ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости.
Слепая вера
Женский день
Пограничное поместье
Звёздный камень
Часослов Бориса Годунова
Малыш, ты скоро? Как повлиять на наступление беременности и родить здорового ребенка
Стать Джоанной Морриган
Скелет в шкафу
Содержание  
A
A

В узенькое отверстие Ильмар увидел, как пастор подошел к месту, где он сидел, и с недоумением остановился.

— Что случилось? — спросил Курт.

— Где-то горит…

— Тебе показалось.

— О нет! Скорее подойди сюда, я вижу следы.

Ильмар замер.

Неожиданно раздался яростный лай волкодава. К нему присоединился знакомый звонкий лай.

"Пойта! Глупая псина, все-таки разыскала меня!" Обеспокоенные бандиты схватились за оружие. Большая черная лайка стремглав подбежала к сеновалу и стала с визгом разгребать лапами сено. В тот же миг оттуда выскочил взъерошенный, перепуганный мальчишка и что было духу пустился с собакой к лесу.

— Стой! Стреляю! — заревел Курт.

Пастор, схватив его за руку, молча показал на волкодава. Курт быстро спустил с цепи хрипящего от бешенства пса — тот гигантскими прыжками помчался следом за беглецами.

В лесу послышалась яростная собачья возня и дикий мальчишеский крик.

Курт побежал к месту происшествия.

У старого обгоревшего дуба на разворошенном снегу умирала черная лайка с широкой рваной раной на шее. В двух шагах от нее лежал с остекленевшими глазами волкодав. Окровавленный рыбацкий нож валялся тут же. Мальчика не было.

Взбешенный бандит бросился обратно.

— В машину, Ээди! — яростно заревел он. — Мальчишка может испортить дело.

Бандиты сели в машину и с сумасшедшей скоростью понеслись к крепости Кивипеа…

В то же время в Мустамяэ шел другой "Оппель". С моря надвигался густой, непроницаемый туман. Не было видно ни дороги, ни высоких стен леса, близко стоявших по обеим ее сторонам. Все было безжизненно бело. Рядом с Лауром сидел за рулем подполковник Каарел Томбу.

— Ну что ж, Пауль, — говорил он майору, — приближается развязка, а ты, по-моему, чем-то недоволен.

— Скорее, досада, чем недовольство, — ответил Лаур. — Мне искренне жаль, что Курта так и не удалось захватить на квартире у Ребане.

— А, вот ты о чем, — усмехнулся Томбу. — Ну, ругай полковника Дробова, который отдал строгий приказ не трогать Ребане до поимки Петерсона. Курт от нас не уйдет. Меня больше беспокоит Филимов… Старик, по-моему, мудрит. Вчера вечером он заказал билет на самолет… Еще в больнице он требовал, чтобы к нему пригласили полковника Дробова. Не желая вызывать у Ребане лишние подозрения, я не допустил этой встречи, будучи совершенно уверенным, что ничего нового Филимов сказать нам не может… Однако теперь он решил уехать, даже не повидавшись с Дробовым. Тут что-то не так…

— Именно не так, — заметил Лаур. — Вчера вечером Филимов был в штабе. Узнав, что полковник в отъезде, он позвонил мне на заставу и пригласил к себе по какому-то важному делу. Арест Ребане помешал мне сегодня утром вырваться к нему… Сразу после беседы с Уйбо едем к старику. Сейчас, кажется, около пяти?

Томбу взглянул на часы:

— Да, без десяти. В пять Уйбо будет у меня.

Уйбо торопился к доктору Руммо. Обогнув церковь, он вышел на дорогу. Впереди себя в тумане учитель увидел неясный силуэт человека. Грузная фигура, тяжелая, раскачивающаяся походка, старомодное пальто показались ему знакомыми. Он узнал Филимова. Без шляпы, с низко опущенной головой, старый моряк прошел в двух шагах, так и не заметив Уйбо.

— Обидел… обидел… старика… за что? — услышал Уйбо грустное бормотание.

— Максим Аполлонович!

Филимов остановился и с трудом повернул к нему голову.

— А… это вы? — Он без всякого удивления посмотрел на учителя и уныло пробасил: — Этой ночью кто-то пел в моей комнате старинную матросскую песню. Хозяйка убеждала, что пел я сам… Старый морской бродяга исполнил свою лебединую песню… — Обреченно махнув рукой, Филимов побрел своей дорогой и скрылся в тумане. Обеспокоенный учитель догнал его.

— Максим Аполлонович, что случилось?

Думая о своем, Филимов рассеянно откинул со лба седые пряди волос.

— Есть ошибки, — с горечью проговорил он, словно обращаясь к самому себе, — за которые люди всю жизнь расплачиваются на этом свете и дай бог, чтобы расплатились на том… Мне не доверяют, молодой человек. Это тяжело: я получил сегодня от Лаура письмо. Сейчас он ждет меня в Кивипеа… А я надеялся, старый дурак, заказал хозяйке ужин на две персоны. Сам выскреб свою берлогу… а он не пришел…

Уйбо очень хотелось чем-нибудь утешить старика.

— Не огорчайтесь! — горячо проговорил он. — Возможно, Лаур пригласил вас в Кивипеа в интересах службы… Знаете, сегодня учителя устраивают по случаю каникул небольшой банкет. Вы позволите мне зайти за вами?

— Кому я нужен? — проворчал старый моряк, скрывая смущение. — Вы, верно, хотите, чтобы я испортил вам вечер?

— Вы несправедливы к себе, Максим Аполлонович. Сегодня же вы убедитесь, что у вас есть искренние друзья. — Уйбо с жаром принялся уговаривать старика, и это наконец ему удалось.

Распрощавшись с Филимовым, он, все еще обеспокоенный предстоящей встречей, быстро зашагал к доктору Руммо.

Спустя четверть часа он был уже у него. К удивлению учителя, дверь открыл подполковник госбезопасности. Уйбо поднял глаза и увидел приветлвое лицо доктора.

— Я вас жду, — сказал он, вежливо пропуская гостя вперед. Минуточку терпения, дорогой учитель, и я все объясню.

— Он помог учителю раздеться и пригласил в свой кабинет.

— Прошу вас сюда, пожалуйста…

В просторной комнате с тяжелыми шелковыми шторами — изящный письменный стол с чернильным прибором из резного дерева, телефон, стеклянный шкаф, сверкающий медицинскими инструментами, несколько стульев.

В углу за круглым полированным столиком сидел знакомый учителю пограничник. Это был тот самый майор, который беседовал с ним на заставе.

— Пауль Борисович, — проговорил Томбу, — я хочу познакомить тебя с замечательным человеком. Сам того не подозревая, он сослужил нам добрую службу.

— Очень рад! — хитровато улыбнулся пограничник, прикладывал руку к козырьку. — Майор Лаур.

— Лаур? — удивленно переспросил учитель. — Простите, товарищ майор, но я тогда ничего не понимаю…

Майор удивленно поднял брови. Улыбка сошла с его лица.

— Что случилось?

— Я только что встретил Филимова, — объяснил учитель. — Он шел в Кивипеа, где якобы ждет его майор Лаур. Филимов рассказал, что получил сегодня от вас письмо, которое чем-то обидело его.

Майор и Томбу переглянулись.

— Скажите точно, в котором часу вы встретили Филимова?

— Три четверти пятого, товарищ майор.

— Где вы встретились?

— Недалеко от старой церкви.

Лаур взглянул на часы.

— Плохо! Через две минуты он будет уже в Кивипеа. Скорей машину, Каарел! Приготовь оружие!

Томбу бросился из кабинета.

Майор быстро снял телефонную трубку и позвонил на заставу.

— Говорит Лаур. Объявляю боевую тревогу. Не теряя ни секунды, пошлите в район Кивипеа людей, оцепите крепость, закройте дорогу на Белые скалы. Исполняйте!

Лаур, Томбу и Уйбо помчались на машине к крепости Кивипеа.

Ильмар бежал, не чувствуя под собой ног.

"Надо предупредить Филимова! Скорей! Скорей! Они убьют его!" лихорадочно думал он.

Мальчик никогда еще не бегал так быстро. Он очень жалел, что был не на лыжах. Через несколько минут, когда до крепости оставалось совсем немного, его обогнала машина Курта. Он едва успел метнуться в сторону. Бандиты не заметили его.

"Все погибло! — в отчаянии подумал Ильмар. — Они убьют его! И некого позвать на помощь, кругом лес!"

Напрягая последние усилия, задыхающийся мальчик добежал наконец до развалин старой крепости.

Машина Курта стояла на дороге.

— Помогите! — вдруг раздался совсем рядом слабый крик.

Ильмар обернулся и оцепенел. В нескольких шагах от него бандиты ожесточенно били отчаянно сопротивлявшегося человека. Сбив его с ног, они стали вывертывать ему руки.

— Проклятье! — жалобно застонал человек. Ильмар узнал голос Филимова. К ногам мальчика отлетел выбитый из рук моряка небольшой тяжелый предмет. Ильмар нагнулся. Это был парабеллум. На рукоятке пистолета слабо блеснула серебряная пластинка.

53
{"b":"228700","o":1}