ЛитМир - Электронная Библиотека

– А в основной состав берут по блату? – уточнил Кристиан.

– Догадливый.

– Так я пуд соли в шоу-бизнесе съел. И миллион раз выслушивал предложения неземного секса только ради того, чтобы пролезть туда, – улыбнулся Кристиан.

– Признайся, пользовался? – спросил Егор.

– А ты как думаешь? – в свою очередь спросил Кристиан, постепенно начиная приходить в себя.

– Боюсь даже подумать, – развел руками Егор.

– Поначалу бывало. Пара певичек поют с моей подачи, а потом я разочаровался в этой грязи и решил больше не смешивать работу и постель, – ответил Кристиан.

– Ага, и поэтому сегодня ночь провел с кадровичкой с внешностью суперзвезды? – хитро прищурил глаза Егор.

– А… ты про это, так и на старуху бывает проруха, это я спьяну. Но ты не думай, что она невинная овечка, та еще штучка. Я ее не насиловал.

– Откуда знаешь? – спросил Егор.

– Память восстанавливается постепенно. Эта детка призналась мне, что специально устроилась в мою фирму, чтобы рано или поздно соблазнить меня и прыгнуть ко мне в постель, чтобы чего-то добиться в шоу-бизнесе. Меня рассматривают только как стартовую площадку для своих дальнейших продвижений. А внешность у нее не кадровички, ты правильно заметил.

– Ты тоску не нагоняй! Уж я-то знаю, сколько желающих за тебя замуж выскочить, – с некоторой завистью отметил Егор.

– Хватит обо мне! Что там с дележкой бизнеса? Я тут при чем? Поговорить с кем надо?

– Не в этом дело… Мой друг отделился с частью девушек.

– Которые боятся не дождаться перехода в основной состав? – уточнил Кристиан, давая понять, что следит за нитью разговора, несмотря на головную боль.

– Вот именно! Конечно, бренд «Лукоморье» останется у директора, Вовке Крапивину с нуля придется раскручивать название.

– И как он хочет назваться? «Дубинушка»? – хохотнул Кристиан.

– Почти угадал. «Рябинушка», – ответил Егор.

– Насчет танцев он париться не будет. Думаю, будет все то же самое, – предположил Кристиан.

– Ну и нюх у тебя! Конечно! Вова так все и планирует. Главное – называться по-другому. А уж что танцевать будут, никого не касается.

– И я при чем?

– Ради меня посмотри коллектив и устрой им гастрольный тур по Европе. Так сказать, для первичной раскрутки. Все же заказывают «Лукоморье», а «Рябинушке» еще предстоит заработать своего зрителя, – пояснил Егор. – Вовка человек толковый, только вот помочь ему надо….

– Хитрый ход, ничего не скажешь. То есть там собрались второсортные танцовщицы, которые хотят такой же славы и почестей, как первый состав «Лукоморья»? – нахмурился Кристиан.

– Да что ты! Абсолютно одинаковые танцовщицы! Поэтому и обидно им! Они, может, даже и лучше, потому что стараются, все время тренируются, держат себя в форме. А выступающие уже зажрались и обнаглели. Да я и не предлагаю тебе «кота в мешке». Меньше всего на свете я хочу тебя подставить и нанести урон твоей репутации.

– Да! Все знают, что если я рекомендую артиста, значит, он безупречен в работе, – кивнул Кристиан.

– Поэтому я тебя и приглашаю на просмотр программы «Рябинушка», а там уж ты сам решишь, рекомендовать их или нет, – сказал Егор.

– И с твоей стороны точно давления не будет? Если они мне не понравятся? – прищурился Кристиан.

– Нет, конечно! Но я Вовке доверяю. Если он за своих танцовщиц ручается, значит, так оно и есть.

– Сам-то он придет? – спросил Кристиан, допивая кофе.

– Нет, он будет сильно волноваться. Но потом, если ты одобришь, я вас познакомлю, и мы это дело отпразднуем.

– А когда мне предстоит оценить это сногсшибательное действо? – спросил Кристиан.

– Сегодня, – осторожно ответил Егор.

– Только не это, – поморщился Родионов.

– Друг, крепись! Хоровод готов! – не унимался Егор.

– Егор, какой хоровод?! У меня и так голова кружится! Меня вырвет на этот хоровод! Тем более сегодня!

– Кристиан, сегодня или никогда!

– Уважьте друга, – буркнула Зинаида, появившаяся в столовой как из-под земли.

– Зина, свари еще кофе, – вздохнул Кристиан, закуривая вторую сигарету.

– Я могу и тебя заинтересовать кое-чем, подбросить, так сказать, конфетку, – обрадовался Егор, что Кристиан согласился выполнить его просьбу.

– Это чем же? – спросил Кристиан.

– Тем, что ты любишь, – бабами.

– О господи! Чем ты меня можешь заинтересовать в этом вопросе? – удивился Родионов.

– Думаешь, что все видел и знаешь? – смеялся Егор.

– Не думаю, а знаю! Уж чем-чем, а бабами ты меня не удивишь, – хмыкнул Кристиан, косясь на домработницу.

– Какое бесстыдство, – отметила Зинаида.

– Вот только если ты, Зина… Пойдешь за меня! А то ведь зарасту в грязи, – предложил Кристиан и рассмеялся.

– Вы еще и похабник! – покачала она головой, хотя было видно, что пожилая женщина не сердится. – Вот если бы мне скинуть годков тридцать, я бы тебе показала! Хотя с твоими аппетитами все сорок скидывать надо! Мы же девочек из детского сада скоро водить будем.

– Зинаида, ты в любом возрасте хороша! А девочек я не цепляю, они сами ко мне в постель прыгают! – ответил Кристиан.

– Просто лягушки, не женщины! – фыркнул Егор. – Но красивые лягушки.

– Не жабы, это точно! Зина, кофе кофием, но налей-ка мне еще сухого мартини, чтобы в себя прийти. Раз мне предстоит какая-то неземная встреча!

– Так ты трезвым должен быть, а не пьяным, – уточнил Егор.

– У него с женщинами по пьяни всегда лучше получается! Это чтобы красивыми лягушками казались, а не жабами! – гордо сказала Зинаида и удалилась с кухни, со стуком поставив перед Кристианом начатую бутылку мартини. Без бокала и безо льда…

– Крутая у тебя домработница! – оценил Егор, когда она ушла.

– Зина – человек! Я к ней привык. Справедливая женщина! Рассказывай, чем хотел меня удивить.

– А… заинтересовался! – засмеялся Егор.

– Конечно! Нагнал интриги!

– Володька Крапивин бабник не меньше твоего.

– Я не бабник! – возмутился Кристиан.

– Не спорь с лучшим другом и Зинаидой. Если мы говорим, что бабник, значит, бабник. Мы тебя лучше видим со стороны.

– Я – ищущий, – ответил Кристиан, наливая себе немного мартини.

– Ты зажравшийся и заискавшийся, – поправил Кристиана друг. – Такой же, как Вовка. Баб у него было немерено. Женат официально сейчас третий раз, но как выпьет, сразу же начинает рассказывать о какой-то Милочке. Просто все уши прожужжал. Мол, сколько женщин было, а лучше нее не встретил! Ну, ты понимаешь, что мужики имеют в виду, когда так говорят, что в сексе ей равных нет. Что, мол, творит, что творит!

– Скорее, вытворяет! – засмеялся Кристиан.

– А ты не смейся! Этому есть объяснение. Во-первых, танцовщица с потрясающим владением своего тела! Во-вторых, бешеный темперамент, в-третьих, женщина очень любит секс, и это главное! Она не отлеживается, а ловит кайф и из мужика душу достает!

– Звучит страшно, – откинул темную прядь со лба Кристиан.

– У этой Милы было огромное количество мужиков, просто огромное! Она состояла в любовных отношениях с очень известными мужчинами, – продолжил Егор.

– Профессионалка высокого класса, и что с того? Сразу скажу, такие женщины на любителя. – Кристиан напустил на себя безразличный вид.

– На любителя с деньгами!

– Деньги у меня есть, но таких женщин я…

– Боишься? – прищурил глаза Егор.

– Я никого не боюсь. А такими женщинами брезгую. Это правда, – сказал Кристиан.

– Так, значит, я зря тебе рассказал про нее? – опечалился Егор. – Я заинтересовать хотел. Такой экземпляр. Правда, Вова сказал, что от былой красоты и следа не осталось…

– Чего так? – вскинул брови Кристиан. – Хотя при таком образе жизни… Это, мой друг, называется – потасканность.

– Алкоголь, наркотики… – развел руками Егор.

– Понятно. Еще и допинг для «бешеного темперамента».

– Но Вова говорит, что он до сих пор хочет ее, что она сексуальна и что он готов на все ради Милы. Короче, он сделал ее солисткой «Рябинушки».

7
{"b":"228707","o":1}