ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Битна, под небом Сеула
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Я в порядке, и ты тоже
Исчезнувшие. Последняя из рода
Должница
Будь моим отцом
Трактат о военном искусстве. Советы по выживанию государства в эпоху Сражающихся царств
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Средневековье крупным планом

— Тут, один такой момент, Том… — увидев мальчика, выдавил из себя декан, складывая руки на животе и отводя взгляд.

— Мы пришли осмотреть твою комнату, — пронзая Тома синевой своих глаз, бодрым голосом, продолжил за волшебника Дамблдор.

— А в чем дело? — Тому не понравилась идея мужчин копаться в его шкафчике. Он ненавидел, когда посторонние пытались взять принадлежавшие ему вещи или любимые игрушки. И кроме случая с Дамблдором при их первой встрече в приюте никому не позволял даже их касаться.

— Я, пожалуй, на завтрак, — Поппея бросила взор, полный сожаления, и побежала догонять остальных девочек.

— Из Запретной секции вновь исчезла книга, — пробормотал Слизнорт. — В гостиной должно висеть объявление.

— Подозревают меня, сэр? — Том пристально посмотрел на Дамблдора. — Мне незачем красть. Вы сами дали мне разрешение.

— На другую… — мягко ответил тот. — Ты мог взять только учебник по трансфигурации.

— Как хотите, ваше право, — он отошел в сторону, пропуская преподавателей. Внутри него росла с трудом подавляемая буря ярости. Внешне ничем не показывая своего неудовольствия, он ровным голосом, не отводя взгляда от Дамблдора, произнес: — Извольте. Мне нечего скрывать.

"Хорошо, что я успел спрятать книгу про магловское оружие и учебник о легилименции", — думал мальчик, идя за профессорами. Те, повернувшись к нему спиной, не могли видеть, как он, стараясь сохранять спокойное выражение лица, прикусил губу, одновременно с силой сжав кулаки так, что пальцы больно впились в ладони.

Порывшись минут пятнадцать в его вещах и ничего не найдя, волшебники развели руками друг перед другом.

— А у Малфоя с Блэком вы смотреть разве не собираетесь? — Саркастический поинтересовался он, заранее предчувствуя ответ.

— Как я знаю, — вздохнул Слизнорт. — Ни один из них еще ни разу не посетил библиотеку. Так что у них, получается, есть алиби. — И взглянув на Дамблдора, быстро добавил, обращаясь к мальчику. — Хотя это не дело. Видимо придется употребить власть. Вызвать их к себе в кабинет и хорошенько, даже строго, поговорить. Не дело так лоботрясничать. Могут и экзамены завалить.

Том аккуратно сложил все свои вещи, благо у него их имелось не так много, придирчиво оглядев на предмет малейшего повреждения, и взглянул на колдунов, собиравшихся выйти из комнаты, вызывающим тоном поинтересовался:

— А извинение, профессора? Я испытал несколько довольно неприятных минут. А если еще Поппея успела всем разболтать… То меня за воришку станут считать.

— Ты прав, — Дамблдор хмуро улыбнулся, на мгновение плотно сжал губы и посмотрел мальчику прямо в глаза. Долю секунды пока длился контакт, Тому показалось, что мужчина борется с собой, решая, стоит ли применять легилименцию.

— Альбус, — Слизнорт раскрыл дверь. — Скоро уроки. Том, мои извинения. Мы поступили опрометчиво и бестактно.

Дамблдор отвел взгляд:

— Да, Том. Признаю, я был не прав. Твое прошлое действительно осталось в прошлом. Прости, я в тебе ошибался.

Волшебники торопливо вышли и мальчик, гневно взглянув им в след, повалился на кровать. Хотелось дать волю эмоциям, но их к его удивлению совсем не осталось. Закрыв за собой дверь, мужчины погасили бурю бушевавшую в нем все то время пока он, в бессилии сжимая кулаки, наблюдал за ними. На ее месте остались разочарование, злость и обида. Разочарование на новый мир, хоть и волшебный, но на поверку ничем не отличавшийся от мира обычных людей. Злость на обстоятельства, не дающие ему сил защитить свое имущество и позволяющие буквально каждому, кто сильнее его, в нем копаться. Обида на себя самого, на свою слабость и теперешнюю никчемность.

"Как же тяжело… Хочется поскорее вырасти и наплевать на всех. Дамблдоров, Слизнортов, Малфоев с Блэками… Некому даже пожаловаться. Во всем виноват отец! Если бы не он, у меня была бы семья. Она бы меня защитила. И что он полез к матери? Чего она в нем нашла? Он ведь даже не волшебник! Он никто. Бросил ее, а потом меня. Сидит в своем поместье и даже, небось, не вспоминает обо мне. Именно из-за тебя никчемные профессоришки могут ничего не опасаясь издеваться надо мной!"

Он схватил в руки подушку и в ярости запустил в стену, чуть не угодив в домовика, секунду назад возникшего рядом с кроватью Ориона.

— Сэр! — эльф едва увернулся, испуганно сжавшись и укоризненно глядя на мальчика огромными глазами.

Тот резко встал на ноги, мгновенно придя в себя. Никто не должен видеть его в таком раскисшем виде.

— Сэр велит тебе здесь все убрать, но никогда, слышишь меня, никогда не сметь трогать мои вещи! — И громко хлопнув дверью, Том вышел в гостиную.

Прошло несколько дней. Лежа в постели и, всматриваясь в сумрак раннего утра, неясные контуры комнаты и едва различимые очертания мебели, он тихо зевнул, потерев глаза кулаками. Ни о чем не хотелось думать. Ни об учебе, ни о магии, даже предстоящее сегодня вечером собрание у Слизнорта не радовало. В последнее время на Тома напала хандра и пришедшая следом за ней меланхолия.

Еще раз зевнув, он вылез из кровати и отправился умываться. Весело журчавшая прохладная вода, словно с удовольствием вытекавшая из крана, освежила и слегка подняла настроение.

"С этим надо что-то делать", — безрадостно подумал Том, сидя в одиночестве в Большом зале и нехотя жуя горячую булочку с шоколадным кремом. — "Я превращаюсь в Абраксаса".

Ухмыльнувшись, он сделал глоток кофе, скривился и поставил чашку на стол.

— Надеюсь, не обо мне подумал? — поинтересовалась Поппея, садясь с ним рядом. — Или утро понедельника так на тебя действует?

Вместо ответа мальчик опустил недоеденную булку в кружку, расплескав ее содержимое, и молча вылез из-за стола. Девочка проводила его недоуменным взглядом, едва заметно надув губы. Поплотнее закутавшись в мантию, Том вышел на улицу. Холодный ветер сразу же бросил к его ногам потрепанные погодой желтые листья, а серое небо с гулявшими по нему тучами буквально нависло над ним.

"Кто додумался построить теплицы так далеко от школы?" — Сердито размышлял он, идя по тропинке, сильно размокшей от шедшего всю ночь дождя. — "До апреля, считаю, занятия следует проводить только в замке".

Придя первым, мальчик решил не заходить внутрь, предпочтя постоять на улице в одиночестве, предаваясь горестным мыслям. Прогулка на бодрящем холодном ветру не смогла улучшить настроение и Том хотел еще немного побыть подальше от людей. Отойдя в сторону, он принялся разглядывать видневшиеся вдали темные верхушки деревьев Запретного леса.

— Реддл! — раздался за спиной сердитый голос Ориона, одновременно опустившего на плечо Тома свою руку. — Признайся! Из-за тебя нас вызывали к декану?

Мальчик с недовольным видом повернулся к Блэку:

— Видимо старик просто хотел получше познакомиться с тобой… — не испытывая никакого желания общаться с трудом выдавил он из себя и, взглянув на стоявшего рядом Абраксаса, прибавил. — И с Малфоем видимо тоже.

— Веселишься, значит… А нам теперь не до смеха. И все благодаря тебе!

— Да! Да! — поддержал друга блондин, закутавшийся в мантию так, что видны были только его нос, да копна белых волос.

— Я понимаю ваше недовольство, но причем здесь я? — Процедил Том, испытывающее глядя на Ориона.

— Все твоя безумная жажда учебы и нескончаемые походы в библиотеку, — ответил тот.

— Реддл! — Добавил Абраксас. — Ты своим необдуманным поведением слишком высоко поднял стандарты в учебе. Нам до сегодняшнего дня было все равно…

— Но сегодня… — перебил друга Блэк. — Слизнорт вызвал нас и пытался читать нотации. С отцом он, конечно, не сравниться, но приятного все равно мало. Я не люблю, когда меня пытается поучать какой-то там Слизнорт, обычный школьный учителишка.

— Дескать, мы не хотим учиться, не ходим в библиотеку, не читаем умные книжки. Бла-бла-бла. И все такое. — Крикливым тоном прибавил блондин.

— И в конце! — Едва не вскричал Орион. — Он привел в пример тебя! Реддла! Нам! Блэку и Малфою. Оказывается, следует брать пример с Тома. — Он, видимо пародируя профессора, сложил руки на животе и голосом, к слову, сильно похожим на то, как говорит волшебник, проговорил. — Том у нас замечательный студент. Прилежный. Все схватывает на лету.

60
{"b":"228676","o":1}