ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чего вы всё лезете с этими органами? Вы прямо словно на рынке! Возьмите, возьмите! У вас что, лишнее, что ли?

– Так, может, Кристиану потребуется. Свое-то у него все разбито и не функционирует, наверное? – не унимался Егор.

– Да успокойтесь вы! Все органы у него функционируют нормально! Вот с головой проблемы! Голову свою отдадите для пересадки? – спросил врач у волнующегося Егора.

– Нет, голову не отдам, – задумавшись, ответил Егор. – Кристиан точно будет против этой идеи. Ходить с моей головой, да вы что? Он – гений, а я – лопух! Он лучше умрет!

В настоящий момент Егор Юрьевич Кузнецов работал директором небольшого театра современного искусства в центре Москвы. Театр как театр – сцена, маленький, но уютный зал, буфет… Но работали в нем не профессиональные актеры, а любители. Спектакли ставили тоже сами. Прибыль фактически была равна нулю, но Егор, будучи энтузиастом, не мог отказаться от своей труппы. Он был очень добрым человеком по натуре и считал, что любой человек имеет право на творческую самореализацию. В театральные институты поступить трудно. Там конкурсы по нескольку сот человек на одно место, и очень много талантливых людей остаются «за бортом». Всегда прорываются те, кто имеет богатых спонсоров, или блатные дети актеров, да и человеческий фактор не надо сбрасывать со счетов. Абитуриент может перенервничать и не показаться комиссии. Да и сами члены комиссии – люди, а не волшебники, тоже могут просмотреть талант. А сколько тех, кто и не пробует поступать, зная, что это бесполезно. Но душу-то не обманешь, все равно тянет на сцену. Вот такие «актеры» и приходили в театр Егора, разные и по возрасту, и по социальному статусу. Но на сцене перед лицом искусства все были равны. Егор не терпел снобизма и чванства. Все роли распределялись по способностям и видению режиссера, которым являлся Егор Кузнецов. Он свое детище никому не мог доверить. Не согласные с его взглядами в театре не уживались.

Чтобы хоть как-то выжить, сцену довольно часто сдавали в аренду гастролирующим труппам, а также для проведения разного рода конкурсов и смотров самодеятельности.

* * *

Ранним ноябрьским утром Егор приехал на городскую квартиру друга. Родионов занимал целый этаж в современном небоскребе, но жил там нечасто, предпочитая загородный дом.

Кристиан открыл дверь по пояс голый, в черных шелковых пижамных брюках. Волосы его были растрепаны, красивое лицо несколько помято, ко лбу Кристиан прикладывал запотевшую от холода бутылку мартини.

– Ого! – округлил глаза Егор. – Обычно в это время ты уже выбрит, гладко причесан и спешишь на работу.

– Обычно, но не сегодня. Вчерашний юбилей главного бухгалтера вылился просто в какую-то попойку. Чувствую себя отвратительно, – ответил Родионов.

– Так ты и выглядишь соответствующе, – кивнул Егор, проходя в апартаменты друга.

Квартира Родионова представляла собой около трехсот метров открытого пространства, поделенного на зоны: кухня, столовая, спальня, кабинет и гостиная. Стены все были кипельно-белые, мебель – черная, рельефный многоуровневый свет и огромные окна во всю стену, дающие ощущение полета в звездное небо.

Егор прошел в гостиную и уселся на диван. На журнальном столике он заметил слегка заветренные яства.

– Я смотрю, ты и дома продолжил? – поинтересовался Егор.

– Да, черт бы меня побрал… – Кристиан присел рядом с другом, не отнимая бутылки от головы.

В это время из ванной вышла абсолютно голая молодая девушка. Совершенно не стесняясь Егора, она прошла в спальню, сверкая своими прелестями. А посмотреть там было на что. У Егора даже рот открылся от изумления.

Через несколько минут девушка появилась вновь, но уже одетая. В руках она держала норковый полушубок.

– Дорогой, я пойду? – промурлыкала она.

– Да, иди… – ответил Кристиан, на самом деле мучительно пытаясь вспомнить имя девушки.

– Деньги там… в тумбочке, – кивнул он, и тут же получил пощечину.

– Я не проститутка! – разъярилась красотка. – Идиот! Ничего не помнишь? Сам же за мной ухаживал весь вечер!

И она гордо прошествовала мимо друзей, громко хлопнув дверью.

– Дела… – протянул Егор, косясь на друга.

Кристиан сидел и задумчиво потирал покрасневшую щеку.

– Черт! Это же… Не помню, как зовут, но она у меня в отделе кадров работает. Я ее, видимо, вчера после корпоратива привез. Черт! Как нехорошо получилось!

– А ты ее проституткой назвал! Завязывал бы ты со своими бабами, – засмеялся Егор.

– Как можно без женщин? Считаю, что совсем нельзя.

– По тебе заметно.

– А женщинам нечего обижаться на то, что их называют проститутками. Они и есть все проститутки, просто у каждой своя цена, – усмехнулся Кристиан.

– С такими взглядами тебе лучше оставаться одному и не делать больше ни одну женщину несчастной, – посоветовал ему Егор.

– Так я так и делаю! Не женатый, богатый, красивый… – заулыбался Кристиан.

– Бесстыжий и наглый, – добавил Егор.

– Есть такое… На том и стоим! На том и держимся! – вздохнул Кристиан, открывая бутылку мартини. – Выпьешь?

– Я за рулем.

– Понятно. А я сегодня на работу не пойду! Возьму отгул. Имею полное право! В конце концов сам себе начальник, – решил Кристиан. – Старею, друг, уже не могу так быстро восстановиться с утра.

– Да форма у тебя еще ничего, – скользнул взглядом по его спортивному торсу Егор.

– Извини, сейчас оденусь. А ты зачем пришел? – спросил Кристиан.

– Все-таки поинтересовался, что надо другу! А я уж думал, что и не спросишь! – воскликнул Егор.

– Да я плохо соображаю… Конечно, я тебя выслушаю и помогу, чем смогу. Тебе деньги нужны?

Егор даже в ладоши хлопнул.

– Да ты повернулся уже на своих деньгах! Я же тебе когда еще говорил, что в твоих деньгах не нуждаюсь! Худо-бедно сам существую. Не всем же быть миллионерами, это было бы очень скучно! – ответил Егор.

– Уборка номеров! – раздался от дверей бодрый женский голос.

– А, Зина! – откликнулся Кристиан. – Все шутишь? Проходи, проходи. Здесь есть что убрать.

Зинаида была домработницей Родионова и каждые три дня приходила убирать его апартаменты. Иногда она ему и готовила, но не часто, потому что питался Кристиан в основном в ресторанах.

– Здрасте, Егор Юрьевич! – кивнула Зина Кузнецову и оглядела беспорядок в квартире. – Ого!

– Двойная цена! – крикнул Кристиан.

– Да Боже упаси! Вы и так мне достаточно платите. Смотрю, у вас опять бурная ночь была, – вздохнула домработница и приступила к уборке.

– Никому покоя не дает моя личная жизнь, – наклонился к другу Кристиан. – Я сейчас приму душ, а потом мы попьем кофейку и ты расскажешь, что хотел.

– Идет, – согласился Егор.

Через некоторое время Егор с Кристианом сидели в столовой и пили кофе. Зинаида в микроволновке разогрела им пирожки. Кристиан от еды отказался наотрез, а вот Егор съел пару штук.

– Спасибо! Вкуснотища!

– На здоровье, сынок, – ответила Зинаида и оставила друзей наедине.

– Ну, так что за дело у тебя? – повернулся Родионов к Егору.

– Ко мне обратился мой друг Вовка Крапивин, менеджер ансамбля «Лукоморье»… Ты его знаешь?

– Возможно, слышал, даже когда-то видел, – ответил Кристиан, – но, конечно, не помню…

– У него какие-то трения с директором этого ансамбля. И «Лукоморье» вроде как распадается.

– Чего так? – выпустил сигаретный дым Кристиан.

– Раздел бизнеса, обычное дело.

– «Лукоморье» – раскрученный бренд, – отметил Кристиан. – Я не занимался никогда организацией их гастролей. Они едут по линии государства, но гастроли у них на пять лет вперед распланированы. Зачем им распадаться?

– А в самом ансамбле серьезный конфликт назрел, вот Вова и воспользовался ситуацией. Девушек очень много, на три состава хватит. В первый состав совершенно невозможно попасть, а ведь именно он и ездит по заграничным гастролям, получает деньги по западным меркам, а другие девочки репетируют, получают жалкую зарплату и ждут, ждут, ждут… И очень многие, не дождавшись, вылетают на пенсию. Получается, всю жизнь ждали своего звездного часа, и все зря. Поднялась буча…

6
{"b":"228707","o":1}