ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За американским профессором, как тень, следовал его ассистент и секретарь Гарри Керн, спортивного вида молодой человек с непропорционально маленькой головой и острым птичьим носом. Предупредительный и сдержанный в присутствии своего шефа и руководителей экспедиции, он с остальными вел себя довольно развязно. На ломаном русском языке заговаривал с женщинами, угощал матросов скверными сигаретами и старался показать себя этаким "рубахой-парнем".

Аллан Рид вышел на палубу на рассвете. Ему не спалось. Облокотившись на поручни, он разглядывал полосу бурунов, опоясывающую остров. Где-то там, около барьерного рифа, лежит на дне его "Пегги".

Не очень общительный по характеру, капитан Рид со времени гибели яхты и вовсе замкнулся в себе. На это были причины. Перенесенное нервное потрясение и беспокойство за исход предстоящего расследования в Штатах не способствовали улучшению его настроения."

Одному дьяволу известно, чем кончится эта история! Во всяком случае, ничего хорошего ожидать нельзя", — невесело думал он. Да и до хорошего ли тут! Ему, столько лет водившему суда, теперь приходится сидеть сложа руки на иностранном теплоходе и ждать, когда предложат рюмку рома.

— Тьфу! — сплюнул он за борт и сморщился, как от зубной боли.

Рид явно был "не в своей тарелке", словно устрица, вытащенная из раковины. Слов нет, его тут никто не унижает. Наоборот, все относятся предупредительно, с сочувствием. Советский капитан предоставил ему одну из лучших кают. А на кой черт это сочувствие! Для него оно хуже унижения. Рид тяжело вздохнул. "Да, капитан, потерявший судно, что бездомный пес. Он и жалок, и никому не нужен".

Не успел "Дельфин" подойти к рифу, как от острова отвалила шлюпка.

— Плывут, — с облегчением проговорил профессор Гардин. Теперь у него словно гора с плеч свалилась.

Приняв на борт "островитян", Аго Саар подвел судно к предполагаемому месту гибели американской яхты и распорядился бросить якорь. Ученые и моряки горячо приветствовали благополучно возвратившихся молодых людей. Было видно, что "робинзонада" пошла им на пользу. Все трое загорели до черноты, выглядели бодрыми и окрепшими. Они собрали коллекцию обитателей подводного мира и невдалеке от рифа обнаружили большую впадину, не обозначенную на картах. Никаких следов людей и погибшей яхты найти не удалось.

— Ну что ж, — подвел итоги сообщению Гардин. — Теперь на острове и в прибрежных водах искать нечего.

Вечером, на совете, было решено попытаться найти затонувшую яхту, а затем — обследовать впадину.

Большие надежды возлагали ученые на аппаратуру, названную "Посейдон". Специальный прибор, заключенный в шарообразный корпус, диаметром около метра, можно было опускать на большие глубины. Цветное изображение всего "увиденного" прибором передавалось на экран, сделанный в виде полой сферы. Внутри экрана могли размещаться три наблюдателя и специалист, управляющий аппаратурой. Для них создавалась полная иллюзия погружения в глубины океана. По сути дела, это был телевизионный комплект со сферическим обзором, но от цветного телевизора он отличался тем, что и при ярком свете, и в абсолютной темноте, в прозрачной воде и в замутненной до полной потери видимости, изображение на экране получалось одинаково четким и сохраняло естественную окраску. По желанию, можно было переходить на прием обыкновенного цветного телеизображения. Управление подъемом прибора могло производиться как с палубы судна, так и изнутри сферического экрана.

Прослышав о работах по монтажу "Посейдона", ассистент американского профессора Гарри Керн предложил свои услуги. Он раньше изучал радиотехнику и надеялся быть полезным русским друзьям.

Однако инженер Смирнов вежливо, но решительно отклонил это предложение. Он, конечно, очень благодарен, но стоит ли мистеру Керну затруднять себя несвойственной ему работой. В команде судна есть достаточно специалистов, чтобы успеть все сделать вовремя.

На следующее утро столующимся в кают-компании пришлось потесниться. Почти треть помещения занимал большой, едва не упирающийся в потолок, шар. Сборка "Посейдона" была окончена.

Глава 15

Перед началом подводных работ Гардин удивил Аго Саара необычным распоряжением. Профессору зачем-то понадобилось, чтобы для всех людей, находящихся на судне, были срочно изготовлены легкие сетчатые колпаки, такие, которыми можно было бы укрыть голову до самых плеч.

Капитан с недоумением пожал плечами, но расспрашивать, зачем это нужно, не стал. Очевидно, профессор велел изготовить колпаки не для защиты от комаров, которых здесь, кстати, нет. Назначение их он объяснит, когда сочтет нужным.

Вызвав судового механика, Аго Саар поручил ему выполнить задание профессора.

— Не кажется ли вам, Аго Карлович, что мистера Рида спасло ведро, случайно оказавшееся у него на голове? — неожиданно спросил Гардин.

Капитан приподнял брови.

— Вы считаете, что оно сыграло роль защитного экрана?

— Вот именно! — воскликнул профессор. Он был восхищен догадливостью моряка. — Вероятно, на нервную систему людей действовало какое-то излучение. Помните, Рид говорил, что он задыхался перед тем, как потерять сознание.

— Значит, сетчатый колпак должен заменить в качестве головного убора менее удобное для этой цели ведро, — не без юмора заметил Аго Саар.

— Во всяком случае, предосторожность не будет излишней.

Капитан, в знак согласия, склонил голову.

Инженер Смирнов подошел к сферическому экрану и открыл люк.

— Прошу, — пригласил он. — Осторожнее! Проходите по этой решетке и садитесь в кресла.

Гардин, Марч и Саар по очереди протиснулись через узкое отверстие внутрь шарообразного сооружения и заняли места. Смирнов вошел последним. Закрыв люк изнутри, он сел за пульт управления. Хотя инженер был уверен, что аппаратура не подведет, он волновался: все-таки это первое пробное погружение, да еще в присутствии известного американского ученого.

Убедившись, что все готово, Смирнов пододвинул микрофон переговорного аппарата и скомандовал:

— Опустить датчик за борт!

— Есть опустить за борт! — ответил репродуктор голосом Олега Крылова.

Смирнов переключил управление спуском на себя.

— Внимание! Даю экран.

Лампочка внутреннего освещения погасла. По стенкам шара пробежали искры, экран засветился. Свечение становилось все ярче, ярче и вот над головой вспыхнуло солнце, вокруг заколыхались зеленые водяные валы, совсем рядом вырос высокий борт "Дельфина". Набежавшая волна разбилась о судно, брызги полетели прямо на зрителей.

Все выглядело так реально, что профессор Марч невольно зажмурился и прикрыл лицо рукой. Открыв глаза, он огляделся и увидел, что сидит как бы по пояс в воде. Вдали виднелся остров Лао с застывшими над ним нагромождениями кучевых облаков. Волны то и дело перехлестывали поверх головы, и тогда Марч погружался в зеленоватый туманный мир, только сбоку пламенела окрашенная суриком подводная часть судна.

Марч взглянул под ноги и невольно схватился за ручки кресла. Он висел над синей бездной. Расширенными от волнения глазами американский ученый взглянул на остальных. Гардин и Саар были не меньше его поражены открывшимся зрелищем, только Смирнов внимательно следил за показаниями приборов и время от времени что-то переключал на пульте управления.

— Начинаем погружение, — прозвучал в тишине его голос.

Марч посмотрел вверх. Там, из-за борта, высунулись головы моряков и ученых, потом все затянулось пляшущей зеркальной пленкой. Еще некоторое время Марч смотрел, как в пронизанном солнечными лучами верхнем слое воды пенились мириады золотистых пузырьков, затем стал наблюдать, что же делается вокруг. Из глубины показался хрустальный купол с роскошной бахромой жгучих щупальцев. Медуза проплывала рядом. Казалось, стоит протянуть руку и коснешься ее. Невдалеке, словно серебряные блески, промелькнули какие-то рыбки. Висящий над головой продолговатый корпус "Дельфина" становился все меньше и меньше. Вокруг разлился голубой полумрак, свет стал призрачным, как в лунную ночь. Силуэт крупной, похожей на торпеду, рыбы пронесся мимо и растаял в синеве океана.

13
{"b":"228702","o":1}