ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Курт? — не удержавшись, переспросил Уйбо.

— Да, "Летучая смерть" — псевдоним Курта. На подобных бумажках Курт всегда ставит свою печать. В этом отношении он очень аккуратный человек и терпеть не может никаких подлогов. А кроме того, ему сейчас не до вас. И теперь последнее… Чрезвычайные обстоятельства, связанные с рапортом Вальтера, вынуждают нас пойти на некоторый риск. Дело касается мальчика Таммеорга. Мы решили передать вам в руки важный документ, благодаря которому в свое время было установлено, что на острове действует враг. Сейчас этот документ не представляет для нас большого интереса. Я говорю о подлинном рапорте Вальтера. Вот он. Майор вынул из железного сундучка, стоявшего на этажерке, пожелтевший листок с машинописным текстом на немецком языке и отдал его изумленному учителю.

— Значит, это действительно фальшивка? — воскликнул Уйбо, показывая майору рапорт, найденный им в директорском сейфе.

— Да. И причем превосходно сделанная, — усмехнулся майор, сличая оба рапорта — Заметьте — на обоих отпечатки буквы "т" с одинаковым дефектом, о котором вы сегодня говорили на педсовете.

— Вы уже знаете? — удивился Уйбо. Майор вместо ответа улыбнулся.

— Кроме вас, — после паузы продолжал он, — о подлинном рапорте и особенно о том, каким образом он к вам попал, никто не должен знать. С мальчиком поговорите сами. Ему, кажется, не известно о фальшивом рапорте. Надеюсь, вы понимаете меня?

Взяв с Уйбо слово молчать обо всем случившемся, пограничник отпустил учителя домой. Остаток ночи Уйбо бродил из угла в угол по своей комнатушке на хуторе Вахтрапуу, читал и перечитывал драгоценный документ.

Голова его готова была лопнуть от загадок, вдруг обрушившихся на него. Заметив, что за окном начинает светать, он, накинув полушубок, быстро вышел из дому.

Слепящая вьюга замела все дороги. Но учитель любил такую погоду. Разбушевавшаяся стихия рождала в его сердце прилив необыкновенной энергии и силы.

Чем ближе подходил Уйбо к школе, тем увереннее были его шаги и тем спокойнее становилось на душе.

Но в школе его ожидала неудача. Во флигеле на кухне он встретил Тедер. Заботливая старушка, приветливо поздоровавшись, сейчас же усадила его завтракать.

— Ильмар спит? — спросил учитель, показав на спальню мальчиков.

Старушка вместо ответа огорченно вздохнула и покачала головой.

— Что случилось? — спросил Уйбо.

Тедер жалостливым голосом рассказала ему, что произошло — Совсем недавно Арно Пыдер, стянув каким-то образом у старого Яана ключ, выпустил запертого в классе Ильмара на свободу. По словам Арно, Ильмар не спал всю ночь. Крикнув: "Больше вы меня тут не увидите", Ильмар как сумасшедший бросился в раздевалку, схватил лыжи и выбежал из школы.

— Мальчик всю ночь просидел в запертом классе? — не поверил Уйбо.

— Так приказала Ребане, — всхлипнула старушка.

— Вы говорите, недавно убежал?

— Ну да, минут пять, не больше. — Тедер снова всхлипнула. — Да куда же вы, постойте! Господи! Да что же это сегодня делается? запричитала она, видя, что учитель, нахлобучив шапку, опрометью бросился к дверям.

Здесь у стены стояло несколько пар лыж. Уйбо схватил первые попавшиеся под руку и выбежал во двор. Он еще при входе обратил внимание на свежую лыжню, Она вела к Черной горе.

Встав на лыжи и сгибаясь под ударами ветра, он быстро пошел по следу.

Ильмар не мог далеко уйти. К тому же Уйбо был превосходным лыжником. Он и прежде не раз совершал на Черной горе лыжные прогулки и хорошо знал на ней тропинки, крутые скаты и опасные места.

В четверть часа учитель достиг старой корабельной рощи на перевале. Здесь, среди могучих стволов деревьев-гигантов, вершины которых дымились снежной пылью, он заметил мелькнувшую впереди фигуру Ильмара.

— Ильмар! Ильмар! — крикнул учитель изо всех сил.

Уйбо ускорил бег. Но странное дело — он не приблизился к нему ни на шаг. Вскоре тот и совсем исчез в мятущейся снежной кисее.

Учитель мчался теперь, напрягая все силы. Он не замечал ни ледяного ветра, ни обжигающих лицо колких снежинок. Мелькали деревья, овражки, небольшие, заросшие можжевеловыми кустами поляны. Лыжня Ильмара была хорошо видна. Начинался спуск. Справа — удобный пологий склон к Тормикюла, левее — опасный обрывистый холм, усеянный у подножия пнями обгоревшего леса.

Уйбо на полном ходу свернул вправо и остановился. Внизу сквозь снежную сетку чернело необозримое волнующееся море. Учитель услышал мощный гул прибоя, ощутил на себе величественное дыхание сурового Балтийского моря. У берегов бились большие, источенные волнами льдины. Широкий лайд укрывал с моря небольшую, но удобною бухту. Вдоль берега, у подножия горы, были разбросаны крепкие избы тормикюласцев, Ильмара нигде не было видно. "Куда же он пропал? Неужели свернул к холму?" След лыжни вел действительно к обрыву. Лавируя между черневшими на снегу пнями, Уйбо бешено заработал палками. Поворот, прыжок, еще поворот! Вот он уже ясно видит приближающееся черное пятно. Это он! Взметая тучу снежной пыли, Уйбо резко затормозил.

Ильмар сидел на корточках около поломанной лыжи и прикладывал к окровавленному лицу снег. С угрюмым блеском в глазах, без удивления он выжидающе смотрел на учителя.

— Что случилось? Ты ранен?

— Так, пустяки…

— Ну-ка, покажи! — Сняв лыжи, Уйбо присел около Ильмара и отвел его руку от лица. Рана была глубокая, но кровь почти не шла. — Вот что — скорее домой. Щеку надо прижечь. Пойдем-ка, я провожу тебя. Возьми мой платок.

Ильмар встал.

— Не надо меня провожать, — решительно проговорил он.

Минуту они стояли друг против друга молча. Наконец Уйбо прервал молчание.

— Ты непременно должен сказать, откуда ты узнал о гибели отца. Кто тебе сказал, что твоего отца убил советский летчик? — прямо спросил Уйбо.

— Учитель, я ничего не буду говорить, — твердо ответил Ильмар.

— Послушай, Ильмар, ты должен наконец понять меня. Я спрашиваю тебя не ради любопытства… Ты даже не подозреваешь, как все это серьезно. Неужели ты не понял, что тебя обманули, над тобой зло насмеялись, воспользовавшись твоей доверчивостью?

— Одному другу, — голос Ильмара дрогнул, когда он произносил это слово, — одному человеку… я дал клятву, что никогда не открою этой тайны.

— Смотри же, чтоб этот друг не предал тебя так же, как предали твоего отца.

— Предали моего отца? — побледнел Ильмар.

— Вот рапорт. — Уйбо осторожно вынул из записной книжки пожелтевший лист бумаги, показал мальчику.

Ильмар сразу узнал его. Это был тот самый рапорт, который он когда-то нашел в докторском флигеле.

— Отец! — чуть слышно прошептал он.

Взглянув на учителя невидящими глазами, Ильмар робко попросил перевести рапорт.

Предупредив, что о рапорте и об их разговоре пока никому не следует говорить, Уйбо прочел:

— "В ночь на четвертое ноября 1944 года начальник штаба "Омакайтсе" обер-лейтенант Пиллер расстрелял предателя, рыбака из Тормикюла Вольдемара Таммеорга, который переправил через пролив русского летчика и тем самым спас его от заслуженной кары.

Ходатайствую о награждении В. Карма, указавшего имя предателя.

Кроме того, в целях конспирации прошу вас заключить меня в концлагерь и сообщить об этом баронессе Гертруде фон Лорингер.

Гауптштурмфюрер легиона СС Вальтер".

Глава 22. КОНЕЦ МЕДВЕДЯ

Лаур прочел донесение командира подразделения лейтенанта Бадягина и снова склонился над картой.

Во время операции у Желтого болота Курту с двумя адъютантами удалось скрыться. Бункер Курта, как выяснилось позже, имел потайной выход у берега моря, в километре от Желтого болота в районе Торизе. Собака не смогла взять след: подошвы сапог у бандитов были смазаны керосином.

Сегодня четвертый день, как Бадягин со своими людьми разыскивал Курта. В районе Торизе его не было. Южнее Торизе-Кивиранна, на северо-западе — Ранна. В рыбацких деревнях Курт укрыться не мог рыбаки немедленно сообщили бы пограничникам.

39
{"b":"228700","o":1}