ЛитМир - Электронная Библиотека

Том насторожился. Перспектива оказаться одному на улице его вовсе не прельщала.

— Я тебя накажу! Обязательно накажу! — продолжала она между тем восклицать, начав от переполнявших эмоций размахивать руками.

Видя, что на шум начинают сходиться любопытные, Том окончательно разозлился. Ему сильно не нравилось, когда его ругают, а оскорбления на публике он переносил с еще большей неохотой.

"Провалиться бы тебе, старая карга, на этом самом месте", — подумал мальчик. — "Как ты меня уже достала! У меня от твоих криков голова начинает болеть."

Он тихонько потрогал виски. Те и в самом деле начали побаливать.

"Если у меня болит, то почему у тебя нет? Где же справедливость?"

Том зло посмотрел на продолжавшую орать миссис Коул. Внезапно та скривилась и потерла лоб.

"Ха!" — подумал он. — "Неужели у меня получилось? Пусть у нее голова заболит тогда еще сильнее. Так чтобы карга и думать обо мне забыла!"

Мальчик вновь зло посмотрел на женщину, ожидая ее реакции и до конца не веря в то, что у него получится. Однако та опять скривилась:

— От разговора с тобой, Томас, у меня развилась головная боль! Как больно! Позже с тобой разберусь, — схватившись за виски, она поспешила в свою комнату.

Том с облегчением посмотрел на удаляющуюся фигуру начальницы приюта, а потом обвел взглядом собравшихся поглазеть на разыгравшуюся сцену детей.

— Чего уставились? — рявкнул он на них. — Больше заняться нечем? Марш отсюда!

И не дожидаясь ответной реакции, зашагал вверх по лестнице. Идти в свою комнату ему перехотелось. Внутри все клокотало после ссоры с миссис Коул, вдобавок в голове у него поселилось маленькое зернышко сомнения, а вдруг карга и впрямь выполнит свою угрозу и отправит его в психушку или просто выгонит из приюта на улицу. Как ему тогда быть? Что делать?

Пребывая в смятении и неожиданно поразившем страхе от открывающихся черных перспектив, Том остановился перед соседней с его комнатой дверью и, сам не зная зачем, открыв ее, прошел внутрь. Мгновенно стих оживленный до его прихода разговор. Все четверо мальчишек находившихся в комнате разом повернули к нему голову.

— Чего тебе, Реддл? — поинтересовался самый старший из них, Лукас Пардью.

— Ничего…, - улыбнулся Том, злость, побежденная недавно возникшим смятением и страхом, опять начала доминировать. — Ничего….

Он медленно пошел навстречу им, оглядывая помещение. Комната казалась чуть больше, чем у него, но мебели здесь также почти не было, точно такой же платяной шкаф и три железных кровати, застеленные серыми одеялами. Пройдя вдоль них, мальчик подошел к окну и взглянул на белый деревянный подоконник. Повисшее молчание нисколько не тревожило его, наоборот, чувствуя неловкость и страх, исходящий от сидевших и смотревших во все глаза детей, он испытывал непередаваемые чувства. Радость, счастье, превосходство над присутствующими и особенность… Не хватало последнего штриха, подтвердить для самого себя свою особенность….

Взгляд Тома скользнул по серебряному наперстку, лежавшему в углу подоконника. Обернувшись, он посмотрел на дверь. Та, некоторое время посопротивлявшись, с шумом захлопнулась. Дети, по-прежнему не сводившие с него глаз, с криком подскочили и посмотрели на нее.

— Наверное, сквозняк, — дрогнувшим голосом проговорил Лукас. — Что все-таки тебе надо, Реддл?

Он опять повернулся к нему.

— Ничего…, - снова улыбнувшись, произнес Том, сжимая в кулаке тихо скользнувший к нему секунду назад по деревянной поверхности наперсток.

Вернувшись в свою комнату, мальчик спрятал йо-йо и наперсток в картонную коробку, стоявшую на полке. Там еще лежала губная гармоника, забранная у уже мертвого Джорджа, коробка спичек, украденная в соседнем магазинчике и еще несколько подобных вещей. Деньги он засунул в, стоявший внизу, ботинок. Немного помялся и, передумав, положил под каждую из четырех ножек железной кровати. Усевшись на нее, мальчик взял в руки учебник по химии и задумчиво начал листать. Чтиво не особо интересное и увлекательное, зато полезное и помогающее отвлечься. А больше всего на свете Том сейчас хотел отвлечься и забыть об Адоме, миссис Коул и ее словах насчет сумасшедшего дома и улицы.

Часа через два дверь в комнату с тихим скрипом открылась и на пороге Том увидел незнакомого мужчину, а за его спиной начальницу приюта. Судя по выражению лица, голова у нее болеть перестала.

"Очень жаль", — подумал мальчик и переключил внимание на незнакомца, который закрыв за собой дверь, уверенно подошел к кровати.

Вид у вошедшего был весьма экстравагантен. Темно-лиловый бархатный костюм причудливого покроя, на голове длинные каштановые волосы и такая же борода на лице, на глазах узкие очки.

"И кого на сей раз позвала карга? Опять доктора? Или социального работника? Или кого похуже?"

Мальчик настороженно посмотрел на мужчину, ожидая, что тот предпримет. Наступила минутная пауза.

— Здравствуй, Том, — сказал незнакомец и шагнул вперед, протягивая руку.

Мальчик после короткого колебания пожал ему руку. Тот пододвинул к кровати жесткий деревянный стул и сел.

У Тома возникло нехорошее ощущение, что все походит на то, будто мужчина пришел навестить больного. И больной — он.

— Я профессор Дамблдор, — подтвердил вошедший худшие опасения мальчика.

— Профессор? — настороженно переспросил он и зло добавил. — В смысле — доктор? Зачем вы пришли? Это она вас пригласила посмотреть меня?

Он кивнул на дверь, за которой только что скрылась миссис Коул.

"Значит, карга все-таки решила избавиться от меня. Что же мне теперь делать? Куда меня хотят отправить на улицу или в психушку?"

— Нет-нет, — между тем улыбнулся Дамблдор, укрепляя его подозрения, улыбка походила на одну из тех какими врачи улыбаются больным детям, желая успокоить их.

— Я вам не верю, — сказал, разозлившись, Том, просто так он сдаваться не собирался. — Она хочет, чтобы вы меня осмотрели, да? Говорите правду!

Последние два слова он произнес звучно и властно, словно приказ, надеясь напугать мужчину, смутить. Глаза мальчика расширились, он пристально смотрел на Дамблдора. Тот в ответ только продолжал приятно улыбаться. Через несколько секунд Том перестал сверлить Дамблдора взглядом, поняв, что того так просто из равновесия не вывести. Взгляд его тогда стал еще более настороженным.

— Кто вы такой? — потребовал он правды, одновременно боясь ее услышать, ожидая самого худшего.

— Я уже сказал. Меня зовут профессор Дамблдор, я работаю в школе, которая называется Хогвартс. Я пришел предложить тебе учиться в моей школе — твоей новой школе, если ты захочешь туда поступить.

Том вскочил с кровати и шарахнулся от Дамблдора, глядя на него с яростью.

"Длинноволосый держит меня за дурачка? Так я и поверил. В школу… В психушку или на холодную улицу, вот это более верно! Взрослый, а так нагло врет! Ненавижу! Тебя и старую каргу!"

Прижавшись к стене и, решая, что предпринять дальше, мальчик злобно крикнул:

— Не обманете! Вы из сумасшедшего дома, да? "Профессор", ага, ну еще бы! Так вот, я никуда не поеду, понятно? Эту старую мымру саму надо отправить в психушку! Я ничего не сделал маленькой Эми Бенсон и Деннису Бишопу, спросите их, они вам то же самое скажут!

— Я не из сумасшедшего дома, — терпеливо сказал Дамблдор. — Я учитель. Если ты сядешь и успокоишься, я тебе расскажу о Хогвартсе. Конечно, никто тебя не заставит там учиться, если ты не захочешь…

— Пусть только попробуют! — скривил губы Том, он не верил не единому только что произнесенному слову.

— Хогвартс, — продолжал Дамблдор, как будто не слышал последних слов мальчика, — это школа для детей с особыми способностями…

— Я не сумасшедший! — опять закричал Том, он готов был выскочить из комнаты и бежать, бежать, но только куда…

— Я знаю, что ты не сумасшедший. Хогвартс — не школа для сумасшедших. Это школа волшебства.

9
{"b":"228676","o":1}