с собой, решив просмотреть и газеты. В них тоже должно было оказаться много чего интересного и полезного.

"Может, и про Амадеуса чего-нибудь вычитаю" — подумал Том.

Дойдя до конца стеллажа, мальчик наткнулся на металлическую решетку.

"Хм…. И зачем она здесь?" — Том посмотрел на полки с книгами находящимися за ней. — "И что за литературу можно там почитать? Редкую и старинную? А может, только для взрослых? Интересно, надо будет выяснить."

Отыскав свободный стол, он принялся пролистывать газеты, одновременно проглядывая взятые с полок книги. За этим занятием он провел всю оставшуюся часть дня. Начинало темнеть и библиотека закрылась.

Том вышел в коридор. Идти в гостиную ему не хотелось и, поэтому он решил подняться на Астрономическую башню. Мальчик узнал о ее существовании на уроке астрономии. Подняться на нее дело не из легких. Ведь башня была самой высокой из всех строений в школе. Том надеялся, что на астрономической площадке никого не окажется, и он сможет провести некоторое время в одиночестве. Ему было о чем подумать, и мальчик хотел, чтобы никто его не отвлекал.

Поднявшись вверх по винтовой лестнице, Том вышел на внешнюю площадку, с которой на уроках велись наблюдения и подставил лицо прохладному сентябрьскому ветру. Внизу, буквально под его ногами, начинался лес. Мальчик знал, что он называется запретным и без преподавателей студентам ходить в него запрещено. Поэтому ему очень сильно захотелось побывать в нем.

"Что может скрываться среди деревьев? — подумал он. — Неужели самые обычные косули и дрозды? Если волшебники назвали лес Запретным, то в нем должно находиться действительно нечто стоящее и страшное. Эх, интересно…. Надо разведать."

Том облокотился на перила.

Мальчик, роясь в газетах, не нашел ничего стоящего про Амадеуса. Разве, что наткнулся на пару восторженных статей, из которых узнал, что волшебник является, по словам их авторов, всеобщим любимцем, своеобразным воплощением эталона светлого мага и, самое главное, активным борцом с темной магией. Том оказался озадаченным.

"Или я чего-то не понимаю, или вышло страшное недоразумение. В моем понимании светлый волшебник — добрый дядя, не обижающий даже муху. А этот франт хотел меня убить, ребенка, не сделавшего ничего плохого…. Если бы не Слизнорт, он бы меня точно убил. И мне очень интересно забыл ли он о моем существовании спустя все это время? Судя по сидевшему в гостиной эльфу, нет! Если, конечно, домовик пришел от него…. Кабы знать…."

Он поплотнее закутался в мантию, становилось прохладно.

"Может, все дело в выборах? Франт понял, что я видел его мысли и испугался, что я донесу об увиденном в них газетчикам или конкурентам. Если ход моих рассуждений верен, то тогда надо разобраться, что де такое я прочел в его голове. Итак, начнем. Больная девочка…. Из-за нее убивать, мне кажется, сплошная нелепость. Вылечил и молодец! Какая-то лаборатория? И что? Убивать из-за пробирок со склянками? Чушь! Остается книга…. Купил он ее не в магазине, а с рук. Причем продавец скрывал свое лицо, явно чего-то опасаясь. Надо выяснить про книгу, благо я запомнил ее обложку. Да и про франта надо побольше разузнать. Информация никогда не бывает лишней. И главное, надо держаться настороже. Мало ли опять появится домовик."

Том в страхе огляделся. Тишина и спокойствие, царившие на астрономической площадке, несколько успокоили его.

"Пойду я лучше вниз, в гостиную, так на всякий случай", — решил мальчик и направился в сторону лестницы.

Глава 8

Том проснулся и открыл глаза. Отчего-то он подумал, что проспал, хотя рядом в своих кроватях продолжали лежать Орион с Абраксасом, да и из соседних комнат не доносилось ни звука, обычно сопровождающего подъем нескольких десятков студентов. Беспричинное беспокойство неожиданно вкралось ему в душу и, не в силах его выносить, Том решил, что пора вставать.

25
{"b":"228676","o":1}