ЛитМир - Электронная Библиотека

— Терпеть не могу, когда меня так называют, — скривилась юная ведьма. — На такую реакцию я и рассчитывала. Я использовала чары миража. Думаю, Дамблдор сразу догадался, подойдя поближе, но было уже поздно. А библиотекарша просто напросто настолько испугалась за свои книжонки, что не смогла увидеть очевидного. Точно также я пошутила на первом занятии с тем грифиндорцем, только сегодняшнее заклинание несколько сложнее и требует немного больше времени.

— Хорошо иметь папу колдуна, — мальчик с плохо скрываемой завистью посмотрел на девочку.

Туалет оказался старым и видимо редко посещаемым. Вдоль стены располагалось несколько раковин. Том быстро подошел к одной из них и принялся крутить кран, припав пересохшим ртом к его металлической поверхности. К его неудовольствию, кроме звуков всасывающегося воздуха ничего не произошло. Он несколько раз повернул кран в обе стороны, но вода по-прежнему не собиралась течь.

— А разве в нашей школе существуют факультетские туалеты? — спросил он у Поппеи.

— Никогда о таких не слышала, — ответила та, со сосредоточенным видом поправляя на себе одежду. — С чего ты решил?

— Этот, похоже, только для слизеринцев, — проговорил Том, разглядывая едва различимые контуры змейки на поверхности крана.

— Нет. Мы в туалете для девочек. Хватит говорить глупости.

Напившись из соседнего крана, Том захотел получше все тут рассмотреть, но девочка наотрез отказалась дать ему такую возможность.

— Нам пора, — она встала рядом с дверью, настойчиво требуя уходить отсюда. — Вдруг кто заглянет? Мы должны уже стоять рядом со своими кроватями, одетые в пижамы и собираться укладываться спать.

Нехотя, он согласился с ней и следом за колдуньей вышел в коридор…

На следующее утро весь факультет оказался разбуженным красным от негодования Слизнортом, метавшимся по гостиной, словно пес, несправедливо обиженный хозяином.

— Где старосты? Почему все продолжают спать! — голосил обычно спокойный декан.

Том осторожно заглянул сквозь узкую щель слегка открытой двери.

— Что происходит? — поинтересовался, зевая, Орион.

— Не знаю. Но я к нему не выйду.

— Еще чего. Ты известный его любимчик. Он не причинит тебе вреда.

— Господа, на выход, — к ним заглянул Малькольм Глейзер.

— Мы отправляем Реддла, — крикнул ему Блэк, вставая с кровати. — Если он выживет, то мы подумаем.

— Сейчас! — рявкнул Слизнорт, отталкивая старосту. — Или до конца учебного года будете драить котлы.

Толком не одевшись, Абраксас, Орион и следом за ним Том выскочили в гостиную. Там уже с испуганными лицами толпились остальные слизеринцы.

— Сэр! Гриндевальд атакует? — поинтересовался Блэк. — Неужели все так плохо?

— В шесть в подвале. Там тебя уже ждут котлы, — колдун бросил на юного аристократа недовольный взгляд. — Еще есть шутники?

— А что случилось, профессор? — голосом полным непонимания поинтересовалась Поппея. — Мне страшно.

Мужчина на мгновение замялся.

— Вчера вечером двое студентов после закрытия библиотеки без разрешения проникли в Запретную секцию, — уже более спокойным голосом произнес он. — Мадам Пэйн и профессор Дамлдор обнаружили нарушителей, но негодяям удалось сбежать. Кто добровольно хочет признаться в содеянном? Выяснит руководство школы, будет хуже…

Слизеринцы мгновение глядели на него, а затем неожиданно многие из них рассмеялись.

— Ходить в библиотеку после закрытия? — принялся заливаться безудержным смехом Гилберт. — Да я туда днем то редко заглядываю…

— Хватит! — попытался успокоить их колдун, но безрезультатно.

— Сэр, это, наверняка, львята или орлы, — доверительным тоном сообщил волшебнику Малькольм. — Или пуффендуцы. Мадам Пэйн их каждый раз из библиотеки насильно выгоняет. Нам, зачем ночью ходить за книгами? Мы их, что купить не в состоянии?

— Но двое все же нарушили правило, — не отступал Слизнорт.

— Так я вам и говорю. То были студенты с других факультетов… — ответил Малькольм.

— Верно. Слизеринцы, если такое задумают, не дадут себя обнаружить. — Важно заявил Гилберт.

— Ты точно не дашь, — заржали стоявшие рядом с ним парни и похлопали его по спине.

Мужчина, явно успокоившись, видимо с криком, вышли вся злость и негодование, обвел стоявших вокруг него студентов деланно серьезным взглядом.

— Значит, среди вас нарушителей нет?

— Нет, — ответили все хором.

— А если вдруг обнаружу?

— Не обнаружите, профессор.

Колдун, казалось, остался доволен ответом, пригладив топорщащиеся усы, он направился к выходу из гостиной…

В течение последующей недели все разговоры в основном сводились к происшествию в библиотеке. Слизеринцы с интересом следили за развитием событий, ожидая, кто в итоге окажется теми двумя глупцами и, когда их, наконец, схватят, ведь за дело, едва узнав о случившемся, сразу же взялся Рубенс Амадеус. Но время шло, а новостей или хотя бы слухов о поимке нарушителей не появлялось.

— Видимо деканы покрывают своих подопечных, — с умным видом сообщал всем желающим его слушать Гилберт. — Ведь, подумайте, какой позор ожидает факультет, если узнают, что его студент ночью стащил никому не нужную книгу.

Обиженная на всех, и на приведений в том числе, подозрительно глядя на каждого проходящего мимо нее ученика мадам Пейн три дня отказывалась пускать посетителей внутрь библиотеки, требуя поймать и строго покарать виновных.

Для Тома время шло не так весело. На занятиях у Амадеуса он каждый раз наказывался снятием с факультета минимум десяти очков. Вначале слизеринцев забавляло, как издевается над ним колдун, но видя, что их балы стремительно приближаются к нулю и вскоре они вовсе рискуют превратиться в отрицательные, начали злиться на мальчика. Тот не представляя, что ему делать, и садился на последнюю парту, и прятался за горой учебников, и на зубок заранее учил весь будущий урок, вскоре махнул на все рукой, решив спокойно ждать окончания года и выборов в Министерство.

"Амадеус ведь не останется работать в школе навечно. Иначе, зачем он стремится стать министром?" — с надеждой думал мальчик, идя на очередной урок по заклинаниям.

Потихоньку приближался февраль. В последнюю неделю января в школе появилась Найра, бледная, худая, но с лукавой улыбкой на губах. Здороваясь с девушкой, Тому показалось, что ведьма смотрит на него как-то по особенному, ни так как раньше.

"Подозревает?" — мелькнула осторожная мысль. — "Наверняка. Хотя после случившегося я бы на ее месте настороженно относился к каждому в Хогвартсе".

Увидев ее, Орион с Блэком вновь принялись заметно нервничать. Особенно блондин. Мальчику пришлось еще раз сделать им внушение:

— Лучшие министерские работники месяц пытаются разобраться. И не могут. Хватит зря волноваться. Они сидят тут уже скорее по инерции, боясь признать свое поражение. Дело скоро закроют, я уверен. — Он ободряюще похлопал каждого по плечу. — Мы выпутались. Поздравляю.

На самом деле сам он так не считал. Пока из школы не уехал Амадеус, опасность еще оставалась. И лично для него — двойная.

"Для чего он в Хогвартсе?" — усиленно пытался понять Том. — "Что-то удерживает его в замке. Знать бы какая причина? Смерть Льюиса? Я? Нечто другое, о чем я не знаю? Не просто так он меня мучает, наверняка добивается какой-то цели. Понять бы, почему он тогда на меня напал…"

Однажды вечером он, пристроившись возле камина, с равнодушным видом наблюдал за веселящимися студентами. Неподалеку от него Кевин Сноу, окруженный толпой первокурсников, с интересом разглядывали принесенный им же старый фотоальбом.

— А вот моя старшая сестра! — радостным голосом воскликнула Карина. — Том, иди сюда. Покажу.

Тот, скривился, переводя взгляд на танцующие языки огня, прикидываясь, что не слышит колдунью. Ему хотелось спокойно посидеть в одиночестве и подумать, столько всего навалилось за последнее время, а завтра вновь занятие у Амадеуса.

88
{"b":"228676","o":1}