ЛитМир - Электронная Библиотека

"И чего она так радуется?" — подивился мальчик, одновременно вспоминая, что на днях видел когтевранца целующимся с другой студенткой. — "Неужели он ее бывший? Тогда все ясно. Но я не хочу быть ничьим орудием мести."

Старшекурсник одарил Тома яростным взглядом и беззвучно, одними губами, произнес:

— Берегись….

— Найра! — между тем продолжил Слизнорт, обращаясь к девушке. — Вижу твое настроение, наконец, улучшилось. Как, кстати, поживает твоя бабушка? Я давненько с ней не виделся.

— Замечательно, — колдунья небрежным движением руки откинула с лица пылающую рыжим огнем прядь волос. — У нее завтра в Париже концерт в честь ее юбилея.

— Ах, да! — всплеснул руками волшебник. — Как же быстро бежит время! Обожаю оперетту в ее исполнении. Обворожительный, завораживающий голос…. Божественное пение, божественное! Ну, все! Теперь, наконец, все в сборе.

Он взмахнул волшебной палочкой и перед каждым студентом появился повисший в воздухе изящный серебряный поднос с изумительным на вид мороженым в хрустальной вазочке и засахаренными фруктами на позолоченной тарелке. Том взял в руки маленькую ложечку, опустил ее в мороженое, но есть не спешил, хотя довольно сильно хотел, видя, что остальные также не приступают к еде.

— Как дела у твоего дяди, Гилберт? — Слизнорт опустил руку на тарелку с засахаренными фруктами и посмотрел на слизеринца.

— Да, как обычно…., - тот поковырял ложкой в мороженом и первым начал его есть. — Все как всегда….

— Он ведь уже с полгода является членом Визенгамота? — поинтересовался волшебник.

— Да…. Что-то вроде того…. Я гостил у него в июле и он один раз брал меня на одно из заседаний.

— Правда? — Слизнорт искренне удивился. — Наверное, слушание было не серьезное?

— Не знаю…. Меня в сам зал, где все происходило, не пустили….. Я стоял за дверью и слушал. Правда, ничего не понял….

— Чудной у тебя дядя! — прыснула Найра. — И зачем брал с собой? Все равно не позволил увидеть самое интересное!

Гилберт с недовольным видом посмотрел на нее:

— У меня отличный дядя! И ждал я совсем не долго, а всего минут десять, максимум пятнадцать.

"Визенгамот…", — заинтересовано отметил про себя Том. — "Верховный суд магов…. Вряд ли его собирают по незначительному поводу. И тем более разрешают подслушивать посторонним. Или я не прав? Надо будет расспросить Гилберта. Не мог же он совсем ничего не понять? Интересно все-таки…."

— Фредди! — декан, отвернувшись от слизеринца, обратился к грифиндорцу. — Как здоровье отца? Слышал, он в последнее время неважно себя чувствовал. Несколько дней не выходил из дома.

— Сейчас ему уже лучше, — вдохнул Фред. — Мама считает, во всем виноваты последние результаты команды. Папа отнекивается, утверждая, что дело в погоде, но я полностью согласен с ней. Уж слишком близко к сердцу отец принимает каждое поражение.

— Да…. В нашем возрасте надо беречь себя, — с грустными нотками в голосе произнес волшебник. — Даже, несмотря на такую игру. Пара проигрышей еще ничего не значит….

— Шесть! — воодушевленно перебил его Гилберт. — Вообще-то Паддлмир Юнайтед проиграли шесть последних матчей. И в следующей игре им, скорее всего, тоже светит поражение. Их лучший игрок, Тони Макбрайт, на днях свалился с метлы и сломал себе ногу!

Он с довольным видом подмигнул Фреду, ответившему ему с силой сжатыми челюстями и взглядом полным ярости.

— Вон оно оказывается как…, - делая вид, что не замечает происходящего молчаливого поединка, продолжил Слизнорт, хотя Том был больше, чем уверен, что волшебник все прекрасно знал и без язвительной подсказки Гилберта. — Однако…. Трудно…. Трудно Паддлмиру придется…. Вот и повод сходить на игру, поддержать команду в трудную минуту! Надеюсь, у сына владельца клуба найдется билетик на центральную трибуну для его учителя и по совместительству болельщика команды с тридцатилетним стажем? А то в последнее время их стало чрезвычайно трудно доставать.

Он замолчал, отправляя в рот засахаренную дольку апельсина, одновременно не сводя вопросительного взгляда с Фреда.

— Разумеется, профессор, — поспешил ответить тот, продолжая беззвучное сражение с Гилбертом.

Тот же с довольным видом поедал мороженое и казалось совершенно не замечал буквально летящих в его сторону громов и молний.

— Сэр! — обратился к декану Блейз. — Надеюсь, с любезностями покончено и вы, наконец, удовлетворите наше любопытство?

"С любезностями"…. Тонко подмечено!" — ухмыльнулся Том. — "Юные аристократы легко и ненавязчиво пытаются перегрызть друг другу глотки всего лишь из-за нашивки на мантии. На что же они тогда способны, когда появится серьезный повод? Даже страшно подумать…."

— Хм…, - промычал с набитым ртом волшебник, вытирая появившейся перед ним салфеткой липкие от сахара пальцы. — Я на самом деле решил не проводить ничего в этом году.

— Как?! — воскликнул, всплеснув руками, Блейз и едва не перевернул на себя поднос.

— Прфессор! Сэр! — Гилберт непонимающе уставился на декана, роняя ложку в опустевшую вазу.

Звон, вызванный ее падением, перекрыл голос Джозефа, также попытавшегося выразить свое недовольство.

— Мои глаза и уши видимо начинают уже подводить меня, — улыбнулся волшебник. — Я вижу полное единение факультетов! Что ж…. Даже не знаю, что вам всем сказать на это….

— Скажите для начала, о чем идет речь, — предложила Найра. — А то мне немного обидно. Я тут видимо одна такая несведущая.

— На самом деле ни одна, — Льюис отодвинул от себя поднос и обвел остальных присутствующих напряженным взглядом. — Вы решили сыграть в какую-ту дурацкую игру? Разыграть нас? Именно для этого пригласили сюда?

— К сожалению, наоборот, — ответил ему Блейз. — Никаких игр в этом семестре видимо не предвидится.

— Ладно, уговорили! — Слизнорт щелкнул пальцами и подносы вместе с недоеденными сладостями исчезли.

— Ура! — обрадовался Джозеф и его поддержали Гилберт и Блейз.

"Ура, чему?" — по-прежнему ничего не понимая, подумал Том. — "Интересно, что они тут затевают?"

— Только мне придется немного изменить условия конкурсов, — продолжил между тем волшебник. — Все должны находиться в равных условиях, ведь среди участников у нас в этом году есть и студенты с младших курсов.

— А я предлагаю, чтобы Том не участвовал, — заявил Джозеф. — Тогда будет намного интересней. Я думаю, он и сам не захочет, когда все узнает. Разве что его прельщает роль статиста и аутсайдера….

Грифиндорец с ухмылкой покосился на мальчика.

— И с какой стати, я, по твоему, буду статистом? — зло бросил он Джозефу. — Профессор! Я хочу участвовать! Как минимум назло ему!

Старшекурсник в ответ состроил Тому наглую рожу и громко заржал. Его тут же поддержал Фред, едва не вывихнувший челюсть в попытке превзойти своего товарища.

— Тише! Тише! — буквально взмолился Слизнорт. — Никто здесь не будет статистом. И тем более аутсайдером. Какие плохие слова ты используешь, Джозеф. Тут собрались умные, способные и перспективные студенты. Я уверен каждый из вас прекрасно справится с заданиями конкурса. И любой из вас до самого конца будет претендовать на победу в турнире.

— Турнире? — поинтересовалась Найра, опередив на долю секунды, потиравшего челюсть Фреда и поэтому чуть медленнее, чем девушка начавшего открывать свой рот. — Каком турнире?

— Турнире членов Клуба, — ответил ей волшебник. — Или турнире имени меня. Кому, как больше нравится.

— И каким образом мы будем состязаться? — спросил Льюис. — У нас будут дуэли? — Он бросил многозначительный взгляд в сторону Тома. — Если да, то я только за.

— Нет, Льюис. И нет, Фред. Мой турнир мирный и не преследует цели покалечить студентов. Он интеллектуальный. На сообразительность, ловкость и смекалку. И раз в этом году собрались участники разных возрастов, то придется исключить из заданий конкурсы, в которых требуются знания школьных предметов.

40
{"b":"228676","o":1}