ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да знаю я, – более миролюбиво произнесла Анна. – Вот задумываться стала, как похудеть.

– Знаю одну диету, – приблизилась к ней Людмила и дыхнула перегаром. – Пьешь много водки, много-много. И сажаешь печень, поджелудочную и потом худеешь до состояния скелета. Шучу!

– Нет уж! Спасибо! Я как-нибудь сама похудею, – ответила Анна.

– Выпьем! – примирительно сказала Мила, вздыхая. – Как же хорошо, что я вас встретила!

– Мы тоже рады, – ответила за двоих Лукреция с достаточно кислой физиономией.

– Короче говоря, я опустилась на самое дно, жила уже на какие-то подачки, жрала объедки. И уже думала, что таки встречу свой конец. Но тут встретился мне Володька Крапивин. Не помните такого? Он на два курса старше нас учился. Был в меня влюблен… – задумалась Мила.

– Да в тебя все влюблены были! – откликнулась Лукреция.

– Это точно! – согласилась Мила. – Но спала я все-таки не со всеми, а вот с ним состояла некоторое время в интимной связи. Он вышел на меня случайно, сразу же узнал и был первым человеком, кто не испугался меня, понимаете? Словно не видел всех изменений, произошедших со мной, словно я в его глазах оставалась все той же девушкой. Он вытащил меня из притона, привез в Москву, пролечил в специализированной частной клинике, – рассказывала Мила, нервно подергивая ногой.

– Лечение не пошло на пользу? – уточнила Лукреция, косясь на почти пустую бутылку.

– Я только пью и курю! Но зато больше никаких химических препаратов. Я чиста сейчас! А алкоголь… так не все сразу, может, и пить брошу! Кто знает? – предположила Мила, сама себе не веря.

– Так теперь ты с Вовой? – спросила Анна.

– С ума сошла? Вова давно и счастливо женат! Он просто помогает мне! Для меня было самым главным встать на ноги и выйти куда-то на работу! Это было мне необходимо! А кроме танцев я ведь ничего не умею.

– И куда же ты устроилась? – с интересом спросила Анна.

– Вова попросил своего знакомого Альфреда, чтобы меня взяли во второй состав ансамбля «Лукоморье». Тот, конечно, сопротивлялся, потому что я не подходила по возрасту, да и выгляжу… Там старшей девочке тридцать два, а мне уже тридцать шесть. Ну с помощью макияжа я лицо подправила, со сцены морщин не видно. Я не толстая, да и рост у меня соответствующий. Вы знаете, что там все девушки одного роста? Сто семьдесят пять! И ни сантиметром больше или меньше. Просто жесть!

– Это известный коллектив, – подала голос Лукреция.

– Еще бы! Иностранцы раздирают этот коллектив на части. Это – символ славянской женской красоты. И, самое главное, так эротично! Куда эротичнее обнаженного тела! А мы ведь все закрыты наглухо! Я сначала думала, что водить хоровод – это так просто, идешь себе и идешь! Я такие кульбиты умею выделывать, так что здесь-то уж раз плюнуть. Но оказалось, что водить хоровод гораздо сложнее, чем висеть на шесте, раздвинув ноги. Это – искусство! Все тело напряжено и работает! – В глазах Милы читалось возбуждение. Было очевидно, что она очень дорожит своим местом работы.

– Я верю тебе, – кивнула Анна.

– Прямая спина, шея вытянута и, самое главное, улыбка. Улыбка должна быть на лице всегда! Слава богу, я еще в Америке успела поставить искусственные зубы. А вот парик с длинной косой приходится носить.

– А у кого-то в ансамбле есть свои косы? – спросила Анна, чтобы хоть как-то поддержать разговор.

– Только у трех девочек. У многих волосы длинные, но то длина недостаточна, то коса слишком тонкая и приходится вплетать искусственные волосы… В общем, вы мне сейчас реально должны помочь, – внезапно закончила Мила.

Анюта с Лукрецией опешили.

– Мы сами тебя хотели попросить о помощи, – произнесла наконец Анна.

– Меня? Чем я-то могу помочь? – удивилась Мила.

– Деньгами.

– Издеваетесь? Я имела много денег, но все профукала! Если бы вы обратились раньше! Сейчас у меня неплохой оклад, но я помогаю матери, да и на себя много трачу. Массажи, маски, чтобы хоть немного вернуть былую форму. Мне надо максимально дольше продержаться в этом коллективе. Так что сбережений никаких нет, но тысяч пятьдесят могу дать. Что? Что у вас лица такие кислые? Этого недостаточно? А сколько вам надо?

– Полтора миллиона, – глухо ответила Анна.

– Сколько?! Да вы с ума сошли?! Нет, в былые времена у меня и бо2льшие суммы были… Я бы и рада помочь, но таких денег нет. А что случилось-то?

– Маме Лукреции надо операцию делать дорогостоящую, – пояснила Анна.

– Тогда понятно. Сочувствую. Нет, я могу у Вовы попросить, но он не даст, он боится, что я опять на наркоту подсяду. А если и даст, то немного, – задумалась Мила.

– Да выбрось из головы! Ты сама не в лучшем положении! – успокоила ее Лукреция. – Ты не обязана нам помогать.

– А вы? Вы поможете мне? – И Мила умоляюще посмотрела на подруг.

– А что надо делать? – спросила Анна.

– Тебе лично ничего. А вот Лукреция должна за меня водить хоровод.

– Что делать?! – хором спросили подруги.

– Да плевое дело! На один раз заменить меня в ансамбле. Да ерунда!

– Ты же только что рассказывала, как это сложно, – оторопела Лукреция.

– Я шутила. Вы не заметили, я же все время шучу!

– А когда? – спросила Лукреция.

– Послезавтра, – мило улыбнулась Людмила, сверкая белыми вставными зубами.

Глава 2

Кристиан Алексеевич Родионов был бизнесменом большого толка. Причем бизнес не перешел ему по наследству от богатого папаши, Кристиан Алексеевич сделал себя сам. Поставил цель и добился ее. Это был настоящий мужчина, у которого слова никогда не расходились с делом. Получив экономическое образование, он стал продюсером и успешно занимался этим делом, приумножая свои капиталы. Есть такие люди, у которых дар, а может, чутье, казалось бы, из ничего делать деньги. Кристиан Родионов был из их числа. Еще будучи студентом, он заработал первые миллионы и к сорока годам занимал одну из верхних строчек в списке самых богатых медиамагнатов. Кристиан Алексеевич владел сетью кинотеатров, студией звукозаписи, а также концертным залом и филармонией. Именно он первым организовал в России гастроли западных звезд первой величины и привез мегапопулярные мюзиклы. Его имя стало своеобразным брендом. Известнейшие продюсеры Запада предпочитали работать именно с Родионовым, доверяя и его фирме, и лично ему. Кристиан Алексеевич любил повторять одну известную фразу: сначала ты работаешь на репутацию, потом она на тебя.

Когда-то по молодости Родионов создал семью, но жена не выдержала его частых командировок и измен и подала на развод. От этого брака у Кристиана Алексеевича росла семнадцатилетняя дочь Алена. Она жила с матерью в Лондоне, но очень часто приезжала в гости отцу. Алена одинаково любила обоих родителей.

После развода Кристиан больше не женился, но одиночеством не страдал никогда. Богатый мужчина не может быть одиноким, это уже априори по нашей жизни. Любой старый мужик с обвислым животом и слабостью по мужской части, имея деньги, может окружить себя молоденькими цыпочками, которые вдруг загораются к нему неземной страстью. Но Кристиан Родионов мало того что был богат, он был еще и красив, умен, с чувством юмора и безграничным обаянием. Вот такая ядерная смесь. Очень многие женщины хотели бы заполучить в мужья этого мужчину – высокого, спортивного телосложения, с легкой небритостью и притягательным взглядом. Но жениться Родионов больше категорически не хотел. Женщин он любил, опыт по этой части имел колоссальный и периодически заводил легкие романы с красивыми женщинами. Но не более того. Вообще, Родионов даже не представлял, какой должна быть женщина, чтобы смогла поглотить его внимание целиком и надолго. Да и некогда ему было размышлять о всяких глупостях, работа отнимала почти все силы. А если выдавалась свободная минутка, Кристиан Алексеевич любил улететь куда-нибудь на острова на личном самолете и понежиться на пляже.

Желающих ходить у него в друзьях тоже было предостаточно. Лоснящиеся лица, заискивающие взгляды… Но Родионов все прекрасно понимал. Дружбу он водил только с людьми, проверенными временем, то есть с теми, кто его знал и любил, когда он еще не был миллионером. Одним из таких друзей был Егор Кузнецов. Они когда-то вместе учились в институте, Егор на режиссерском факультете, Кристиан на экономическом. Правда, хватки к бизнесу у Егора не было абсолютно. Мало того, он все время попадал в какие-то неприятные ситуации. То на него кто-то наезжал, то кто-то о чем-то просил, а Егор не мог отказать. И вот когда он попадал в очередную неприятность, Кристиан его и вытаскивал. А как иначе? Ведь Егор был его лучшим другом. Егор тоже не оставался в долгу. Однажды Кристиан попал в автомобильную аварию и несколько дней провел в коме. Так Егор дневал и ночевал в больнице и, обеспокоенный тяжелым состоянием друга, готов был отдать свою почку, или кусок печени, или что еще могло бы понадобиться, чем безумно нервировал врачей.

5
{"b":"228707","o":1}