ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Там что, кабинет врача?

— Господь с вами, зачем же кабинет врача? Это пустой флигель. Только-только открыли. Там библиотека школьная будет. Раньше, при графе Людвиге, во флигеле доктор жил. Уж, поди, двести лет прошло, а так и зовем — докторский. Вот только случаи, говорят, там бывают, нехотя добавила она.

Уйбо догадался, что старушка не прочь о чем-то рассказать, но не решается. Он вспомнил разговор мальчиков.

— Уж не о Зеленом ли Охотнике вы хотите сказать?

— Значит, вы уже слышали?

Уйбо улыбнулся. Не поняв улыбки, старуха обиделась.

— Кто его знает, — с неудовольствием проворчала она, — люди, говорят, тень Шотландца замок стережет.

Едва Тедер успела произнести последние слова, как потух свет. Комната потонула в непроглядном мраке. Уйбо услышал, как она принялась молча шарить по столу. Послышалось ворчание:

— Да когда же это прекратится, господи!

— Что случилось? — спросил Уйбо, стараясь понять, что она делает.

— Вот так каждую ночь. Как одиннадцать часов, свет отключают. И, как на грех, спички куда-то запропастились…

Засветив наконец коптилку, Тедер повела учителя в докторский флигель, рассказывая ему по пути, что уехавший с самого утра в Сарьякюла учитель Кукк до сих пор еще не вернулся и что, по ее мнению, с Кукком случилась какая-то беда.

— Яан говорил, что сегодня утром на дороге в аэропорт пограничники ловили бандитов, — боязливо сообщила она учителю.

— А что, Сарьякюла на той же дороге? — поинтересовался Уйбо.

— Одна дорога, — вздохнула старушка. — Прямо не знаю, что и думать! Жена Кукка в который раз уже в школу прибегала.

В коридоре флигели, у окна с разноцветными стеклами, все еще виднелась куча неубранного хлама, обломки мебели и разбитые мраморные статуи. Справа — две двери — Они вошли в первую, расположенную ближе к выходу. В комнате было тепло. Высокая голландская печь, застланная деревянная кровать, тумбочка с кувшином и тазиком для умывания, стол и старый камин с поломанной решеткой. Стены комнаты от сырости позеленели. Единственное окно густо заросло снежной изморозью. Оно было пробито в полутораметровой толще стены.

Попросив Тедер разбудить его пораньше, Уйбо попрощался с ней и, потушив коптилку, лег спать.

Где-то далеко пробило полночь.

За окном шумел внезапно налетевший с моря штормовой ветер, Надрывно стонали старые каштаны, стуча по стеклам заледеневшими ветвями. Скрежетали водосточные трубы, С каждым порывом что-то ухало, грохотало, злобно и тяжело дыша, рвалось в спальную комнату мальчиков.

Ильмар поднял голову. Все спят спокойным, крепким сном. Страшно не хочется расставаться с теплым одеялом и мягкой подушкой! Он на мгновение заколебался.

"Может быть, дождаться утра и спросить о рапорте у самого директора? А что, если он действительно в чем-то виновен? Ведь он видел отца незадолго до его смерти. Как произошла эта встреча? Почему он молчал? Почему сегодня, когда нашли рапорт, он не дал его перевести и сейчас же уехал из школы?"

И снова смутное подозрение заползло в душу мальчика. "Будь что будет!" — решил он. Пусть ждет его любое наказание, — он должен узнать, что написано в этом рапорте. Ведь это совсем близко — тут, наверху — Надо только открыть учительскую, а из учительской пройти в директорский кабинет. Дверь, соединяющая эти две комнаты, никогда не запирается. Наверно, где-нибудь на столе или в шкафу лежит замшевая немецкая папка…

Наскоро одевшись, Ильмар вытащил из-под подушки карманный фонарик и ключ от учительской, который он заранее стянул из тумбочки сторожа Яана, и тихо выскользнул за дверь.

Пройдя через столовую мимо спальни девочек, он попал в класс, а из него вышел в пустой темный коридор. Здесь на стене уныло выстукивали ходики. Он включил фонарь. Стрелки показывали ровно двенадцать.

Вскоре он стоял возле учительской. Осторожно просунул и повернул ключ. Дверь открылась беззвучно. Затаив дыхание, Ильмар шагнул в громадную сводчатую комнату. Из темноты со всех углов на него угрожающе смотрели кресла, шкафы, глобусы, чучела зверей.

Ильмар подкрался к дверям кабинета и вдруг остановился, чуть не вскрикнув от изумления. Узкий, как игла, зеленоватый луч из полуприкрытых дверей кабинета стрелой пронзил учительскую. В кабинете кто-то был! Сердце мальчика бешено заколотилось. Собрав все мужество, он заглянул в дверную щель. Зеленый, величиной с медный пятак электрический зайчик, торопливо скользнув по стене, остановился на разбросанных по столу бумагах. Затем на какой-то миг задержался на пустых петлях несгораемого шкафа, и, точно по волшебству, на петлях бесшумно вырос тяжелый замок.

Ильмар протер глаза. Он был уверен, что все это мерещится со страху.

В эту минуту кто-то, грузно ступая сапогами, подошел к кабинету со стороны коридора. Зеленый луч погас, Послышался звук отпираемой двери. В комнату с жестяным фонарем в руках вошел Филимов!

Он отпер несгораемый шкаф, достал замшевую папку, вытряхнул ее содержимое на стол и с лихорадочной быстротой стал просматривать бумаги, а затем тут же, на бронзовой пепельнице, сжигать их…

…Уйбо услышал подозрительный шум. В первое мгновение ему показалось, будто кто-то, крадучись, ходит по его комнате. Прислушавшись, он понял, что шаги доносятся из-за стены. Откуда-то сверху, где находился кабинет директора, раздался осторожный стук, похожий на звук захлопнувшейся крышки люка. Чуть слышно посыпалась штукатурка. С минуту было тихо. Затем Уйбо вторично услышал непонятный стук и совершенно отчетливые шаги человека, торопливо спускавшегося по железным ступеням лестницы.

Быстро поднявшись с кровати, Уйбо зажег коптилку. В комнате пусто. Накинув на плечи пальто, он выглянул в коридор и словно от резкого толчка отпрянул назад. Там, в дальнем конце флигеля, он увидел идущего вдоль стены странного прозрачного человека в сверкающем зеленом плате! Схватив коптилку, учитель с силой распахнул дверь комнаты. Мрачный, похожий на могильный склеп коридор флигеля был пуст…

Глава 9. ЗОЛОТОЙ ПЕТУХ И "ЛЕСНЫЕ ВОЛКИ"

С учителем Кукком произошла серьезная неприятность. Однако удивляться этому не приходилось, так как Кукка всюду преследовали неприятности. Этот суетливый шарообразный человечек с зеркальной лысиной испытал на себе все превратности судьбы. Его с полным правом можно было отнести к категории неудачников, что но мешало ему, между прочим, прослыть в волости самым богатым человеком. Но слава о богатстве Эльдура Кукка не совсем соответствовала истине.

Близкие знакомые, знавшие, в чем дело, в насмешку называли его богачом. А дело было в следующем. Во время оккупации скончалась его дальняя родственница, тетушка Хельви, благочестивая, тихая и смиренная старушка. У покойницы нашли завещание, в котором она все свое имущество оставляла единственному наследнику Эльдуру Кукку. Эльдур совсем не обрадовался завещанию; чертыхаясь и досадуя, что, вероятно, придется потратиться на похороны, он поехал копаться в ее скарбе, будучи совершенно уверенным, что богатств у покойницы не больше, чем у монастырской крысы. Но Эльдур Кукк счастливо ошибся. В сундуке Хельви под тряпьем и всяким хламом он обнаружил клад. Только одних золотых вещей было тут на несколько тысяч крон. Весть о счастливом наследнике облетела всю волость. А спустя несколько дней к новоявленному "миллионеру" явились представители германских оккупационных властей и конфисковали наследство, а вместе с. ним и все имущество самого Кукка. При этом пригрозили, что, если он раскроет рот, его немедленно повесят, как шпиона. Тем не менее слух о богатстве Кукка продолжал расти, и вскоре скромного учителя зоологии стали называть в волости "Кульдне Кукк", что означает "Золотой Петух".

Вот что произошло с Кукком в день приезда Уйбо в мустамяэскую школу.

Утром в новой дохе и приобретенных в городе роговых очках, неузнаваемо изменивших его физиономию, он в самом веселом расположении духа возвращался из Сарьякюла. Легкие двухместные сани были нагружены завернутыми в брезент только что доставленными из Таллина учебниками. Старый пегий мерин бодро трусил по снеговой дорожке, торопясь получить заслуженный отдых и добрую порцию овса. А Кукк в мечтах видел себя на завтрашнем юбилее у Ребане, поднимающим за ужином бокал шампанского в честь новой директрисы. Разумеется, благодарная Ребане впоследствии не забудет его тоста…

15
{"b":"228700","o":1}