ЛитМир - Электронная Библиотека

Бежать до деревьев было далеко, поэтому он волей, неволей остался стоять на месте. Увидав их, Карлитос заметно оживился.

— Парни! Вытащите меня, нога в капкан попала.

— Сейчас! — ответил ему один из мужчин тот, что шел посередине. — Только перевоспитаем юношей… — И, увидав Поппею, прибавил. — И девушек. Прости, красавица, не приметил.

— Мой отец — Брутус Малфой! Я из известной и могущественной семьи! — выпятив грудь, неожиданно выпалил Абраксас.

— Да неужели! Аристократ. Настоящий! — изумился, мужчина слева. — Рудолфо! — Обратился он к мужчине посередине. — Позволь я его покусаю. Очень хочется узнать вкус благородной крови.

— Позже, Марко, чуть позже. Потерпи, — ответил тот.

— Знайте! Мои родители случись, что со мной всю Англию на уши подымут, но найдут вас, — попытался напугать их Малфой.

— Нас уже несколько лет ловят! А толку, — заржал Марко. — Ничего, победит Гриндевальд и вас самих ловить начнут.

"Гриндевальд?" — насторожился Том. — "Какое им дело до него? Приспешники?"

— А что он вам? — поинтересовался он у мужчин.

— Он обещал нам, что очистит Британию от магов и отдаст ее нам, — гордо заявил Марко. — Так что готовьтесь.

— Идиоты! — усмехнулся Том.

— Не зли их, глупец, — ткнул его в бок Абраксас. — Совсем от страха ума лишился?

— Что? — третий мужчина едва не бросился на детей, но его успел удержать Рудольфо. Видимо, несмотря на всю свою браваду оборотни все же побаивались молодых волшебников.

Отметив про себя этот момент, мальчик заметно осмелел.

"Может и удастся еще выкрутиться. Они бояться нас не меньше, чем мы боимся их. Разве, что Орион по своей глупости их не опасается."

— Гриндевальд вас обманул, — ответил он. — Вы ошибаетесь на его счет.

— Рудольфо! Ты говорил нам совсем другое! — набросились двое мужчин на своего видимо предводителя. Даже Карлитос подал голос со своего места, начав выкрикивать грязные ругательства, половину из которых Том никогда не слышал.

— Тихо! — прикрикнул тот на них. — Марко! Лучо! Успокойтесь! Я отвечаю за свои слова. Нашли, кого слушать. Он врет. Признайся же, мальчик.

— Нет, — с улыбкой ответил тот. — Гриндевальд никогда не отдаст вам Британию. Кому угодно, но не вам. Или Гриндевальд или Рудольфо говорят не правду. А вы вообще хоть раз видели Гриндевальда, общались с ним?

— Заканчивай…. - прошипел Малфой. — Они и так на взводе.

Но Том и не думал останавливаться:

— Ну! Ответьте мне!

— Нет, — тихо пробормотал Марко. — Никогда.

Лучо лишь кивнул, а Карлитос, изрыгнув такое ругательство, что у Поппеи непременно уши были обязаны завять, произнес:

— Твоя правда, юный маг. Не видали мы его. Только Рудольфо, если не врет.

— Не вру, — взвизгнул тот. — Парни, когда я вас обманывал? Вспомните хоть один случай! Хватит слушать молокососа с палочкой.

— Гриндевальд за чистоту волшебной крови, — громко продолжил Том. — Он хочет искоренить, изжить всех остальных. Только чистокровные волшебники должны остаться. А остальным место в специальных лагерях. Вы разве не знали? Вам понравиться в лагерях? Вокруг высокий забор и вы за ним. Наверняка, мечтаете.

— Хватит нести бред, — не унимался блондин. — Они теперь нас точно покусают. А все из-за тебя.

Но оборотни, за исключением Рудольфо, вконец расстроились после слов Тома и, не обращая на детей никакого внимания, принялись горячо спорить между собой.

— Давайте, — Том, пользуясь моментом начал медленно отходить в сторону опушки — Валим отсюда, пока они заняты.

Он подтолкнул детей, и они осторожно двинулись в сторону от мужчин. Однако, когда мальчик начал уже надеяться, что опасность миновала и он благополучно вернется в школу раздался крик Марко:

— Нет! Я их все же хочу покусать!

Вмиг дети оказались окруженными и, выставив перед собой палочки, приготовились обороняться. Рудольфо громко лязгнул зубами, начав превращаться в волка, и не выдержавшая такого Поппея, выбросив вперед палочку, выкрикнула:

— Flammis! — и едва слышно добавила. — Только бы получилось.

Медленно, словно нехотя, на конце палочки появился огненный шар, заметно подрос и, отделившись от нее, поднялся в воздух. Мужчины словно завороженные уставились на него.

— Боитесь! — рассмеялась Маккин. — Толи еще будет. Scopup!

Шар, набирая скорость, устремился в сторону Рудольфо и, как тот не уворачивался, подпалил ему шерсть. Взвыв, оборотень принялся кататься по земле, пытаясь стряхнуть с себя языки пламени. Марко и Лучо в ужасе уставились на него, медленно пятясь назад.

— Сейчас я вами займусь! — воскликнул Орион и решительно двинулся на них, размахивая перед собой палочкой словно мечом.

"Пора!" — решил Том и крикнул:

— Бежим! — и, не задумываясь, бросился к опушке, лишь краем глаза заметив, что Малфой благоразумно последовал за ним, а чуть позади Поппея тащит упиравшегося Блэка.

Минут через десять их вновь догнали. Освобожденный из капкана Карлитос, заметно припадая на левую ногу, преградил им дорогу, яростно рыча и тявкая. С другой стороны на них были готовы броситься Марко с Лучо, оба также превратившиеся. Чуть поодаль от них виднелся Рудольфо. Скомканная, обгоревшая шерсть повисла на нем комками, источая мерзкий вонючий запах.

— Вам мало? — поинтересовался Орион, чудом избегая клыков Карлитоса.

Том тоскливо посмотрел на просвет за спиной оборотня. Видимо до края леса оставалось совсем немного.

— Перрикуллум! — он попытался применить испытанное заклинание, но созданный им сноп искр лишь немного опалил Лучо морду, ударившись в соседнее дерево. Мокрая кора мгновенно потушила большинство искр, вызвав со стороны оборотней радостный лай.

— Перрикуллум! — Поппея оказалась удачливей и проворней Тома.

Вспыхнувший хвост Карлитоса заставил его прокатиться по земле, открыв им дорогу.

— Вперед! — воскликнул Орион, к удивлению Тома бросившись наутек по свободной тропинке.

— Тяв! Тяв! — неслось им вслед, Марко и Лучо, не отставая ни на шаг, принялись их преследовать, видимо выжидая подходящий момент для нападения.

Детям приходилось все время останавливаться и, оборачиваясь назад, отгонять волков. Оказавшийся в самом конце убегавшей колоны Том, несколько раз лишь в самый последний момент вытаскивал ногу из волчьей пасти. Так и не предоставив оборотням шанса укусить они, наконец, достигли опушки.

— Я жив! — воскликнул Том, оказавшись за пределами леса и видя, что нападавшие дальше бежать не собираются. — Как же я рад! Никогда! Слышите, никогда ноги моей там больше не будет.

— Ладно, тебе трусишка, — улыбнулся Орион, вытирая рукавом мантии вспотевший лоб.

— Я, пожалуй, тоже присоединюсь к Реддлу, — вновь растягивая слова, произнес Абраксас. — Лес не для меня. Теперь я это точно знаю.

Они быстро зашагали по направлению к школе.

— Вы как хотите, — спустя некоторое время сказала Поппея. — А я хочу сказать Тому спасибо.

— Интересно за что? — удивился Орион.

— Он нас всех спас от оборотней.

— Ты шутишь, Макквин? — Блэк едва не споткнулся, изумленно уставившись на девочку. — Он главный трус. Бросил всех, спасая свою шкуру. И отсиделся на дереве, пока я не победил Карлитоса.

— Хватит сказки рассказывать! — девочка погрозила ему пальцем. — Вы хотели оставить меня в лесу. А он нет, ведь Том действительно настоящий друг, а не только на словах. А оборотень случайно в капкан попал. И в отличие от бесполезной бравады Том смог заговорить им зубы историями о Гриндевальде. И откуда ты только столько о нем знаешь? — поинтересовалась она у него. — Это дало мне время, и я вспомнила нужное заклинание. Так что спасибо тебе, Том.

— Не за что, — мальчик не знал злиться ему или смеяться. Слова Ориона звучали оскорбительно, но выражение лица у аристократа после слов Макквин выглядело очень смешным. Вместо этого он спросил. — Кстати, скажи, если не секрет. А что должна будет сделать Эшли, когда ты принесешь цветок?

57
{"b":"228676","o":1}