ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На море мы с ними ничего не могли сделать, потому наш флот был почти весь парусный, а их по-«ти сплошь паровой. Затопили мы свои корабли у входа в Северную бухту, с остальными спрятались в Южную, и засели там, как мыши в норе.

Первого ноября выглянули из брустверов на море. Смотрим — силой подходят. В две кильватерных колонны пароходов и бекасов вытянулось в сотню. Стали на якорь становиться. На завтра высадка. Ну, значит, будет нам работа, а потом, того и гляди, и самих нас прихлопнут.

Только к вечеру, смотрим, командир наш веселый ходит, говорит:

— Ребята! Быть завтра большой буре. Барометр сильно падает. Достанется англичанам при дессанте на орехи!

Ну, мы себе намотали на ус. Значит, бить будем орудиями. Снаряду припасли достаточно. Вышел я в первой ночной смене, посмотрел на барометр — батюшки! Совсем упал — на великую бурю. И назначил меня командир в эту ночь пройти к Балаклаве лазутчиком. Возвращаюсь я — зги не видать… Небо черное, воздух душный — буря надвигается. А через час поднялась такая, что и мы свету не в видели- на берегу. Минареты сносит прочь, дома которые расшвыряло, с которых крыши посносило, палатки в лагерях унесло. А в море? Ад кипучий стоит!.. Вода — побелела, волны, как горы, ходят, а на рейде такая толчея поднялась, что- страх берет. Суда с якорей рвет, мачты ломает. В первый же час с десяток паровых судов оборвалось с якорей, брос ило их на скалы и разбило, как яичную скорлупу. Другие повернули: носом к морю, дали полный ход парам, чтобы уйти в открытие море. Смотрим, загорелись сердечные 0 т перегрева котлов. Заживо горит народ… Тысячи, людей бросаются в море и тут же тонут — где выплыть? — Ну, впрочем, и нашим в те поры приходилось не сладко! — продолжал старый боцман, — генералы нас одолели. Каждый на, свой манер мудрил, а людей не жалели. Недаром тогда солдаты про генералов песню сложили. До сих пор наизусть ее помню. Наши солдаты ее пели тогда.

И старик, не без огонька, дребезжащим голосом пропел такую солдатскую песенку;

Долго Ржевский генерал

К Горчакову приставал:

«Князь, займи ты эту гору,

Не вступая со мной в споры,-

Я отказа не снесу,

В Питер тотчас донесу».

Горчаков собрал совет.

Генералы, съев обед,

Гору штурмовать решили,

И Липранде предложили.

Лишний крест приобрести -

Войско на бой повести.

Но Липранде:

«Нет, атанде!..

Тут нам умного не надо,

Вы назначьте-ка Реада,

А я не пойду,

Лучше малость подожду!

Генералы рассуждали.

Диспозицию писали;

Вышло гладко на бумаге,

Да забыли про овраги.

На Федюхины высоты

Нас пришло всего три роты,

А в атаку ту, в штыки -

Вышли целые полки.

— Вот как нашего брата тогда крошили! — уже сердито закончил старый боцман. — Народ был крепостной, для господ генералов — дешевле скота…

Старого моряка взволновали эти воспоминания. Он встал со стула и заходил по садику. Резцов спросил:

— Ну, а что же, батареи в корабли стреляли?

Старик нахмурился.

— Нет. О стрельбе тогда забыли… — и тут же добавил сурово:

— Разве в гибнущих людей можно стрелять? Это уж не солдатское бу^ет дело, а разбойное. Мы — не генералы!

Резцов криво усмехнулся, но промолчал. А старый моряк закончил так:

— Погоди! Я схожу, достану свою памятную книжку, тогда расскажу, какие суда тогда погибли, спасая самое дорогое для них судно, которое звалось по английски «Блек-Принц». По русски значит: «Черный Принц».

И старик ушел в домик.

IV. Как погиб "Черный Принц"

Вот что рассказал Резцову старый боцман, изредка заглядывая в старинную книгу в переплете из телячьей кожи.

«На внешнем рейде в этот день погибло тридцать пять судов. Первым сорвался с якоря американский паровой транспорт «Прогресс». Он протаранил по пути еще три судна, а затем всех четверых бросило на скалы и разбило в щепы. Далее налетел на скалы корабль «Сити-Лондон». Его капитан, Левис, во время удара схватился за канат, и его раздавило в лепешку между скалой и судном. Громадное американское транспортное судно «Вулкан», где была тысяча солдат, выбросило четыре якоря. Через короткое время все цепи оборвались, и судно бросило на скалы с такой силой, что оно разлетелось в щепы. Вест-индский пароход «Мельбурн», который вез бочки с ромом, так стремительно кинуло на берег, что семь человек экипажа ракетами вылетели на верхушку скалы. Остальные погибли, раздавленные сотнями бочек рома, плававшими среди людей.

«Но большой, совершенно новый винтовой пароход «Блек-Принц», который вез самый ценный груз — двести тысяч фунтов стерлингов золотом (жалованье войску) — англичане решили спасти во что бы то ни стало. Громадной силы машины позволяли ему некоторое время бороться с ураганом. Он держался против урагана силой всех своих машин, дав им полный ход. На этом корабле был лучший английский моряк — капитан Гудель. Но ураган был слишком силен, и, когда больше нельзя было держаться, капитан Гудель решился на последнее средство: он приказал срубить все мачты, чтоб облегчить пароход.

«И этот маневр его погубил. Такелаж одной из мачт упал на винт, запутал его, и машина перестала работать.

«Разом сорвались все якоря, и корабль понесло на скалы. Капитан Гудель объявил экипажу, что теперь всякий может спасать свою жизнь. И сам бросился в кипящую пучину моря.

Сокровище «Черного принца» - pic_4.jpg

«Три раза бросало «Черного Принца» на скалы. Четвертым ударом ему пробило бок, и пароход пошел ко дну со всем экипажем. Из полутораста человек спаслось только шесть-семь матросов и мичман Конгреф. Так погибли все сокровища «Черного Принца».

«Только одному пароходу «Авон» удалось проскочить через узкое кипящее горло в Балаклавскую бухту. По пути этот пароход протаранил и утопил несколько судов. Его бросало, как щепку, из стороны в сторону. Но сам он спасся».

Резцов прослушал живой, образный рассказ старого моряка с напряженным вниманием. Закончив, старик выколотил трубочку и после минутного молчания добавил:

— Тогда же я заметил и нанес на карту то место, где затонул «Черный Принц». На моих глазах дело было.

Резцов с притворным равнодушием спросил:

— И карта в этой книжке?

— Да…

— Любопытно! Вы могли бы, дедушка, теперь продать свой секрет американцам очень дорого.

Старый моряк покачал головой.

— Не продам. Пусть умрет со мной. Золото портит людей. Пусть себе лежит на дне моря. И так уж много крови пролилось из-за золота. План этот возьму с собой в гроб.

Резцов вздохнул и искоса — посмотрел на старика. А тот спрятал книжку в глубокий карман и мирно продолжал курить трубку.

—. Ну, вот тебе, сынок, история «Черного Принца». Теперь понял, что ищут американцы?.,

— Да… Понял…

* * *

С этого дня Резцов потерял покой.

«Как? Сокровище так близко, можно сказать, под руками, а старый дурак умрет и; похоронит с собой план места, где затонул «Черный Принц»! Не бывать этому никогда! Надо пойти на все, но план добыть. Но как добыть? Украсть книжку Пронина не так легко-старик зорок и крепок еще, зря у него ничего не валяется. Убедить его поделиться своей тайной? Пустая надежда! Старик упрям и, главное, совсем не жаден на деньги; скопил себе кое-что и доволен. Нет! Тут нужно придумать что-нибудь похитрее!»

И вдруг Резцова осенила мысль, от которой. он пришел сразу в веселое настроение:

«Варя выручит!»

До сих пор он лишь слегка ухаживал за внучкой Пронина, Варей. Теперь он решил «заняться» этой девушкой «всерьез».

Сказано — сделано. Следующая неделя прошла в усиленной артиллерийской подготовке. И в тихую, лунную ночь, когда волнует и томит южный воздух Крыма, свидание завершилось горячим признанием в любви.

3
{"b":"228701","o":1}