ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рон передал слова Орта по внутренней связи. Зажглись сигнальные огоньки, к посадке все были готовы. Передав последнее сообщение на родную планету, Орт надел гермошлем.

Видение сменилось.

Сверкая в черном небе вспышками пламени, звездолет быстро снижался на вздыбленную хребтами, рассеченную трещинами поверхность спутника Голубой планеты.

Повиснув на какое-то мгновение над горами, гигантская сигара в последний раз полыхнула белым огнем и тяжело рухнула на скалы.

Светлана невольно вскрикнула. Вспыхнул свет.

Рон снял полусферу с головы Орта. Тот сжал ладонями виски, совсем как человек, у которого сильно разболелась голова.

Крамов тронул за руку стоящую рядом Нэю.

— А где же еще двое, погибли?

— Сейчас они не живут. Но будут жить, — услышал он в ответ.

Глава 13

С трудом преодолев кручу, Светлана и Линдей выбрались из жерла вулкана. В огромной воронке не удалось найти никаких признаков жизни, даже простейшей, хотя в глубине кратера температура была близка к нулю.

Светлана села отдохнуть и залюбовалась ночным пейзажем. Висящий низко над горизонтом огромный диск Земли заливал голубым сиянием пики горных цирков, долину у подножья вулкана, скалистые громады хребта.

Было светло. В несколько раз светлее, чем лунной ночью на Земле.

— Там мы говорим — полнолунье. А здесь, наверное, полноземелье, проговорила Светлана, глядя на голубой диск.

— Как бы это ни называлось, но мне чертовски повезло, — ответил Линдей. Любоваться старушкой Землей в обществе такой прекрасной спутницы суждено далеко не каждому.

Светлана улыбнулась.

— Мистер Линдей, не забывайте, здесь все должно быть в шесть раз легче, даже комплименты.

— О, простите, совсем запамятовал! Могу я сесть рядом?

— О, пожалуйста! — в тон ему ответила Светлана.

Молодчина Линдей! Не успел как следует поправиться, а уже включился в работу. Без его помощи она не смогла бы обследовать столько кратеров, щелей, трещин. Но в последнее время Линдей начал откровенно за ней ухаживать, а это уже ни к чему. Нельзя сказать, чтобы он был неприятен. Линдей парень неплохой. Вот только мечты у него какие-то убогие: о ранчо где-нибудь в Кордильерах, о том, куда с большей прибылью вложить деньги… Впрочем, его трудно винить. У них, в Америке, все крутится вокруг доллара.

Светлана обернулась к Линдею и поймала на себе его пристальный взгляд. Линдей тут же отвел глаза.

— Мистер Линдей, можно задать вам откровенный вопрос?

— Сколько угодно! Только умоляю, называйте меня просто: Джим, и разрешите обращаться к вам по имени. Ведь мы теперь, можно сказать… — он замялся, немножко товарищи.

Ага, начинается, отметила про себя Светлана. Впрочем, пусть будет так. Ей тоже надоел преувеличенно-вежливый официальный тон.

— А слово "товарищ" вас не пугает? — не удержалась она.

Линдей порывисто встал.

— Мисс Маевская! Неужели вы считаете меня…

— Полно, Джим! — прервала Светлана. — Я не хотела вас обидеть. Сядьте и успокойтесь… Вот так…

— Пользуетесь тем, что я не могу на вас сердиться, Светлана. — Линдей вздохнул и повторил: — Светлана! Какое чудесное имя! Да, о чем вы хотели спросить?

— Джим, вы говорили, что мечтаете разбогатеть, устроить себе красивую жизнь…

— Не только себе, но и своей жене, когда она у меня будет, — поспешил вставить Линдей.

— Пусть и жене, — согласилась Светлана. — Что же вы понимаете под такой жизнью?

Линдей удивленно на нее взглянул.

— Светлана, деньги дают все! Когда их много, можно не отказывать себе ни в чем, быть независимым, располагать своим временем, как заблагорассудится. Богатство — это почет, положение в обществе…

Слушая его, Светлана заметила, как из грота вышел космонавт в оранжевом скафандре. Андрей! Он собирался лететь к "Метеору". Кто же его повезет? Наверное, Рон. Но вместо громадного энна на площадке появилась маленькая фигурка. Нэя! Это ее серебристый костюм. Опять она с ним!

Светлана почувствовала, как в ней все закипает. Она давно поняла, что любит Андрея. Интуиция подсказывала Светлане, что она тоже не безразлична Крамову. Он всегда к ней так внимателен, если не сказать больше… А теперь бог весть откуда появившаяся красотка разбивает все!

Крамов с Нэей подошли к летательному аппарату и сели в него. Аппарат взмыл.

— …Имея деньги, можно сделать жизнь сплошным праздником! — закончил Линдей.

Едва уловив смысл его слов, Светлана резко обернулась.

— А работа? Кто будет трудиться, если все захотят только праздновать? Или "красивая", как вы сказали, жизнь — привилегия избранных, остальные должны гнуть на них спину? Так, что ли?

Линдей отшатнулся. Что с ней? Раскраснелась, глаза блестят. Ничего не понимая, он пробормотал:

— Н-нет, почему же. Но ведь я сделал немало и вправе…

— Почивать на лаврах? Да? Вы, молодой, полный сил! Простите, Джим, но вы рассуждаете, как престарелый сибарит! Не завидую вашей будущей жене!

Светлана вскочила и бросилась бежать вниз, к гроту. Совершенно ошалелый, Линдей поспешил следом.

Вдали над хребтом, чуть поблескивала маленькая удаляющаяся точка.

Глава 14

Крамов перевел рычажок, аппарат подбросило вверх. Обратное движение — они уже стремительно падают. Нэя улыбнулась.

— Не надо так резко. — Плавным, чуть заметным движением она отрегулировала полет и нажала на одну из кнопок на щитке управления. — Пусть летит сам.

Аппарат мчался к "Метеору". Профессиональный летчик, Крамов был восхищен везделетом, как они окрестили летательный аппарат эннов. Идеально гладкий, каплевидной формы, он совершал подъем и спуск без малейшей затраты энергии двигателей. Его дно, сделанное из неизвестного на Земле сплава, было способно отталкиваться от обычной материи. Эта способность проявлялась тем сильнее, чем тверже оказывалось противостоящее вещество. Сила отталкивания регулировалась нейтрализующими заслонками. Открывая или прикрывая их, водитель мог совершать подъем, спуск или висение аппарата на любой высоте. Горизонтально везделет перемещался с помощью кормового и переднего тормозного двигателей.

За отрогами хребта открылась обширная равнина. Крамов взглянул на заложенную в планшет карту. Слева, на горизонте, возвышается кратер. Там лежит разбитый "Фалькон", а в недрах центральной горки они чуть не нашли свою гибель. Вспомнив смертельные объятия медуз, Крамов невольно вздрогнул. И чего это Светлану снова тянет туда! Неужели ей мало того, что пришлось испытать? Конечно, для науки очень важно узнать получше, что это за существа. Но, честное слово, он не имеет ни малейшего желания повторить все сначала.

Однако пора сориентироваться.

Замерив секстантом угол, Крамов нанёс на карту место звездолета.

— Зачем ты это делаешь? — спросила Нэя.

— Хочу проверить, правильно ли мы летим.

— Конечно, правильно.

— Откуда ты знаешь? Разве можно, не определив своего места, найти "Метеор" в этом хаосе гор и трещин!

— Нам не нужно искать. Когда летели к "Метеору" первый раз, Рон включил запоминающее устройство. Ты видел, я нажала вот эту кнопку. Теперь аппарат прилетит куда нужно сам… А вот и твой "Метеор"!

Заработал тормозной двигатель. Постепенно уменьшилась скорость. Везделет опустился на ровную площадку рядом с космическим кораблем.

Пока Крамов передавал на Землю сообщения о ходе работ Первой Лунной экспедиции, Нэя осмотрела "Метеор" и… разочаровалась. Такой аппарат на Энне мог иметь ценность только как древняя реликвия, память о первых шагах в покорении космоса.

Нэя не умела лицемерить. Когда Крамов освободился, она высказала свое мнение напрямик и посоветовала сделать в "Метеоре" кое-какие усовершенствования.

Хотя Крамов и был задет за живое, но спорить не стал. Ничего не поделаешь, права. А как во всем разбирается! Куда до нее любому нашему инженеру!

28
{"b":"228702","o":1}