ЛитМир - Электронная Библиотека

Не стуча и не отряхивая с себя прилипшую к башмакам грязь, он прошел внутрь приюта. Пробегавшие мимо по коридору дети, увидав Том, моментально остановились.

— Реддл, — толстый парень, года на два его старше, с наглым выражением лица ухмыльнулся. — Добро пожаловать. Родители, не выдержав, отказались?

Остальные радостно засмеялись, корча сквозь смех довольные гримасы. Том не глядя на них, с абсолютно безразличным видом, прошел мимо.

— На ужин не рассчитывай! — крикнул толстяк. — И, кстати, твоя комната занята. Свободен только чердак. Где тебе самое место…

Миссис Коул, согнувшись, скрючилась за маленьким столиком. Тусклая лампа блеклым желтым пятном освещала бутылку дешевого вина и стоявший рядом граненый стакан. Протянув руку, она попыталась взять его в руки, но, увидав Тома, не удержала и выронила. Тот упал и напиток разлился красной мутной лужицей.

— Ты? — женщина резко выпрямилась. — Тебя не должно быть здесь до лета. Мне так говорили.

— Мне все равно, что вам говорили, — он уселся напротив нее. — Я к вам по делу.

— Я ничего не знаю, — директриса попыталась встать.

— Не врите мне заранее, миссис Коул, — ледяным голосом проговорил мальчик. — Что вы знаете о моей маме?

— Лишь имя, — пробормотала та. — Меропа Мракс.

— Дальше!

— Мне нечего добавить.

— Нечего?! — Том, не выдержав, выхватил палочку. — Легилименс.

… Темнота. Жуткая головная боль. Она с трудом оторвала ее с поверхности стола. Стучавшие по окну и подоконнику капли дождя, смешанные с мокрым снегом, сильно раздражали, отдаваясь внутри черепа глухим гулом. Зря она так вчера… Взгляд упал на пустую бутылку из под виски. А ведь сегодня тоже придется пить, Новый год. Иначе ей просто не выдержать наполненного радостью детского смеха. Надо бы заставить их лечь спать пораньше, настоящего праздника заслуживают нормальные ребятишки, а не эти некчемыши…

В дверь забарабанили. Похоже ногами. Только сейчас расслышав, она подошла и распахнула ее.

— Миссис Коул, — на пороге стояла молоденькая девушка в темном синем халате поверх свитера и белом чепчике на голове, непослушная прядь светлых волос, выбившись из под него, легла на лоб. — Она умерла!

"Туда ей и дорога…"

— Кто, Рози? И хватит истерить. Без тебя голова раскалывается…

— Молодая женщина. Только что… На моих руках… Назвалась Меропой Мракс… Умерла… Ребеночка вот оставила…

"Дура ты, Саливан. Незачем кому попало дверь открывать".

Боль усилилась, туманя разум. Сильно захотелось глоток виски…

Уставившись на директрису, мальчик несколько секунд молчал.

— Что это было? — слабо поинтересовалась та.

— Вы слишком много выпили. Где сейчас Рози Саливан? — он совсем не помнил такую девушку, хотя прекрасно знал всех работавших в приюте сотрудников.

— Уволилась. Несколько лет назад.

— Куда?

— Я не знаю…

— Домашний адрес, — потребовал мальчик.

— Я не имею право. И вообще, что ты здесь раскомандовался? — женщина начала медленно приходить в себя.

— Хотите, чтобы я рассказал начальству о вашем пристрастии к алкоголю?

— Тебе никто не поверит, гаденыш.

— Мне все равно, поверят, не поверят. Знаю одно. Неприятности вам точно обеспечены.

Он потянулся за палочкой, чувствуя, что угроза видимо не возымеет действия.

— Хорошо, — женщина открыла стол и вытащила тетрадку в грязной засаленной обложке. — Знай, Реддл. Летом тебя ждут три месяца ада…

Том вышел в коридор. Около двери уже собралась приличная толпа. Расступаясь перед ним, дети продолжали крутиться вокруг, крича в лицо гадости. Мальчик их не замечал. С безразличным, спокойным видом он покинул приют.

— Что это на тебе такое надето? — крикнул ему Стэн, намекая на мантию. — Хэллоуин давно прошел, тупица.

Рози Саливан жила в другой части города. Путь предстоял не близкий. Поплотней закутавшись, он, хлюпая ботинками, побрел по мостовой, старательно обходя наиболее крупные лужи. Темнело. Вместе с наступлением вечера температура резко начала падать. Брусчатка, по которой Том шагал, понемногу начала покрываться тонкой ледяной коркой.

"Почему я до сих пор не научился трансгрессировать?" — сокрушенно подумал он.

Люди на улице попадались все реже и реже. Опасливо оглядываясь по сторонам, держа руку на поверхности волшебной палочки, он шел мимо грязных домов, с горящими ярким светом окнами, мимо залитых мутной, с мелкими кусочками льда, водой перекрестков. Одинокие прохожие, стараясь не глядеть на него, быстро проскакивали мимо.

Мысленно мальчик вернулся к разговору с отцом Поппеи в доме его родителей, произошедшем несколько дней назад.

"Все случившееся лишь совпадение. Я ничего не знал. Как, не имея ни малейшего понятия, можно такое сотворить?"

Он унял легкую нервную дрожь и, прибавив шагу, свернул в узкий переулок…

…- Опасность? — Том, подняв взгляд, посмотрел на мужчину и безразличным тоном поинтересовался у него. — О чем вы?

— Я до конца не уверен, — мужчина положил книгу на подлокотник кресла и потребовал. — Развей мои сомнения. Джорджу ты сказал те же слова, что и Льюису?

Том медлил. Он не привык откровенничать. С другой стороны волшебник не сделал ему пока ничего плохого, наоборот вроде бы даже старался помочь, рассказывая о некой опасности.

— Да. Они втроем тогда избили меня. Джорджа утром должны были забрать приемные родители. Я понимал, что не смогу отомстить. Вот и крикнул проклятия.

Колдун заметно помрачнел.

— Теперь послушай меня. Очень внимательно и со всей серьезностью. Есть такая магия. Настолько древняя, что иногда для сотворения колдовства не требуются даже заклинания. Некоторые считают ее самой первой, начальной, другие стихийной, кто-то сутью самого волшебства… Но в одном все сходятся. Она невероятно могущественная, неуправляемая и действительно, по настоящему является темной. Используя именно ее, ты и убил того мальчика в приюте, а после и Льюиса.

— Что? — мальчик рассмеялся ему в лицо. — Простите, сэр, но вы несете бред. Я даже пальцем их не тронул. Джордж погиб от руки Лоры. А когтевранец… Про него, вообще, никто ничего не знает.

— Ты воспользовался ею непроизвольно. Не всем такое дано, лишь очень немногим.

— Какая начальная магия? Я тогда даже о самом ее существовании ничего не знал!

Том, желая закончить неприятный ему разговор, вновь попытался покинуть комнату.

— Я могу ошибаться. Очень бы хотел оказаться неправым. И именно в твоем случае. Может, действительно обе смерти лишь дикое стечение обстоятельств. Но, думаю, ты должен узнать о сути этого колдовства, как можно больше.

Мальчик нехотя остановился около двери. Любопытство змеей медленно заползло в душу и методично принялось делать свое дело. Он не мог упустить такой случай.

"Хуже не станет. Пускай расскажет. А их я точно не убивал".

Макквин поднял с пола книгу и подсел к Тому.

— Единственная, в которой я хоть немного про нее нашел…

Толстая, в плотной кожаной обложке, с пожелтевшими, обтрепанными страницами. От нее так и веяло знаниями и сокровенными тайнами. На обороте переплета он заметил красочную пиктограмму, в середине которой в тугой плотный клубок сплелось несколько змей. Одна из них, самая большая, яростно шипя, открыла рот, обнажив острые зубы. Массивная корона, убранная драгоценными камнями, украшала ее голову. Точно такой же рисунок он видел в воспоминаниях Амадеуса, когда тот стоял с книгой в руках возле больной девочки.

"Книга по темной магии. Настоящей темной магии", — сообразил Том. — "Интересно, какие заклинания тут описываются, какие рецепты и советы даются?"

Мужчина, раскрыв фолиант ровно посередине, принялся неспешно пролистывать, выборочно читая некоторые абзацы.

— Магия, о которой я тебе хочу рассказать очень опасная, управлять ею почти не возможно. Помнишь, я говорил, что нет ни светлого, ни темного волшебства? — Том кивнул. — К ней мои слова не относятся. Она стоит в первом ряду запрещенных Министерством. За нее грозит пожизненное заключение в Азкабан. Узнав про нее подробней, я полностью согласен с таким решением.

80
{"b":"228676","o":1}