ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Особенно не увлекайся, — посоветовал Роман. — Тут легко напороться на морского ежа или на синантейю.

— На кого? — не поняла Марина.

— На синантейю.

— Это что за зверь?

— Не зверь, а камень-рыба с ядовитыми шипами. Она лежит на дне неподвижно, и если на нее наступишь, останется ровно столько времени, сколько надо, чтобы написать завещание.

Девушка с опаской взглянула под ноги. И чего только не водится в этих южных морях!

Любуясь пестрыми обитателями мелководья, молодые люди вышли на край рифа.

— Ну, Марочка, поехали!

Роман надел маску и опустился под воду. Марина нырнула следом. Риф отвесно уходил вглубь. Раскинув руки, Марина парила около него словно птица у обрыва. Какое чудесное ощущение! Вот только дух захватывает, когда смотришь вниз. Роман поманил ее и резким движением пошел в глубину, оставляя за собой стайки серебряных пузырьков. Взведя пружину подводного ружья, Марина устремилась за ним.

У обросшей водорослями коралловой стены резвилось множество рыбок. Некоторые были так любопытны, что подплывали к самой маске и даже тыкались мордочками в стекло. Отмахиваясь от них, как от назойливых мух, Марина высматривала добычу покрупнее.

С глубиной свет становился слабее. Феерические краски блекли. Разветвленные, похожие на оленьи рога, кусты кораллов приняли сначала голубой, а затем синий оттенок. Вода стала заметно холоднее.

Чувствуя легкое головокружение, словно от выпитого натощак вина, Марина опускалась вслед за парнем. Около большой расщелины Роман задержался. Вглядываясь в черноту, он приподнял острогу, прицелился и быстро выбросил ее вперед. Марина подплыла и помогла снять с зубцов остроги крупного омара. Роман сунул его в мешок.

Головокружение стало усиливаться. Марина прикоснулась ко лбу, покрутила рукой и указала наверх. Роман, по-видимому, не понял ее и медленно поплыл к чернеющему входу в коралловый грот."

Да что это он, куда лезет?" — заволновалась Марина и схватила приятеля за ногу. Тот обернулся и погрозил ей пальцем, дескать, не мешай. Марина отпустила его. Что поделаешь с упрямцем!

Пошарив впереди себя острогой, Роман зажег подводный фонарик и до половины втянулся в грот. Потом исчезли в черном отверстии и его длинные, обутые в ласты ноги.

Сердце Марины тревожно забилось. Забыв про головокружение, она заняла позицию у входа в грот и стала ждать возвращения Романа.

Рядом, из расщелины, показалась большая рыба с зубастой, как у крокодила, пастью. Холодные злые глаза пристально уставились на Марину."

Барракуда", — мелькнула догадка, и девушка инстинктивно поджала ноги. Однако морская щука не собиралась нападать. Она немного высунулась из трещины и замерла в неподвижности.

У Марины разгорелся охотничий азарт. Тихонько, стараясь не спугнуть, она прицелилась в туловище рыбины и нажала спусковой крючок.

Резкий рывок. Ружье чуть не вылетело из руки. Гарпунный трос натянулся, как струна. Обезумевшая от боли барракуда бросилась в глубину. Стараясь удержаться на месте, Марина схватилась за какую-то ветку и отдернула руку. Впечатление было такое, словно взялась за раскаленное железо. Мысленно чертыхаясь и чуть не плача от боли, она отчаянно боролась с загарпуненной рыбиной. Наконец, сопротивление барракуды ослабло. Подтянув рыбину поближе, Марина с удивлением заметила, что из раны, нанесенной гарпуном, сочится изумрудно-зеленая кровь. Потом вспомнила: "Ах да, на глубине все цвета кажутся другими".

Барракуда еще чуть шевелила хвостом. С опаской поглядывая на ее зубастую пасть, Марина поплыла к рифу. Как же теперь найти грот, в который залез Роман? Потеряв ориентировку, она плавала вдоль коралловой стены. "Что если на Ромку напала какая-нибудь подводная гадина?". В голову лезли всевозможные морские небылицы, которых она достаточно наслушалась на "Дельфине". Предполагая самое худшее, Марина металась в поисках грота от расщелины к расщелине.

Вдруг прямо перед ней взметнулся какой-то большой клубок и рядом с ним бесшумно взорвалась чернильная бомба. Марина в испуге отпрянула назад. Что это?

Из черного облака высунулись ноги в ластах, а затем появился и Роман. Обрадованная, Марина подплыла к нему и… О, ужас! Он держал довольно крупного извивающегося осьминога. Да еще и неизвестно, кто кого держал? Не медля, Марина бросилась на помощь. Преодолевая отвращение и страх, она схватилась за щупальца головоногого моллюска и принялась отдирать их от Романа. Освободив руку, Роман выхватил охотничий нож и всадил его в голову спрута над клювом. Моллюск обмяк и перестал сопротивляться.

Вздохнув с облегчением, Марина перевела взгляд на Романа. Он улыбался."

Ах, негодный! Перепугал меня до смерти, а сам еще и смеется! Вот тебе!"

Забыв, что она под водой, Марина выпустила изо рта мундштук дыхательной трубки и показала парню язык, но тут же, чуть не захлебнувшись, как пробка, вылетела на поверхность.

Друзья вернулись на остров с богатой добычей. Марина начала разделывать барракуду. Вахтанг развел костер и поставил на огонь ведро с водой, а Роман взял осьминога и понес к морю."

Наверное, хочет выбросить это чудище", — подумала Марина. Но скоро донеслись звонкие шлепки. Она подняла голову и прислушалась.

— Что это Ромка делает?

— Пойди, посмотри, — усмехнулся Вахтанг.

Обтерев руки, она подошла к Роману и в изумлении остановилась. Он с ожесточением колотил осьминога о плоский камень.

— За что ты его так? — ничего не понимая, спросила Марина.

Роман выпрямился и обтер лоб рукой.

— Чтобы помягче был, вроде отбивной котлеты. А то у него мясо, как резина.

Марина с отвращением сплюнула.

— Никак ты собираешься его есть?

— Почему только я? Все будем.

— Не говори ерунду. Я и ведро не дам поганить.

— Да ты что, Марочка! — поддержал приятеля подошедший Вахтанг. — Барни Крайл писал, что один греческий богач перед смертью велел подать себе тушеного осьминога и, после того как его съел, сказал, что теперь на этом свете не осталось ничего, о чем бы он мог пожалеть.

Марина с сомнением покачала головой.

— Неужели так вкусно?

— Конечно! Ромка, тащи его в ведро.

Роман отрезал от спрута порядочный кусок, подошел к костру и опустил в кипящую воду. Отбитые щупальца моментально скрутились в спирали, а вода окрасилась в коричневый цвет.

Обед удался на славу. Очистив осьминога от красной шкурки, парни с аппетитом уничтожали его, запивая бульоном, в котором он варился. Марина не решилась на такой подвиг. Она предпочла жареную барракуду и вареного омара.

Глава 14

Профессор Гардин был доволен. Начальник комплексной экспедиции расщедрился. Кроме водолазного снаряжения, он передал им аппаратуру новейшей конструкции, предназначенную для осмотра глубин океана. Это пока еще опытный образец проходил испытания, и представитель завода-изготовителя, инженер Смирнов, вместе со своей аппаратурой перебазировался на борт "Дельфина".

Аго Саар тоже не потерял времени даром. Две гарпунные пушки, которые он выпросил у своего коллеги с "Богатыря", теперь были установлены на его судне.

Беспокоясь за оставленных на острове молодых людей, Гардин поторапливался. Как только все было погружено и двое американских ученых перешли на борт, "Дельфин" направился к острову Лао.

Через три дня на горизонте появилась уже знакомая мрачная скала. На судне шла утренняя приборка. Матросы поливали палубу из шланга и ожесточенно драили швабрами: Боцман в эти дни был придирчив, как никогда. Особенно он следил за чистотой и порядком — ведь на судне американские гости.

На палубу вышел начальник экспедиции и с ним американцы.

Профессор Джон Марч, гидробиолог с мировым именем, оказался шумливым, веселым толстяком. В свободное время он сыпал анекдотами и прибаутками, но в работу "уходил" настолько, что даже забывал про еду. А хорошо покушать профессор любил. В отличном настроении после вкусного и плотного завтрака он, жестикулируя и смеясь, рассказывал что-то веселое.

12
{"b":"228702","o":1}